Импортозамещение: а процесс-то пошел

опубликовал (а) -
0 732

Говорить об успешной реализации программы замещения импорта пока рано. Но и провальной работу не назовешь. В канун 2016-го настало время подвести итоги.
Российская программа импортозамещения долгое время была раздражающим фактором. Цель поставили ясную — избавиться от зарубежного подряда там, где это возможно. Но как достигнуть этой цели — пока вопрос открытый. В финале первого года реализации многие эксперты говорят о нерентабельности программы замещения импорта. Отчасти это правда. Есть сферы деятельности, где играть в «догонялки» с западными коллегами — бессмысленно по чисто экономическим резонам. Но раз уж мы оказались в условиях закрытых рынков, работа по замещению импорта должна проводиться. В этом и состоит философия смены приоритетов.

Исходные позиции на старте — не лучшие. Доля импортных компьютеров и комплектующих в январе 2015 года составляла порядка 95%. Среди откровенно буксующих оказались автомобильная промышленность, производство мелкобытовой и телевизионной техники, парфюмерия, фармацевтика, пошив одежды и обуви. Указанные сегменты контролировали зарубежные производители, занимая от 50% до 80% рынка.

Относительно неплохо были развиты пищевая промышленность и химическая (в части производства бытовой химии низшего ценового сегмента). Неплохо шло производство мебели (преимущественно изделий из дерева). С такими показателями мы и стартовали — в условиях санкций Запада, да еще и с собственным списком импортных товаров, запрещенных к ввозу на территорию Российской Федерации.

«Мы должны снять критическую зависимость от зарубежных технологий и промышленной продукции, в том числе имею в виду станко- и приборостроение, энергетическое машиностроение, оборудование для освоения месторождений и арктического шельфа, — говорил в декабре 2014 года президент Владимир Путин. — Разумное импортозамещение — наш долгосрочный приоритет, независимо от обстоятельств».

Цель поставлена — на местах приступили к разработке собственных программ.


2015-12-27 09.30.33

Многому предстоит научиться, но перспективы для развития все же есть.

Замещаем, но со скрипом

С большой долей скепсиса к поставленным задачам отнеслись в экспертном сообществе. Ключевые фигуры грядущих изменений — бизнесмены, руководители предприятий — до конца не понимали, по каким правилам следует играть теперь. Откровенно говоря, ясности нет и сегодня. Об этом, в частности, говорят те, кто наблюдает за ходом реализации программы со стороны.

«Импортозамещение вместо модернизации — вот чем занимаются сегодня российские промышленники, — размышляет заведующий лабораторией конъюнктурных опросов Института Гайдара Сергей Цухло по итогам опроса промышленных предприятий. — Но главная проблема не в этом. Плохо, что потребитель так и не поверил в отечественное. Пока мы отдаем предпочтение импорту, пусть и подорожавшему».

Промышленники в принципе оказались тяжелыми на подъем в вопросах замещения импорта. И это понятно. Годами отработанные схемы и так рушились на глазах, а тут еще и глобальная программа вступила в силу. «Рубить с плеча» никто не стал — своих поставщиков стали привлекать там, где это было возможно. Институт Гайдара по итогам опроса промышленных предприятий составляет следующий рейтинг лучших «заместителей»:

В промышленности строительных материалов — самый значительный отказ от импорта. Во II квартале 2015 года долю зарубежных комплектующих и оборудования сократили 40% предприятий. При этом 40% «строителей» в принципе не закупают импортное оборудование. Это максимум среди всех отраслей.

В машиностроении закупки импорта во II квартале 2015 года снизили примерно 33% предприятий. Более 50% игроков собираются работать в тандеме с зарубежными партнерами, как минимум в ближайшие месяцы; 15% предприятий вообще не зависят от импорта.

В металлургии не более 25% предприятий сократили закупки импорта. Только 6% предприятий не используют зарубежное оборудование, и менее 1% полностью отказались от его закупки.

Проблема многих российских предприятий — в том, что они не могут быстро отказаться от иностранного оборудования. Если поставщиков сырья на своей территории мы еще можем найти, то некоторые виды станков и приборов в России просто не производят. Поэтому, наряду с развитием может быть и не самых экономически прибыльных, но стратегически необходимых направлений, пора обратить внимание на незанятые ниши. О таком подходе на очередном заседании Международного клуба директоров рассказала доцент Московского авиационного института Надежда Балановская.

«Текстильный рынок в России — это 77% импортных товаров, чаще всего — из Китая и Турции. Хлопка мы лишились еще после распада Советского Союза. Но нам никто не мешает развернуться в технических тканях. По сырью здесь у нас конкурентов мало. Нужно только возродить или построить новое производство, используя частно-государственное партнерство. Именно сегодня разрабатывается «Стратегия развития текстильной промышленности до 2025 года». Думаю, это лучший момент, когда текстильщики могут совершить рывок в своем развитии».

