А город устал от топота ног пикетов и манифестаций…

опубликовал (а) -
0 138

Легкий свежий ветерок,  дующий от Графской пристани ласкает лицо.

Голуби у пьедестала Нахимова неспешно патрулируют среди гуляющих севастопольцев.

Солнечно.

Любимый город греется в солнечных лучах, наконец то несвойственный по прохладе июнь, уступил место своему брату и наступила почти что жара.

Девушки щебечут пробегая в сторону катеров, в порту тихо и почти безлюдно.

От «ракушки» потянулся строй матросиков.

Мирно.

Уютно.

Но что-то не дает поверить в безоблачность этого дня.

Где-то в воздухе потрескиванием разряда тока, неслышно поет граммофон «утомленное солнце, нежно с морем прощалось..»

Никита Михалков, «утомленные солнцем», безмятежность и драма.

Все это повисло над милым сердцу Севастополем.

Еще несколько дней и на этой мостовой может быть написана новая страница истории города?

Сколько видела площадь Нахимова на своем веку?

Память.

Опыт отцов, утраченный нами.

Мудрость которую легко недооценить когда тебе еще двадцать, и так нелегко обрести. спохватившись еще двадцать лет спустя.

Белый, стройный, романтичный. Севастополь, ты город офицер. Я говорю с тобою, я слышу твою усталость от дешевого фарса мирных пикетов и манифестаций под чистым небом Отчизны.

Досада.

Мы дети твои, Севастополь.

Не печалься, мы будем ровняться на твою офицерскую честь.

Мы вспомним.

Осознаем.

Офицер закурил неподалеку от меня.

Лет сорока пяти.

Седой.

Глаза улыбнулись.

Щелкая сандаликами по площади стремглав бежит к нему дочурка, — «Папочка!!!»

Корабли в бухте.

Тихо.

Мы победили?

Пора залечить раны.

Раны в сердцах и умах.

Раны в душе нашего великого города.

Мирного неба и любви в каждом доме, дорогие мои севастопольцы.

И тебе легендарный мой город — офицер.

Петр Белик.

Суббота.