Новости Севастополя

 

Севастополь /Новости, 18 ноября 2015/.

Море и небо… Две стихии, которые всегда притягивали человека к себе. Море манило походами в далекие страны, а мечта летать как птица была у человека с незапамятных времен. Ровно 43 года назад двум стихиям было суждено слиться воедино. И произошло это у нас на Черноморском флоте.

Для начала немного о главных действующих лицах – корабле и самолете, которые слившись воедино стали прообразом нынешнего тяжелого авианесущего крейсера «Адмирал Кузнецов».

Первый из них противолодочный крейсер «Москва», головной корабль проекта 1123 «Кондор». В момент его стоянки на бочках в Севастопольской бухте сердце замирало в восторге от его красоты и мощи. В 70-е годы прошлого столетия по Севастополю гуляла флотская байка про двух братьев – близнецов, которые одновременно служили на «Москве» матросами и даже не знали об этом.

Новости Севастополя

 

Первые исследования по проекту такого корабля в ЦКБ-17, институтах Госкомитета по судостроению, ВМФ и ВВС начались в 1958 году. Непосредственным проектированием корабля руководил главный конструктор ЦКБ-17 А.С.Савичев (в марте 1967 года его сменил А.В.Маринич). Общее руководство осуществлял начальник ЦКБ Б.Г.Чиликин. Проектирование осуществлялось в тесном сотрудничестве с ОКБ Н.И.Камова, ЦНИИВК, ЦНИИ-45, ЦКБ-53. Первоначально предполагалось переоборудовать в вертолётоносцы 7 недостроенных крейсеров проекта 68-бис-ЗИФ, но позже было принято решение разрабатывать проект с «нуля». 3 декабря 1958 года вышло постановление ЦК КПСС и СМ СССР, в котором создание корабля ПЛО дальней зоны характеризовалось как одна их приоритетных задач отечественного судостроения. Вскоре главком ВМФ С.Г.Горшков утвердил оперативно-техническое задание на разработку проекта, получившего обозначение 1123.

Первый вариант проекта имел водоизмещение 4500-5000 т, ангар в центральной части корабля на 8 вертолётов, взлётно-посадочную площадку в кормовой части с тремя стартовыми позициями. Проведя исследования по тактике применения поисково-ударной группы, конструкторы ЦКБ-17 пришли к выводу, что 8 вертолётов для круглосуточного поиска недостаточно и увеличили их количество до 14. Это повлекло за собой увеличение размерности корабля. При этом стандартное водоизмещение выросло до 8000 т. Полётная палуба находилась на удлинённом полуюте, а ангар — под ней. Концепция ЦКБ-17 была одобрена и новое тактико-техническое задание было утверждено 25 января 1960 года.

Разработку эскизного проекта поручили на конкурсной основе ЦКБ-17 и ЦКБ-53 (главный конструктор А.Л.Фишер). ЦКБ-17 представило 8 вариантов компоновки корабля. Победителем конкурса стал четвёртый вариант проекта, дальнейшую разработку которого и поручили ЦКБ-17. В процессе работы заказчик выдвигал новые требования и конструкторам пришлось разработать ещё 16 вариантов, обсуждение которых вылилось в серию жарких дискуссий. В результате для рабочего проектирования был выбран XXIII вариант. Основная часть работы была выполнена к маю 1962 года и в июне началась передача документации заводу-изготовителю.

Строительство головного противолодочного крейсера проекта 1123 «Москва» (заводской №701) началось 15 декабря 1962 года на Николаевском судостроительном заводе №444 им. И.И.Носенко (бывший №198 им. А.Марти).

14 января 1965 года корабль спущен на воду, 27 января зачислен в списки кораблей ВМФ. В марте 1965 года началось формирование экипажа. 16 апреля 1967 года на корабле торжественно поднят Военно-морской флаг СССР.

Ходовые и государственные испытания прошли с 21 апреля по 3 ноября. 10 января 1968 года корабль был включён в состав 21 бригады противолодочных кораблей КЧФ (отметим, что первоначально предполагалось включить его в состав КСФ).

На борту корабля размещалось 14 вертолётов Ка-25 (12 Ка-25ПЛ, 1 Ка-25Ц и 1 Ка-25ПС; из них 12 в большом ангаре под полётной палубой и 2 в малом на верхней палубе). На полётную палубу вертолёты поднимались при помощи 2 подъёмников. Вооружение корабля состояло из 2 спаренных пусковых установок ЗРК «Шторм» (48 ракет), одной установки противолодочного ракетного комплекса «Вихрь» (8 ракето-торпед), 2 двухствольных 57-мм артиллерийских установок ЗИФ-72 (АК-725), 2 реактивных бомбомётов РБУ-6000 (144 глубинные бомбы РГБ-60). Первоначально были установлены также 2 пятитрубных 533-мм торпедных аппарата ПТА-53-1123 (демонтированы в 1976 году). В состав радиотехнического оборудования входили: опускаемая ГАС «Орион», буксируемая ГАС «Вега», ГАС «Хоста» для связи со своими лодками, трёхкоординатная РЛС дальнего действия «Восход», резервная РЛС «Ангара-А», телевизионная система «Кузнечик», визир ночноо видения «Агат». Вся информация от радиолокационных, гидроакустических и оптических средств поступала в боевую информационно-управляющую систему «Корень-1123» (впервые в отечественном флоте). Также впервые установлен полный комплект средств РЭБ. Для ремонта радиоэлектронного оборудования имелась мастерская КРМ-1123.

