Драконьи Слёзы

опубликовал (а) -
0 58

— Ну, малыш, что сегодня тебе рассказать? – спросил дед, усаживая внука себе на колени.
— Расскажи мне про драконов! – попросил маленький мальчик и захлопал в ладоши в нетерпении. – Почему говорят, что их слёзы целебны?
— Хорошо. Слушай же внимательно меня, ибо Я собираюсь рассказать тебе невероятную историю… очень интересную, но в то же время очень трогательную и печальную. Никто не знает когда это случилось и было ли всё это на самом деле…

Жила в одной деревеньке маленькая девочка. И вот однажды на площади собралась небольшая вооружённая армия, для того, чтобы отправиться в близлежащий лес и убить поселившегося там дракона, который нападал на людей. Узнав об этом, та девочка украдкой последовала за взрослыми в лес и стала свидетельницей чудовищного события. Прежде чем дракон был повержен, у неё на глазах умерло множество храбрых мужчин и женщин. Маленькая девочка до последнего отказывалась верить в то, что драконы плохие и, когда она нашла драконью кладку, то поняла, почему так жесток был тот дракон – она охраняла своих ещё не родившихся детёнышей. Когда она увидела, что оставшиеся в живых направляются в её сторону, она схватила первое попавшееся под руку яйцо и убежала вместе с ним в глубину леса.

Шло время. Девочка росла, а вместе с ней рос и дракон. Каждый цикл она сбегала из дому в лесную глушь, чтобы поиграть с ним. И вот однажды на их селение напал дракон. Каким-то образом взрослые узнали, что она спрятала одно яйцо из той злополучной кладки и посчитали, что это тот самый детёныш, прилетевший отомстить. К концу дня многие пали в том неравном сражении, а часть домов была разрушена или сожжена дотла.

Разозлившись на неё, они решили принести её в жертву этому дракону, чтобы обезопасить себя и то, что осталось от их поселения. На пресвете, когда дракон вернулся, они связали её и отвели в поле, где рос одинокий дуб. Привязав её к нему, они бросились прочь, чтобы не быть съеденными разъярённой тварью. Но никто из них даже не помыслил о том, что это мог быть совершенно иной дракон. Когда бестия спустилась на землю и подползла к девушке, из-за облаков со страшным воем камнем вниз ринулся сапфировый дракон. Мёртво хваткой вцепился он в шею другого дракона, и покатились они по полю, и содрогалась земля так, как никогда ранее. Два цикла длилась их схватка. Два цикла над долиной звучали их оглушительные голоса и сотрясалась земля. В конце этой неравной схватки израненный сапфировый дракон приземлился в поле у дуба, разорвал когтями верёвки и, забрав обессиленное тело девушки, улетел за горизонт.

У подножья скалы, на которой они поселились, раскинулся небольшой провинциальный городок, жители которого вскоре соорудили на горе алтарь, к которому периодически носили подношения в виде овощей, фруктов и крупного рогатого скота…

— Деда, но разве драконы едят яблоки? – перебил рассказ малыш.
— Нет, но их очень любила Она, — объяснил дед и улыбнулся.

…и вот однажды молодой мальчик, которому очень хотелось увидеть дракона и его хозяйку, напросился к взрослому помочь отнести подношение. Когда они поднимались к алтарю по лестнице, что насчитывала ровно семь тысяч ступеней, началась сильная вьюга. Мальчик потерял из виду взрослого, но продолжал упорно идти вперёд. Когда он дошёл до алтаря, то понял, что кроме него здесь никого нет. Взрослый, с которым он поднимался, скорее всего испугался бури и спустился вниз. У мальчика не было ничего с собой кроме одного красного яблока, которое он припрятал для себя. Положив его на алтарь, он спрятался неподалёку за большим валуном, что лежал у отвесной скалы, и принялся ждать.

Много времени прошло прежде чем из вьюги вышла красивая девушка в тонкой, изодранной и грязной ночнушке. Её длинными локонами соломенного цвета нещадно играл ветер. Она подошла к алтарю и, взяв с него подношение, оценивающе покрутила яблоко в руках, а затем откусила небольшой кусочек. Когда их взгляды встретились, она испугалась и обронила яблоко. Позади себя мальчик услышал камнепад и, когда он обернулся, то увидел однокрылого дракона, что висел на отвесной скале, цепляясь за неё своими острыми когтями. Расправив крыло, дракон спрыгнул на землю и зарычал. Испугавшись, мальчик упал на землю, а когда хотел отползти назад, то наткнулся спиной на камень, за которым прятался. Бросив мимолётный взгляд в сторону алтаря, он заметил, что девушка исчезла, оставив после себя лишь надкусанное яблоко на снегу. Сапфировый дракон вновь издал свой оглушительный рык и, взмахнув крылом, поднял стену из снега. В страхе мальчик закрыл глаза и отвернулся. Но ни смотря ни на что, он даже не думал плакать. Когда он открыл глаза, дракона нигде не было.

