Михаил Ходорковский продолжает высказываться по поводу политических реалий в нашей стране. На этот раз его спросили про Алексея Навального, и насколько нынешний лидер «Демократической коалиции» является серьезной проблемой для российской политической системы.

По мнению Ходорковского — не является проблемой вообще. Бывший олигарх сказал в частности следующее: «За Алексеем, насколько я понимаю, не стоит никто, и не следует думать, что за каждым уверенным в себе человеком обязательно стоит персональный куратор из спецслужб. Навальный действительно выглядит непуганым. Может быть, потому, что по-настоящему его еще не пугали».

В первую очередь в этой фразе для нас важна общая семантика. Вот эти фразы и слова, вроде «непуганые», «за ним никто не стоит» и прочее. Себя, кстати Ходорковский в этом контексте упоминает, как вполне «пуганного» и опытного игрока, который «готов идти до конца», ведь «он жил в 90-ые». Тут еще нужно отметить, что Михаил Борисович был одним из тех, кто эти самые девяностые и устроил. Понятно, что не он один. Но роль его переоценить трудно.

И если несколько отойти от того, что такое большая политика сейчас, и вспомнить, чем политика была в то время, то снисхождение Ходорковского к Навальному — это не столько реплика опытного ветерана подковёрных дипломатических игр в Кремле по отношению к молодому несистемному оппозиционеру, сколько пренебрежение матерого олигарха из времен воровства миллиардов и заказных убийств к мелкому махинатору. То есть речь здесь не о политике и политическом влиянии, а о «понятиях». И в «понятийной» логике Ходорковский в целом не так уж и не прав.

Вопрос в том, что страна уже давно не живет по понятиям, а старается жить по закону. Местами даже успешно.

Кстати, о воровстве. В свое время Навальный упоминал в своих публикациях финансовые махинации в ЮКОСе. Видимо, Михаил Борисович этого не забыл. Потому и прошелся по Навальному с таким пренебрежением.

Отдельного внимания заслуживает пассаж Ходорковского про «сто миллионов долларов». По словам экс-олигарха, это тот капитал, при наличии которого человеком в России начинает серьёзно интересоваться государство. Потому, что «за сто миллионов долларов можно на сегодняшнем рынке купить атомную бомбу, а это уже серьезно».

Интересно здесь то, что в свое время Михаил Борисович лелеял мечту продать весь ядерный арсенал России в пользу США за сто миллиардов долларов. Так что опыт «ядерного бизнеса» у Ходорковского имеется. Но вот эти категории «ядерных бомб на рынке» применительно к сегодняшним реалиям — это тоже какие-то совершенно сериальные бандитские критерии. Ну, если мелкие бандиты в девяностые мерились машинами, битами, пиджаками, количеством людей и стволов, то, видимо, по мнению Михаила Борисовича «бандиты высшей лиги» должны мериться атомными бомбами.

Собственно, не подумайте, что кто-то тут защищает Навального. В общем-то Алексей Анатольевич, когда полез во всю эту оппозиционную среду, должен был отдавать себе отчет куда он вступает, и каковы будут последствия. Так что вся эта ругань, или, как в случае с Ходорковским, брезгливое снисхождение — вполне закономерны.

Важно здесь другое. Сама персона Навального, а это понимает даже опальный олигарх — не конкурент системе.

Система не видит в «молодом перспективном политике» какой-то угрозы. Ровно потому, что сам Навальный не представляет из себя никакого центра политической силы. Он медийно известен, он занимается каким-то пиаром, создает какие-то коалиции и выцыганивает деньги у населения. То есть в публичной среде он засвечен, но не более того.

Кстати, именно с этой точки зрения государственная система и может испытывать к Навальному, некий интерес. Как к объекту максимально публичных экспериментов. Алексея Анатольевича очень удобно ментально и политически препарировать, чтобы на его примере показывать, как устроен типичный российский либерал. Со всеми этими мошенническими схемами, откровенным обманом, оскорблениями чести и достоинства, и жаждой денег любой ценой.

С другой стороны, Навальный как публичная оппозиционная фигура интересен в контексте «с такими оппозиционерами, никаких врагов не надо». Грубо говоря, даже самые скептически настроенные по отношению к нынешнему государственному режиму люди, видя приключения Алексея Анатольевича, делают вполне осознанный выбор в пользу государства. То есть, пусть уж лучше будет текущий режим, чем к власти придёт «вот это вот».

Судя по тому, что Алексей Анатольевич уже несколько лет на плаву, роль, уготованную ему системой, он исполняет весьма неплохо. С одной стороны — постоянно на публике. С другой — электоральный и политический его вес ничтожны.

В общем-то, от Ходорковского в этом отношении он отличается только меньшим опытом, не столь тяжкими преступлениями, и меньшим количеством денег. Так что презрительное снисхождение у Михаила Борисовича к «молодому и перспективному» политику продолжается. Хотя экстраординарных «этических» отличий между этими двумя деятелями — минимум

на основе материалов Александра Самойлова