Надежда Европы — на Россию?

опубликовал (а) -
0 123

Наталья Барабаш рассуждает о том, как меняется отношение к нашей стране у европейцев на фоне войны в Сирии и наплыва беженцев
-Вы из России? О! Спасибо вам за Путина! Какое счастье, что у мира есть Путин!

Мы с подругой стояли в ювелирном магазине Вены: она пришла вставить в сережку выпавший камень. Ничто не предвещало бросания к нам с восторгами молодого одетого с иголочки продавца.

— Вы имеете в виду нашего президента?- на всякий случай уточнила я, побоявшись, что неправильно расслышала.

— Конечно! Какое счастье, что у мира есть Путин! Только он один противостоит Америке! И Турции! И Евросоюзу! Они хотят уничтожить нашу Европу! Разжечь войну! И только Путин не дает им…

— Но по австрийскому телевидению показывают, что это как раз Россия… -перебиваю я.

— А, бросьте! Кто верит телевидению! Вы же знаете, что в Сирии нашли много нефти? Америка, чтобы ее прибрать, развязала войну с Асадом, который отказался с ней сотрудничать. А в Европу хлынули толпы мигрантов! Это же очевидно!

— Кстати, у меня друг был в Сирии. При Асаде, — вмешался вдруг стоявший у прилавка австрийский старичок в дорогом пальто. -Там мусульмане и христиане жили в мире. А сейчас?

-Передайте Путину — у Европы на него вся надежда! — напутствовал ( простите за каламбур) меня продавец.

Этот разговор состоялся за день до парламентских выборов в Вене. И меня если чем и удивил, то только пылкостью собеседника. Я привыкла, что в последнее время куда ни зайди: в парикмахерскую, магазин, ресторан, к друзьям в гости, все говорят о мигрантах. О Сирии. И о России. Меня частенько хватают за рукав и почти шепчут: «Как хорошо, что Россия не дает Америке подмять под себя Европу. Только Америке на пользу санкции, из-за которых множество европейцев остались без работы и без прибыли. Только США нужны толпы мигрантов в наших городах!»

Эти настроения — не новые. У недовольства европейцев действиями Америки и Евросоюза есть точный барометр: популярность национально-правых партий. В Австрии это партия Свободы под руководством Хайнц-Кристиана Штрахе. В последние годы, судя по выбором, влияние этой партии ( и всех похожих в Европе) быстро росло.

Левые называют их националистами и даже фашистами. На предвыборных плакатах Штрахе уже много лет неизвестные пририсовывают гитлеровские усики. Люди побаиваются признаваться, что сочувствуют этой партии. Но когда ситуация, спровоцированная социал-демократами и Евросоюзом, стала накаляться, многие прислушались к правым уже всерьез. И оказалось, что они говорят вполне разумные вещи.


Что нужно ограничить приток беженцев, разобравшись: кто реально бежит от войны и преследований, а кто просто хочет более сытой жизни, сев на европейские пособия всей семьей. Что нельзя давать звание беженцев пожизненно: улучшилась обстановка в твоей стране — велкам на родину. Что нужно пытаться сохранить свою национальную ( вот оно, слово, которое сегодня в Европе под запретом!) культуру, сделав ассимиляцию прибывающих одной из приоритетных задач.

Как бы ни относиться к самой партии, меры эти давно назрели.

Пособия на одного мигранта в Австрии -от 630 до 800 евро на человека. Плюс доплата на детей… Насколько это большие деньги для страны, я могу судить по личному наблюдению. Раз в год я прихожу продлевать вид на жительство. И всегда огромная очередь выглядит одинаково: подавляющее большинство — мусульмане. На каждого мужчину приходится сразу по нескольку женщин: почти все они беременны, качают в колясках по младенцу и держат за руки еще двух-трех малышей. Эти женщины и являются кормилицами большой семьи, в которой очень часто никто не работает. Детских и взрослых пособий хватает на всех. Так что разговоры: «Европе нужны рабочие руки!» -скорее прекраснодушные мечтания. Очень многие мигранты едут не работать, а бесплатно получать.

Нынешний, хлынувший, как из прорванной трубы, поток беженцев, вызвал новые жалобы и опасения.

— К нам в Загреб привезли мигрантов. В выставочном центре оборудовали для них лагерь: купили 1000 кроватей, постельное белье. А пришло от силы 100 человек, остальные за свой счет поселились в гостиницах. Эти беженцы состоятельнее многих местных жителей! В лагерях наши бедняки подбирают одежду, еду, которую беженцы просто выкидывают. Разве это нормально? — горько спрашивает меня хорватская подруга.

— У наших друзей дом рядом с лагерем для беженцев. Местные жители, сами небогатые, принесли им что смогли — овощи, фрукты. А сирийские мальчишки их апельсинами в футбол играют. — это уже рассказывает австрийская учительница немецкого языка.

— Во втором классе, где учится дочь, сейчас 80 процентов — дети мигрантов-мусульман. Они плохо знают язык, плохо учатся. А учитель ориентируется-то на них. Уровень образования в Австрии падает. Это потом скажется на всех нас! -жалуется жена нашего приятеля-врача.

— В Швейцарии у меня две соседки. Одна — мигрантка из Турции. Недавно родила ребенка, получает пособие на себя, на младенца и на мужа. Никто не работает, жилье и медобслуживание бесплатно. А соседнюю комнату снимает — за свои деньги! — молодая швейцарка. Она официально не замужем, недавно родила дочку, но перед родами не работала: не смогла беременная устроиться. Так ей вообще не дали никакого пособия! Никакой помощи! Сказали: пусть гражданский муж вас содержит! — рассказывает приятельница, недавно переехавшая в милый швейцарский городок.

Конечно, многие европейцы считают такое распределение заработанных ими и их родителями благ несправедливым. Прежде царило сытое равновесие: когда богатые высокими налогами (для предпринимателей — это 50 процентов дохода) платили за то, чтобы бедные ( получающие большие пособия) не мешали жить среднему классу. Сейчас все нарушилось и все классы недовольны: богатым не нравится отдавать свои деньги не на благоустройство страны и не соотечественникам, а чужим людям. Бедные видят в мигрантах конкурентов: благ может на всех и не хватить. А средний класс жалуется на инфляцию, ухудшение жизни, криминальной обстановки…

И хотя в лагерях для мигрантов по-прежнему работает много добровольцев, и граждане готовы помогать конкретным людям, волна энтузиазма по отношению к беженцам заметно спала. А вместе с ней упало и доверие к местным органам власти.

От выборов в земельный парламент Вены 11 октября многие ждали сенсации: казалось, партия Свободы может победить — впервые за 70 лет правления социал-демократов.

Сенсации не произошло: партия Свободы набрала хоть и рекордное для себя число голосов — около 31 процента, но все же уступила правящей партии, растерявшей былое преимущество, но все же набравшей почти 40 процентов голосов.

Впрочем, это ведь еще только начало миграционной истории. Ее последствия пока впрямую не сказались на жителях городов. Основные проблемы: с нехваткой денег на пособия, жильем для мигрантов, с растущим криминалом и инфляцией — начнутся позже. Так что правые партии, кстати, выступающие за сотрудничество с Россией и против введения санкций, еще надеются на скорые победы.

-Вы русская? — спросил меня парень за кассой на автозаправке. — Россия — молодец! Путин — вот такой парень!

Я вздохнула и подумала, что оппозиционерам, уехавшим из России из-за разногласий с властью, может оказаться за границей не так-то комфортно, как думалось…

Наталья БАРАБАШ