Новости Севастополя

Севастопольские рассказы /Новости, 6 ноября 2015/.

Если выпало в империи родиться
Лучше жить в глухой провинции у моря.

И.Бродский
Замечаю, что практически каждый человек, хоть на день, хоть на час попавший в Крым становится на всю оставшуюся жизнь гениальным рассказчиком. Он, словно приморские девчонки ракушки для нехитрых бус, словно рыбаки-листригоны крючки на лески, нанизывает слова на нить повествования. И слушать эти рассказы можно вечно. Как же рождается это явление?

Может, его навевает равномерный, размеренный шорох прибоя? Или шум весенних селей в горах? Или короткие, но очень меткие фразы моряков? Стук колес поезда, который везет вас сквозь тоннели на «самый светлый, самый красивый вокзал с тополем, растущим прямо на перроне»? И да, и нет. Не будь любой из этих деталей, не будь любой другой мелочи — не будет и Крыма. А значит не будет того феномена, который превращает человека в талантливого творца.

Эти мысли пришли мне в голову после прочтения черноморских произведений Константина Паустовского. Не здесь ли в Крыму, куда Паустовский впервые попал в 14 лет, появилась тяга к сочинительству? Не здесь ли в дальнейшем, будто морская галька на кромке воды, оттачивались слова Мастера? Каждое из них простое и каждое из них неповторимое как камни сердолика в бухтах под Кара-Дагом. В этих словах нет парадности и вычурности, они сродни каким-то тихим уголкам, куда обычный турист и носа своего не сунет. В них слышны «шелест акации во дворах Корабельной стороны», «мерный звук шагов матросов», «скрип уключин рыбацкого баркаса». Даже если звучит духовой оркестр, встречая корабли из похода, он звучит как-будто в отдалении, добавляя свои ноты в мелодию приморского города.

Мне, как человеку, прожившему практически всю жизнь в Севастополе, эти звуки, эти слова очень близки. Меня утомляют шум проспектов и вывески магазинов, меня давно не радуют ликующие крики и толчея людей на праздничных салютах.
Намного больше счастья приносят первоцветы, распустившиеся на бастионах Первой Обороны и могиле ветерана с крейсера «Варяг» или беседы с яличниками на причалах Аполлоновки. Именно такой Севастополь любил, на мой взгляд, Паустовский, именно таким я показываю его самым близким мне людям.

Пусть время берет свое, отнимая у нас милые сердцу уголки города.
Пусть тихая Рудольфова слободка обрастает особняками, а Херсонес давно уже стал местом выколачивания денег из туристов. Но всегда отыщутся места знакомые с детства, места, с которыми связаны различные воспоминания. Тихие, как вечера августа, когда слышно пение каждой цикады. И старый парусный мастер, не желающий уходить на покой из-за «чертовых машин», расскажет вам о своем ремесле. Расскажет вполголоса, вы услышите и запомните все его слова.

Ведь каждый кто побывал, а уж тем более прожил в Крыму, обязательно становится талантливым рассказчиком…

 

К сему Ваш, бульвардье

Владислав Мокряков.