Уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Павел Астахов рассказал изданию Украина.Ру о том, какие действия предпринимает Россия, чтобы помочь детям Донбасса, пострадавшим от действий киевских властей

Новости Севастополя— Господин Астахов, я на днях брал интервью у одного из руководителей Донецка Ивана Приходько. Он сообщил мне, что МИД ДНР разрабатывает программу оздоровления 15 тысячи донецких детей в лагерях Краснодарского края и Абхазии.

— Действительно, по этому вопросу уже обращались. Ситуацию, связанную с отдыхом детей, мы обсуждали с разными людьми, в том числе и с уполномоченным по правам ребенка ДНР Яной Чепиковой. Лето началось, и детям необходимо отдохнуть. Отдохнуть от войны, которая, по сути, не прекращается.

Мы договорились, что помощь в организации отдыха будет. Мы в основном стараемся привлекать для реализации этих планов внебюджетные средства со своими верными помощниками, с внебюджетными организациями, которые и так занимаются такой помощью. Это наша ассоциация уполномоченных по правам ребенка в России, это муниципальный «Щит Москвы». Теперь вместе с нами активно работает «Союз добровольцев России» Яны Лантратовой.

Мы договорились, что будем помогать. Часть детей из Донбасса уже отдыхает. Например, Брянская область приняла сейчас 50 человек. До этого Липецкая область принимала 100 человек. А перед этим Наталья Поклонская — в Крыму. И этот процесс идет. Этот опыт уже есть.

Есть особенности у этого отдыха. Они заключаются в том, что детей можно перевозить только наземным транспортом — на автобусах. Потому что по-другому никак. Аэропорты разрушены. С железнодорожного вокзала тоже не отправишь. Поэтому расстояние перемещения детей должно быть в пределах 6-8 часов, а это значит, что они могут разместиться только в приграничных регионах России. И первое, что мы сделали, мы через наших уполномоченных по правам ребёнка, как и в прошлом году, и руководителей исполнительных властей регионов — местных губернаторов — попросили посмотреть, какие есть дополнительные возможности.

За последние пять лет очень много сделано в плане летнего отдыха. У нас количество детей, отдохнувших за год, увеличивается. Я помню в 2010 году, когда я только начинал работать, у нас за год в лагерях отдохнуло 4 миллиона российских детей, а сейчас 7-8, а на этот год чуть ли не 9 миллионов запланировано.

Так что возможности такие есть. Это первое. Второе направление, которое мы обсуждали с представителями ДНР и с нашими общественниками, это помощь в восстановлении лагерей в Донецкой Народной республике. На их территории, на самом деле, есть неплохие базы и места отдыха для детей. Не все они разрушены войной. Мы можем помочь с мебелью, с посудой, с продуктами, с постельными принадлежностями. Сейчас мы собираем списки этих нужд и через МЧС России, через гуманитарные конвои попробуем им помочь. Донецкие дети хотя бы одну смену смогут отдохнуть на территории ДНР в августе. Если сейчас всю эту систему восстановить, то, глядишь, на следующий год они сами своих детей смогут обеспечивать детским отдыхом.

Так что общими усилиями мы поможем разрешить эту ситуацию. У нас был случай, когда один меценат обратился к нам с предложением вывезти 10 детей-инвалидов на отдых на Канары. Причем, инвалидов-колясочников. Я передал это предложение представителям ДНР, чтобы они рассмотрели, как это все сделать. Может, это сейчас будет десять детей, и потом еще десять. Может, это программа будет какая-то. Нужно, чтобы они работали напрямую. Что интересно, это человек из Германии, а не из России. Так что общими усилиями мы поможем ребятам отдохнуть.

Новости Севастополя

— Есть ли у вас данные об усыновлении детей из Донбасса российскими семьями?

— Таких данных у нас нет по одной простой причине: такая задача не ставилась. Это не просто сделать в сегодняшних условиях. Мы говорили, что на нашей территории находятся около тысячи таких детей, но в основном они находятся в составе семейных детских домов, которые выехали на территорию России. По документам они граждане Украины. Весь вопрос в том, что чтобы усыновить ребенка, даже если он с Юго-Восточной части Украины, необходимо получить решение. А такое решение для граждан Российской Федерации можно получить в особом порядке в соответствии с Минской конвенцией по усыновлению, которую признают Россия, Белоруссия и Украина. Но Украина не дает нам согласия на усыновление таких детей. А ДНР и ЛНР не настолько оформили свою государственность, чтобы издавать свои документы. Так что существует техническая проблема.

— Беженцы из Донбасса могут отправлять своих детей в детские сады и школы России?

— Этот вопрос был решен положительно еще летом прошлого года. Этот вопрос лично я ставил и перед Министерством образования и науки, и председателем правительства. Были приняты правильные решения. У нас все, кто должен был пойти в школы и детские учреждения, туда пошли. Даже несколько десятков детей поступили в российские ВУЗы. Все эти решения были приняты приказом Минобразования. Их всех зачислили, даже несмотря на очереди в соответствующих регионах и муниципалитетах. Эту программу просто мы начали готовить еще в мае 2014 года, понимая, что 1 сентября будет проблема, связанная с устройством детей беженцев на обучение в школы. Насколько я помню, порядка 120 тысяч детей пошли тогда в школы и детские сады.

— Есть ли у вас данные о нарушении прав детей на Украине и в Донбассе?

— Я буду опираться не на данные своего ведомства, а на данные комитета по правам ребенка ООН и на доклад, опубликованный ЮНИСЕФ, который считает, что около 2 миллионов детей пострадало на Украине от этого конфликта. В это число входят все дети, которые вынуждены были уехать, потеряли возможность получать медицинскую помощь и образование, отдыхать. Это в определенном смысле гуманитарная катастрофа. Около двухсот детей погибли во время боевых действий. И до сих пор обстрелы, в том числе и детских учреждений, продолжаются. По Луганску, по-моему, было около 200 учреждений разного толка, образовательных и медицинских, которые подверглись обстрелам.

Пострадавшими в этом конфликте в первую очередь стали дети. Я уже не говорю о тех случаях, которые облетели весь мир — тот же Ваня Воронов, который находится до сих пор в московской клинике.

Мы взяли над ним шефство — назначили ему пожизненную пенсию. Он будет ее получать от нашей Ассоциации по правам ребенка. Ваня находится в тяжелейшем состоянии. Мы сейчас решали вопрос, чтобы он пошел учиться в интернат N44 в сентябре. Он сейчас в России, и мы опекаем его.

Беседовал автор «Украина.Ру» Александр Чаленко