Крейсера проекта 1123 явились принципиально новыми кораблями отечественного флота во всех отношениях — по конструкции, составу ракетного и радиоэлектронного вооружения, тактике применения. Они предназначались для поиска и уничтожения бустроходных атомных подводных лодок-ракетоносцев в дальних зонах противолодочной обороны в составе группы кораблей во взаимодействии с авиацией ПЛО (во время походов на борту крейсера базировалась одна эскадрилья 78 оплвп). Корабли обладали мощными радиолокационными и гидроакустическими средствами обнаружения, современными ракетными комплексами, самыми совершенными в мире средствами радиоэлектронной борьбы и высоким уровнем автоматизации. По поисковой производительности крейсера пр.1123 в несколько раз превосходили БПК пр.61.

Вторым героем нашего рассказа станет самолет вертикального взлета Як – 36 М. Разработка самолётов вертикального взлёта и посадки началась впервые в 50-х годах, когда был достигнут соответствующий технический уровень турбореактивного и турбовинтового двигателестроения, что вызвало повсеместную заинтересованность в самолётах этого типа как среди потенциальных пользователей, так и в конструкторских бюро.

Согласно ТТТ «легкий штурмовик Як-36М с вертикальным взлетом и посадкой» был предназначен «для авиационной поддержки боевых действий сухопутных войск в тактической и ближайшей оперативной глубине расположения противника (до 150 км от линии фронта), а также при базировании самолета на кораблях проекта 1123 для уничтожения надводных кораблей и береговых объектов в морских операциях и ведения визуальной воздушной разведки. Основной задачей самолета является уничтожение подвижных, неподвижных наземных и морских объектов противника в условиях визуальной видимости. Кроме того, самолет должен использоваться для борьбы с воздушными целями типа военно-транспортных самолетов и вертолетов, а также для борьбы с самолетами и вертолетами ДРЛО и противолодочными самолетами». Тактико-технические требования к учебному варианту были утверждены заместителем Главнокомандующего ВВС по вооружению М.Н.Мищуком 4 марта 1971 г.

Новости Севастополя

 

Двум этим прекрасным детищам советской военной промышленности суждено было слиться в единое целое. Вот как это было…

16 ноября 1972 г. на самолете МиГ-15УТИ летчика испытателя Михаила Дексбаха провезли над акваторией Феодосийского залива — районом предстоящей посадки, куда уже ушла «Москва». В тот же день на Як-36М No.02 (ведущий инженер Г.А.Матвеев, авиатехник Е.Н.Ермолаев) Дексбах с аэродрома Кировское, выполнив «полный профиль», произвел самостоятельный облет этого района. На следующий день, 17 ноября, Дексбах и Прахов произвели еще пять тренировочных полетов на вертолете в этом районе.

Неожиданной проблемой, возникшей в ходе тренировок, стали нетрадиционные для сухопутного летчика морские единицы — кабельтовы и мили, в которых радиооборудование корабля выдавало расстояние до самолета. Дексбаху же для торможения, зависания и расчета на посадку необходимы были привычные данные: для запуска ПД — удаление от корабля 6, 5… 8, 5 км и для перевода сопл ПМД в вертикальное положение — 3, 5… 4 км. Поэтому на время испытательных полетов на соответствующих расстояниях поставили корабли.

К утру 18 ноября 1972 г. вся подготовка была завершена, и на ПКР «Москва» по трансляции объявили: «Корабль к посадке самолета изготовить!» Вблизи крейсера барражировал Ми-8 с группой кинооператоров и фотокорреспондентов. Вскоре на горизонте появилась стремительно приближавшаяся точка, превратившаяся в самолет, который покачал крылом и, сделав разворот, стал заходить на посадку по отработанной методике. При подходе к корме корабля реактивные струи двигателей подняли фонтаны брызг, и вокруг самолета заиграл на солнце радужный ореол. Зависнув над площадкой. Михаил Сергеевич Дексбах плавно произвел первую посадку — расчет оказался точным! 22 ноября он выполнил «полный профиль» с палубы. Присутствовавший при этом маршал авиации И.И.Борзов дал указание командиру ПКР «Москва» капитану второго ранга А.В.Довбне произвести запись в вахтенный журнал: «День рождения палубной авиации».

 

 

Владислав Мокряков