Новости Севастополя

Севастополь /Новости, 11 августа 2015/. «Золотая» севастопольская земля – предмет недетских баталий между ветвями местной власти, олигархами и «залетными» землевладельцами – вот уже больше 20 лет. За это время по коррупционным скандалам слетели десятки украинских чиновников и общественников – кто тише, кто громче. Но «у руля» оставались – самые алчные, самые сильные и самые наглые. И многие горожане надеялись, что с переходом в российское правовое поле разбазаривание земель и коррупционный беспредел, наконец-то, закончатся.

Однако, в редакцию «Севастопольских рассказов» обратился скандально известный бизнесмен – Николай Соколов. Именно он – хозяин той самой севастопольской «Пизанской башни» – 16-этажки на мысе Хрустальном, которую удалось взорвать ни то со второго, ни то с третьего раза.

https://youtu.be/_mXya2Mdc7M

 

Соколов заявил – готов открыть подноготную севастопольского рынка земли, коррупции в сфере строительства и схемы зарабатывания псевдообщественников на шантаже. А к откровенному разговору Николая побудила активность «разноцветного» общественного деятеля, который, по его мнению, у самого рыльце в пушку – «а туда же – в правдолюбцы». Его имя Иван Комелов. Да.., тот самый Комелов, который является инициатором проведения протестного митинга в Севастополе  12 августа, и ярый сторонник Евроинтеграционного Майдана во время кровавых событий в Киеве.

Драматичные события в своем бизнесе Николай Соколов связывает в большей степени со знакомством именно с Иваном Комеловым. Без участия этого активиста «борца за справедливость», не происходила практически  ни одна стройка.

— Николай, какое именно отношение имеет Иван Комелов к вашему бизнесу?

— Комелов – обычный парень, который занимается шантажом и вымогательством с застройщиков. На этом он зарабатывает свои политические баллы, и при этом имеет неплохую коммерческую выгоду. У меня с ним долгая история. Мы знакомы порядка лет пяти – с тех пор, как его стало интересовать строительство. Он уже купил у меня квартиру в многоквартирном доме, который построен на индивидуальном участке. Кстати, против таких строек он митингует уже пять лет. Квартира стоила 150 тысяч долларов. При этом они с супругой остались должны мне еще 30 тысяч. Он бы их и не отдавал, если бы не снесли 16-этажку – такой был уговор.  Иван взял на себя обязательства «порешать» проблему со сносом 16-этажки. Кроме того, в случае положительного исхода, в самой высотке у Комелова тоже была бы квартира – это оплата за то, что он прекращает шуметь и будоражить горожан.

Так вот когда я строил дома на улице Партизанской, где он и приобрел себе жилье, люди решили увеличить свои квартиры, соединив по две. Комелов сначала приходил и говорил, что дом никогда не введут в эксплуатацию, что придется пройти суды, и он может с этим помочь, т.е. все «порешает». А за это возьмет… по 2000 долларов с каждой квартиры. Тем, кто отказывался – попросту угрожал тем, что квартиры отберут.

— С жильцами понятно, а как Комелов мог повлиять на возникновение проблем в вашем бизнесе?

— Иногда молчание дорогого стоит. И Комелов это хорошо знает и этим пользуется умело. Когда  понимаешь, что эта сволочь завтра не прибежит к тебе на стройку и не начнет поднимать панику – приходится давать деньги. Это в чистом виде рэкет, но узаконенный. Раньше он был советником Яцубы, сейчас он советник Чалого. Не продашь квартиру чуть дешевле, чем рыночная стоимость – он поднимает панику в СМИ при поддержке Чалого – это тот же самый Форпост, НТС. То есть манипулировать застройщиками эта комеловская общественная группа начала давно. Не знаю делился ли он с Чалым своими заработками, но сам ни где не работая покупал и продавал квартиры. При этом остался мне должен.

— Извините, но мне не понятно, если Комелов должен был получить квартиру в вашей 16-этажке в качестве платы за молчание, то почему же он тогда организовал подписи на пл. Нахимова за снос, можно сказать, своей квартиры?

— Был момент, когда появился Иван Комелов (прим.ред: первая встреча с Комеловым). Он  появился и предложил – организовать встречу, на которой мы должны были договориться – как будущий «народный мэр» сможет поучаствовать в моем проекте, либо получить преференции, либо в натуральном выражении  — в виде квартир. Комелов объяснил, что Чалый – влиятельный человек в России и в Украине. Вот тогда я от него впервые услышал эту фамилию. О близкой дружбе Алексея Чалого с мэром коррупционером Валерием Саратовым и некоторыми украинскими олигархами близкими к власти знают уже все.

Для поднятия своей значимости в моих глазах Иван рассказал, что является протеже этого авторитета на протяжение многих лет, когда он еще был во «Фронте змин». По его словам, Чалый чуть ли не его родной отец и путеводитель в этой жизни. Ну, мы видим, куда этот путеводитель ведет. Кстати, он же мне и рассказал, как Чалый помог спасти «Фронт змин», когда Яценюк отказался финансировать севастопольский филиал и перевел их на самофинасирование. Организация готова была закрыться, но по просьбе Ивана Чалый помог с финансированием на условиях полной анонимности. Если кто не знает, напомню, что Чалый финансировал и Партию регионов.

Я отказал Чалому. Тогда, очевидно после команды своего «крестного отца», Комелов начинает собирать против моей 16-этажки подписи на Нахимова. Точно так же, как сейчас собирает против Губернатора. То есть для них Губернатор – это точно такой же объект, как и 16-этажка. Они также, теми же методами готовят Губернатора под «снос». Сейчас они воюют с ним.

— Ваше отношение к Губернатору, ведь, по сути, это он исполнитель сноса 16-этажки.

— У меня тоже есть масса претензий к Губернатору, но я никогда в жизни не пойду против родного города-героя. Сегодня есть опасность, что от закулисной грызни власти и бизнеса – пострадают севастопольцы и имидж целого государства — России.

Если кто-то поставит мне в упрек, что я все это рассказываю в преддверие известных событий или начнет привязывать ко мне политику, я отвечу – я считаю своим долгом защитить любимый город, защитить Президента. Я считаю, что делаю это вовремя. Потому что если бы я сказал об этом раньше, уже сегодня было бы говорить нечего, говорить было бы поздно.

-Николай, на самом деле, вы же понимаете, что все это пока слова. У вас есть документальные подтверждения сказанного?

— Я готов предоставить все документы по Комелову, у меня за спиной 20 дольщиков, с которых он взял деньги. Все готовы дружно пойти в Следственный комитет и написать заявление.

Николай Волков