На протяжении последующих лет, он каждый цикл поднимался к алтарю в надежде увидеть её. Но раз за разом его постигала неудача. В поселении смеялись над ним из-за этого, говорили, что дракон давным-давно улетел, но он продолжал верить и подниматься на семь тысяч ступеней вверх. Он приносил подношения, приводил скот, но никогда не заходил дальше. Он знал, что она живёт где-то там и не хотел вторгаться без приглашения.

Шли годы. Маленький мальчик здорово вымахал, превратился в красивого юношу, стал хорошим воином… И вот однажды, когда он почти утратил веру и чуть не сломался, словно призрак вышла она к нему из снежного бурана. Всё те же светлые локоны, всё так же бледная кожа и губы с розовым оттенком… Он не смог сдержать улыбки, когда заметил, что вышла она к нему в синем платье и меховой накидке, которое он долго и тщательно выбирал у лучших портных города. Оно не было дорогим. Не было пошито из редких тканей или украшено драгоценными камнями. Нет. Оно было простым, ничем не выделяющимся, но по своему красивым. Меховую накидку же он сделал собственноручно из шкур убитых им животных. Он не гордился этим. Ему противна была сама мысль об этом. Но знать, что она, возможно, мёрзнет здесь было ещё хуже. Поэтому он и решился на этот шаг.

Впервые он стоял так близко, что смог рассмотреть грусть и тоску в её серых глазах. Протянув ей сумку с едой, он улыбнулся, а она, молча приняв её, достала из неё красное яблоко и протянула ему. Их встреча была коротка и молчалива. Когда она уходила, юноша не пытался её остановить. Где-то глубоко в душе он знал, что они увидятся с ней вновь.

— Он увидел её снова?
— Не перебивай и слушай внимательно, — нарочита рассержено сказал дедушка. – Я всё тебе расскажу.

И чувства его не подвели. На следующий цикл, когда он поднялся на гору, она уже ждала его. Но этой истории не суждено было получить счастливый конец. Слишком молодой она покинула людей и слишком долго провела в стороне от них, практически полностью позабыв родную речь. Из цикла в цикл он поднимался к ней на гору и до самого пересвета рассказывал обо всём подряд и пытался вновь научить её говорить.

Но историям суждено повторяться. Но город того юноши напал дракон, разрушив его почти до основания. Обезумевшие от горя жители вооружились кто чем мог и направились на вершину горы, чтобы убить чудовище, что повелевало драконами. Добравшись до алтаря, они обнаружили их сидящих вместе. Не имея при себе никакого оружия, он всё равно встал на её защиту. Пытался образумить их, но никто не желал его слушать. Никто, кроме двух друзей, что вышли вперёд и встали бок о бок с ним, обнажив мечи против своих же семей, родственников и соседей.

Но ничто не могла вразумить обезумевших от горя жителей. Как бы искусны не были трое юношей, а выстоять против половины вооружённого города не в силах никому. Даже сапфировый дракон, вставший на их защиту, не сумел уберечь их. А в это время одному из горожан удалось прокрасться за спину девушке и нанести ей смертельное ранение.

Впав в неистовство, дракон перестал сдерживаться и изрыгнул пламя. Те, кому удалось уцелеть после этого, в панике бежали прочь и прыгали вниз с отвесной скалы.

Когда все голоса стихли, дракон вернулся к своей хозяйке, склонил над ней свою массивную голову и заплакал. И там, где дракон проронил свои слёзы, проросли дикие синие орхидеи, которые не замёрзнут на холоде и никогда не увянут. Вот только вместе с теми слезами тело сапфирового дракона покинула и его душа. Драконьи слёзы залечили её рану… и как бы долго она не плакала, её слёзы не могли залечить их раны.

Когда она склонилась над тем маленьким мальчиком, что когда-то отдал ей своё яблоко, он ещё дышал и улыбался. Он был рад, что отдал за неё свою жизнь, хоть и так бездарно. Был рад, что последнее, что он увидит – будут ей… сапфировые глаза?

На последнем вздохе, он достал что-то из маленькой сумки на поясе и протянул ей то самое надкусанное яблоко, помещённое в кусок янтаря.

И до конца времён одна часть драконьей души останется в ней, а другая, пролившаяся на землю, незримым стражем будет хранить три одинокие могилы на вершине той горы.

— Вот с тех пор, малыш, и принято считать, что драконьи слёзы целебны и даже могут даровать бессмертие.
— Как их звали, деда?
— Дракона она звала Ирмой, а вот её истинного имени никто не знает, но всем она известна как Драконэсса – мать всех драконов.

(прим. — в основе рассказа лежит биография одного из важных второстепенных персонажей мой основной книги, которую Я решил подать в таком вот стиле, поэтому для кого-то может не хватать «месседжа»)