Легкая промышленность — не единственная сфера, где мы могли бы найти свободную нишу. Другое дело, создавать нечто новое — всегда сложнее. Но последние хроники формата «сделано у нас» подтверждают потенциал российских производителей. Так, на «Омском каучуке» в рамках импортозамещения возрождают производство латексов. В Белгороде открыт завод трубопроводов для атомных и тепловых электростанций — один из крупнейших современных комплексов в России. В Татарстане для ремонта импортной сельхозтехники налажен собственный выпуск запчастей. А новосибирский завод готов заменить украинский в выпуске двигателей для тепловозов. Все это — информационные поводы именно последних недель.

2015-12-27 09.30.33

Задача минимум — продовольственная безопасность

Достижения наших производителей по итогам года проще всего оценить в пищевой промышленности и сельском хозяйстве. Здесь доля импорта сокращалась максимально быстро. Во многом потому, что вопрос продовольственной безопасности мы пытаемся решить не первый год. Как шли дела в 2015-м — видно на графике: информация в открытом доступе представлена на страницах Единой межведомственной информационно-статистической системы.

Цифры говорят о рекордном производстве сыра, неплохом развитии мясной промышленности (в лидерах — курица и свинина, чуть отстает говядина). Фактически до нуля снизилась доля импорта муки и круп. Пока не удается избавиться от зависимости на рынке сухого молока и сливок. Зато умеренными темпами развивается производство растительных масел. Правда, до скачка — подобного замещению импорта масла животного — пока далеко.

2015-12-27 09.30.33

С едой, кажется, — порядок: себя должны прокормить. Но не стоит забывать о том, что наши производители работают в условиях закрытого рынка. А значит, есть риск потерять преимущество, когда конкуренты вернутся.

«Действительно, в сельском хозяйстве довольно сильно прирастает производство зерна, молока, мяса птицы и свинины. Это хорошо, — размышляет президент Международного клуба директоров, академик Абел Аганбегян.— Но легко занять место, когда импортер уходит, и трудно удержаться, когда он попытается вернуться. Цены наши подрастут — они свои сбросят. Нужно технологически переоборудовать производство, чтобы по уровню качества и затрат не уступать иностранному поставщику. А наши пока пришли замещать со старой техникой: никто им инвестиций не дал, чтобы они надолго заняли нишу. Так что импортозамещение не такое большое, как хотелось бы».

В структуре экспортируемых товаров никаких прорывных тенденций — мы по-прежнему делаем ставку на зерновые и масленичные культуры.

Все закономерно

Пик программы импортозамещения пришелся на конец 2014 года. Свою роль сыграли патриотический подъем и «шоковая терапия» санкций. В новых условиях мы быстро нашлизамену западным партнерам и, более того, в некоторых сферах деятельности ставка на отечественного производителя себя оправдала. Но этот задел не спас нас в 2015-м: «отдача» от валютного и инфляционного шока оказалась слишком серьезной. Дальше — новый удар: Центробанк повышает ключевую ставку до 17. Началось резкое падение промышленности. Кредиты стали слишком дорогими, об обновлении производственной базы не могло быть и речи. Все замерло, но, по мнению экспертов, уже начинает оживать.

«Сегодня ставка снизилась до 11%, но быстрой отдачи не последовало. Больше позитива будет в 2016 году, так как, во-первых, начнет действовать эффект низкой базы этого года, а во-вторых, в январе есть шансы на то, что регулятор все же проведет снижение ставки до 10-10,5%», — такой прогноз дает инвестиционная группа «Финам».

2015-12-27 09.30.33
Быстрыми темпами развивается машиностроение. Стараемся использовать собственные ресурсы.

Предпосылки для успешной реализации программы замещения импорта есть. И для российской экономики такая работа необходима. Но результатов в краткосрочной перспективе ждать не стоит. Речь идет о стратегии, как минимум, на ближайшее десятилетие. И если в 2014-2015 годах речь шла о массовом замещении импорта, то задача на 2016-й ставится иная. О ней в своем послании Федеральному Собранию говорил президент Владимир Путин.

«Продукция, которая будет производиться, должна быть самого высокого международного уровня. Вновь подчеркну: будем поддерживать именно конкурентные отечественные производства. Ни у кого не должно быть иллюзий, что, прикрываясь импортозамещением, можно подсунуть государству и гражданам суррогаты или залежалый, да еще втридорога, товар, — подчеркнул президент. — России нужны компании, которые способны не только обеспечить страну современной качественной продукцией, но и завоевывать мировые рынки».

То есть речь теперь идет не только о производстве продукта для внутреннего рынка. Задача максимум — формирование экономики, способной покрывать отечественный спрос и успешно конкурировать на мировом рынке. И это неплохая новость. Ведь стратегия импортозамещения — естественный выбор в условиях геополитической напряженности и войны санкций. А «экспортная сертификация» экономики — это еще и предпосылка к восстановлению нормального градуса взаимодействия на международной арене.

Фото: ТАСС/Артем Коротаев, Андрей Холмов, Донат Сорокин, riafan.ru
via