Новости Севастополя

Севастополь /Новости, 23 сентября 2015/.

Крым — загадочный полуостров. Издревле люди, живущие здесь, верят в русалок, чудовищ и других невиданных существ, которые водятся в этих местах.

Белогорский район, село Васильевка.

За распахнутыми воротами — старинная мельница 1903 года постройки. Вместо больших лопастей и запаха зерна перед нами куча мусора, выбитые стекла и полная разруха. Внутри мельницы сыро и темно. В соседнем доме горит свет. К калитке подходит женщина.

– Подскажите, это тут живет русалка? — спрашиваю на всякий случай.

– Вы шутите? Это розыгрыш?

Но зовет в дом и рассказывает нормальную грустную легенду про любовь.

– На этой мельнице много лет назад повесился молодой помещик, — говорит Ольга. — Еще в моей молодости старики-старожилы рассказывали, что знатный молодой человек влюбился в обычную девушку. Но его родня не разрешила ему на ней жениться, и он покончил с собой. Многие в нашей деревне видели потом его белый силуэт.

Потом она вспоминает, как в детстве видела привидение погибшей сестренки, а домовой гладил ее по волосам и однажды спас всю семью от гибели в пожаре, разбудив ее ночью. Но на вопрос, кто же все-таки видел русалку, смеется:

– Возможно, это был Леонид Таныгин, он живет рядом, в деревне Малиновке, забавный старичок.

Таныгин от реальной и мифической нечисти окопался серьезно. Старинные каменные колонны по обеим сторонам забора, деревянные ворота увешаны колючей проволокой, какими-то проводами, цепями и непонятными знаками.

– Мы никого не приглашали, — выходит он на порог, пристально изучая меня.

– Я журналист, приехала из Севастополя, мне сказали, что тут на мельнице живет русалка.

– А, тогда проходите. Мы тут на военном положении, живем по концлагерной системе, за колючей проволокой. У нас система защиты, как в Бухенвальде.

Он говорит, что сам немец по происхождению. На просьбу сфотографироваться идет в дом и возвращается в немецкой фуражке.

– У меня тут целая военная база. Я увлекаюсь электроникой, так что даже сигнализацию сам смастерил, — Таныгин нажимает на какую-то кнопку. Взвывает сирена.

– Она сама отключится. Не обращайте внимания, проходите в дом.

В его саду на каменном постаменте стоит бюст Ленина. В доме на стене висят женские сапоги, зонтик и дамская сумочка.

– Это приданое для моей будущей жены, — улыбается Леонид. — Я им женщин заманиваю. Сапоги-скороходы, зонтик-невидимка и чудо-сумочка, в которой деньги не переводятся — все это достанется той, кто за меня замуж пойдет.

Русалку Таныгин, конечно, видел. Это была красивая блондинка, жила на старой мельнице, когда та еще работала. Потом настала разруха, мельница пришла в запустение, и девушка пропала.

Первым о русалке нам рассказал Анатолий Таврический — почетный гидронавт СССР, океанолог, в советское время работавший в Севастопольском экспериментальном конструкторском бюро подводных исследований.

Он же утверждает, что в балаклавских пещерах водятся эльфы, а в Черном море плавают огромные земноводные, неизвестные науке.

– В Черном море живет целая популяция змеев, — рассказывает Анатолий Таврический. — Всего их три вида, первый вид — красный. Он достигает в длину от 5 до 10 метров. Второй, темно-коричневый, может достигать размеров и 30 метров. И третий — белый змей «Таврикус». Это гигантский змей до 40 метров в длину. У меня даже есть видеозапись с ним на целых пять минут.

По словам Таврического, собиравшего по побережью свидетельства очевидцев, во время Великой Отечественной войны змей красного цвета обитал в урочище неподалеку от крепости Кутлак. Но взрывы и война спугнули его, и больше его никто не видел.

– Два пятиметровых змея живут под Севастополем, — говорит океанолог. — Еще один обитает в Белогорске, в одном из проломов. За ним наблюдает мой знакомый татарин и регулярно мне о нем докладывает.

Анатолий Тарасович — родной брат Леонида Таныгина. Таврический — это псевдоним.

– Верования в экзотических чудищ присущи населению Крыма с глубокой древности, — рассказывает историк Александр Пилипенко.

С древних времен Крым и Кавказ усеяны менгирами — вертикальными каменными изваяниями, которые, как утверждает древняя мифология, посвящены вишапам и аждаакам, персонажам древнеармянского и древнеиранского цикла. Это наполовину люди, наполовину драконы или змеи. Аждааки живут в высоких горах, в больших озерах, на небе, в облаках. Поднимаясь на небо или спускаясь вниз на воду, они производят грохот, сметают все на своем пути. Движение аждааков под землей вызывает землетрясения. Вишапы завладевают водными источниками и заставляют приносить себе в жертву девушек. С ними борются и побеждают герои, но мирное население приносит им жертвы, а также следит за чистотой источника и русла, чтобы не разгневать вишапу.

