Севастопольские рассказы /Новости, 20 июля 2015/. С началом так называемого «высокого» курортного сезона снова поднялись волны разговоров о судьбе Крыма.

Заштормило, можно сказать.

Украинские эмиссары косяками спешат на полуостров, дабы потом умничать на публику про «ужасы аннексии», предъявляя в качестве неопровержимых доказательств снимки пустующих пляжей в каком-нибудь приморском поселке.

Путешествуют, полощут свои телеса в Черном море, принимают солнечные ванны в российском Крыму, отдыхают вовсю– и одновременно воют и ноют: все плохо, хуже некуда — дорого, продуктовый кризис, валютный кризис, в сервисе тоже кризис!!!

Отличная у эмиссаров работенка. Повезло некоторым несказанно.

Самые трудоспособные копатели кризиса умудряются рвануть в четыре утра на пляж Феодосии, Судака или даже Ялты. С фотоаппаратом, дабы не упустить момента, когда в море плещутся любители рассветных купаний.

Кусок пустого крымского пляжа стал для украинцев, похоже, единственным способом подсластить горечь от потери крымской территории, население которого еще и объявило, что не просто уходит, а – домой. Домой, в Россию.

В Киеве не думали, что бодрые речевки наци-патриотов «Москаляку – на гилляку!» и «Чемодан –вокзал – Россия!» воплотятся в реальный сценарий разрыва с оголтелыми «немоскалями».

Не думали они, когда во время майдана, 20 февраля 2014 года, вооруженные дубинами и автоматами «активисты» остановили в Черкасской области под Корсунем крымские автобусы и несколько часов издевались над людьми. 320 человек вдруг оказались лицом к лицу с озверевшей толпой нацистов.

Эту трагедию никто в Украине и не думает расследовать до сих пор. Она и трагедией-то для постмайданного режима не считается: свободные вооруженные «це европейцы» просто проучили «титушек» с полуострова. Пытали, заставляли есть стекло, прогоняли сквозь строй и избивали, приставляли к голове оружие, орали – дескать, ждите, скоро мы придем в Крым.

Видео «корсуньского погрома» и сегодня выглядит жутко.

Жгли автобусы. Только чудом не сожгли заживо людей.

Потом эту историю в  Украине скоренько постарались забыть. А ведь именно она и убийство на майдане сотрудников крымского «Беркута» показали крымчанам изнанку «революции достоинства», которую в Киеве пытались прикрыть всевозможными фиговыми листками.

Что хуже всего укладывается в головах демократов всех мастей – это процедура разрыва Крыма с Украиной, которая по настоящему была демократической.

Крики о дулах автоматов, под которыми Крым якобы шел голосовать 16 марта 2014 года, невыдержали испытания временем. Сейчас только наиболее дремучие персонажи или люди, находящиеся под дурманом американской демократии с свободы,  не понимают, что выбор крымчан был в пользу российского статуса полуострова. Свободный выбор.

Жители Крыма просто реализовали свое право на самоопределение. Ничего больше. Совершенно законным путем, в соответствие с нормами международного права и европейской демократии.

По иронии судьбы, к этому пути призывал сам Киев, вывешивая для всех  несогласных с майданоми его последствиями лозунг: «Чемодан – вокзал – Россия!»

А еще Крыму повезло в том, что в решающие для полуострова дни  местная власть не разбежалась и не легла на дно, а нашла в себе силы стать на защиту людей и провести референдум.

В Донбассе, к сожалению, такого не произошло. Власть частью струсила, частью решила отсидеться под «новым честным режимом», частью просто опоздала с принятием правильного решения, а результатом этого стала война.

И с Севастополем Крыму тоже повезло. И с базой Черноморского ВМФ России — тоже.

Совершенно немыслимо было даже представить взбесившуюся майданную орду, наводящую свои порядки на полуострове.

Какого-нибудь Саакашвили – в кресле крымского премьер-министра. На американской зарплате.

Охоту на «бытовых сепаратистов», которых в Крыму – 96 процентов.

Невозможно представить. Не выходит.

Сегодня даже от самых стойких сторонников майдана можно услышать – Крым имел-де право на самоопределение, это Россия присоединила его незаконно. Выбор крымчан уже не оспаривается.  Да и смешно спорить после социологии, показавшей, что 93 процента жителей Крыма одобряют присоединение к России и только 4 процента – нет.

Причем, опрос был проведен украинской маркетинговой компанией  GfK Ukraine в феврале 2015 года  для грантового проекта Free Crimea, который финансирует правительство Канады.

Да, Канаде есть большое дело до того, как Крым оторвать от России и присоединить снова кУкраине. Free Crimea, как следует из заявлений этой удивительной организации, участвует всоздании фундамента для «реинтеграции» Крыма.

Сюрреализм состоит еще и в том, что Канада в каждой провинции имеет свое законодательноесобрание и провинциальных премьер-министров, в стране два государственных языка. По сути –федерация, причем, с высочайшей степенью децентрализации. Однако, это не мешаетсвободолюбивым канадцам финансировать украинский проект, нацеленный на то, чтобы добывать(или фабриковать) доказательства несостоятельности самоопределения крымчан.

Дескать, никак нельзя было позволить случиться разводу с Украиной, настаивающей на одномгосударственном языке, даже если жители ее территорий говорят на другом.

Куда понятнее было бы, выделяй гранты проекту Free Crimea Польша или Эстония. Но канадское вэтом участие выглядит издевательством  над самими канадцами.

Free Crimea – настоящий свободный Крым – уже состоялся в марте 2014 года. Ничего болеесвободного уже придумать нельзя, как ни старайся.

Поезд ушел. С чемоданом и вокзалом.

Однако, ни итоги прошлогоднего референдума, ни социология украинских грантоедов ничуть несмущают: по их мнению, крымчане в 1991-м году голосовали и за сохранение СССР (87 процентов), и за независимость Украины (54 процента).

При этом скромно умалчивается, что в 1991-м было нарушено право Крымской АССР насобственный референдум. Поступи тогда Украина по букве закона, возможно, Крым был бы дома, вРоссии, уже в эпоху парада суверенитетов республик Союза.

За канадские деньги ушлые украинские НКО будут пытаться создать очередную альтернативнуюреальность, в которой крымчане с течением времени меняют мнение на противоположное. Как этоякобы случилось в 1991-м.

Фото пустующих пляжей – из этой самой серии.

Украина, все 23 года видевшая Крым только дойной коровой, теперь во все глаза следит за новойисторией полуострова.

Причем, особенности угла зрения таковы, что примет многолетней разрухи – за годы украинскойнезависимости Крым стал похож на квартиру, которую не ремонтировали и даже не убирали — любителям снимать пустые пляжи не видны. В объектив не попадают и приметы нынешнеговремени – такие, как «Артек» или симферопольский аэропорт.

Только кусочки пустых пляжей…

С каждым новым сезоном находить их будет все труднее.

Даже за канадские деньги.

Ева Меркурьева публицист, блогер