Бывало и так, что новые колонисты Крыма приписывали фантастические свойства прежним его жителям.

– Едва ли не первыми известиями древних греков о киммерийцах было то, что те живут в крае, вечно покрытом туманами так, что не видно солнца, а рядом с ними находится вход в Аид — подземное царство мертвых. Сам туман осмысливался как признак того, что рядом бродят полупрозрачные призраки, бесцветные души умерших.

В лестригонах — великанах, сбрасывающих на корабли гигантские камни с отвесных скал, угадываются тавры — аборигены Южного Крыма, которые действительно имели весьма недружелюбные взгляды на эллинских пришельцев. С массовым освоением Крымского побережья эллинами и римлянами полуостров «заселили» и бесчисленные нимфы, дриады, наяды, тритоны, сатиры, приапы, кентавры и прочие полулюди, полубоги, полуживотные. Например готы-язычники «привезли» с собой эльфов.

– Некогда существовал культ Одина и его спутников — эйнхериев и валькирий, а в христианском окружении это превратилось в жуткую легенду о «Ночной охоте», — говорит Александр Пилипенко. — Вчерашние боги, силачи и красавицы преобразились в демонов, ведущих охоту на людей, скачущих на потусторонних безголовых конях, подбрасывающих вверх отрубленные головы и проклинающих людей одним своим взглядом. Альвы — могущественные существа, мудрые дети природы — трансформировались в эльфов, которые стали еще более загадочными, далекими и враждебными людям. Ранняя христианизация дала людям убеждение в том, что эльфы — это плохо, но не избавила их от веры в само их существование. Их опасались, связывая с многочисленными холмами и курганами, боялись услышать их пение, случайно подобрать их предметы. Но всегда находились отчаянные люди, которые, напротив, охотились за артефактами, желая использовать их в магических целях.

Среди рано христианизировавшихся германских народов сохранилось поверье о Черной Школе, вход в которую следовало искать (или, вернее, совсем не следовало искать) в скалистых ущельях, заброшенных «пещерных городах». Самые умные монахи и послушники попадали туда в поисках знаний, взамен собственной души. Уроки там вела нечистая сила, едва ли не в полном составе, а «директором» Черной школы был сам дьявол. Выпускниками считались такие священнослужители, которые заодно владели магией, могли заниматься целительством или изгнанием нечистой силы.

С приходом мусульманства Крым получил новую порцию мифологии. В горных ущельях, развалинах разрушенных городов, пещерных монастырях и среди заброшенных степных курганов поселились джинны, ифриты, пери, которые могли принимать любой облик от обольстительно-прекрасного до ужасающего или уродливого. В подземельях таились сокровища, охраняемые алхимиками, зеленоглазыми колдунами и проклятыми душами — так в мифологии отложилась память о домусульманских владетелях Крыма, генуэзцах.

– Античные статуи, рельефы и мозаики грифонов, драконов и химер для низшей мусульманской мифологии были заколдованными оживающими картинками — здесь отразились запреты ислама на антропоморфные и зооморфные изображения, — рассказывает историк. — А в горах Крыма, глубоко под пещерами, обитали таинственные Салсаловы дети — великанское племя, крепкое, словно кости из камня, издающее устрашающее эхо, от которого случаются обвалы и оползни.

В разное время привидениям, призракам и антропоморфным существам давались разные объяснения, в зависимости от культурного кода местных людей. Часто в них видели и погибших героев той или иной страшной и жестокой битвы, в очередной раз решившей судьбу Крыма.

– В Черном море могут жить русалки и змеи? — спрашиваем мы на всякий случай серьезно у Александра Болтачева, кандидата биологических наук, старшего научного сотрудника, заведующего отделом планктона Института биологии южных морей.

– Конечно же нет, — говорит ученый. — Однажды мы вместе с Анатолием Таврическим нашли двухметровый кусок тела без плавников. Я сразу предположил, что это дельфин, но Анатолий заявил всем, что это тело большого змея. Изучив останки, я обнаружил желудок, оказалось, что это дельфин афалина, который может достигать размеров в пять метров.

– Некоторое время назад под Севастополем рыбаки выловили непонятное чудовище. Вы в своей практике сталкивались с подобными существами, возможно мутировавшими из рыб?

– Это была газетная утка. «Чудовище» поймали на Дальнем Востоке, а сказали, что в Черном море. Я полагаю, что так планировали сорвать купальный сезон. На самом деле это была акула-гоблин, которая водится в Тихом океане, и в Черное море она попасть никак не могла.