Новости Севастополя

Севастополь /Новости, 21 декабря 2015/.

«Я собирала французские пули
Как собирают грибы и чернику…»

Малахов курган… Здесь на Корниловском бастионе героически сражался со своими бойцами штабс-капитан Антон Андреевич Горенко. Именно те французские пули, летевшие в них, спустя много лет собирала маленькая Аня, внучка бравого штабс-капитана. Анна Горенко… Анна Андреевна Ахматова.

Более десяти лет подряд Анна вместе с родственниками приезжала в Севастополь, сюда, где

«Бухты изрезали низкий берег
И все паруса убежали в море»

Боясь стеснить родственников в доме деда на Екатерининской, семья отправлялась в Туровку – дачный поселок неподалеку от Стрелецкой бухты, и из года в год снимала одну и ту же дачу. Она называлась «Отрада». С холма открывался прекрасный вид: на море, на древний Херсонес, на скалы и балки. Жители Туровки любили маленькую Аню. Ведь, по их мне нию, Аня прекрасно «чуяла воду – с помощью лозы она находила места, где нужно рыть колодцы. Но свободолюбивой Ане хотелось «ходить по южной балке за виноградники в каменоломни». А еще больше её тянуло к себе море и древний греческий город. По склону она сбегала через редкий парк к Песочной бухте и, оставив слева грязелечебницу Шмидта, мчалась к морю

«Я была дерзкой, злой и веселой,
В песок зарывала желтое платье,
Чтоб ветер не сдул, не унес бродяга…»

Желтое платье. В самом начале лета оно порвалось от проймы до подола, но упрямая тринадцатилетняя Аня не зашила его и не позволила сделать это другим. Так и пробегала в нем все лето, запахивая его как японское кимоно. Стоит ли обращать внимание на мелочи, когда к Ане «приплывала зеленая рыба и прилетала белая чайка». Аня прекрасно плавала и подолгу не выходила на берег. Разве что выбраться и бежать к развалинам Херсонеса. Каждая его улица, каждая базилика были знакомы ей.

Но самым любимым местом была башня Зенона. Анна забиралась на неё и подолгу смотрела на море. С этим местом связана одна история. Тут, в Карантинной бухте, в начале ХХ века был огромный арбузный базар. В бухту заходили баржи, груженые херсонскими арбузами, и шла бойкая торговля. В один из таких базарных дней шестнадцатилетняя Анна с братьями Андреем и Виктором и кузиной Александрой взяли на Графской пристани ялик напрокат и на веслах пришли за арбузами. Анна сразу же отправилась к башне и пробыла там весь день, пока братья выбирали и грузили в ялик арбузы. Вернулась лишь когда семья решила отчаливать. Села на корму и молчала, глядя на море и корабли. Старший брат Андрей решил было пристыдить её, что нет от неё никакой пользы: арбузы не покупала, грести веслами не хочет… Анна продолжала молчать. И лишь когда братья начали дразнить её, распевая «Везём Аню и арбузы», она встала и прыгнула в воду. В дом деда вернулась лишь к ночи, добираясь вплавь и пешком через Загородную балку. С того дня Анна никогда в жизни не ела арбузов. Считала, что за гордость семья «отлучила её от ложа и стола».

Следующий приезд в Севастополь, в дом на Екатерининской, был для Анны печальным. Она заболела свинкой, сильно переживала из-за этого, Ведь должен был приехать Николай Гумилев. Ах, как не вовремя опухло лицо! По приезду Гума (так называла Николая Анна) она пряталась от него, но Гумилев все же увидел её. «Анна, Вы прекрасны как Екатерина Великая!», — только и смог сказать он. А на утро сделал ей предложение выйти за него замуж. Это было первое его предложение. Впереди их будет еще двенадцать, прежде чем Анна станет его женой. Но до этого еще пять лет. А пока – море, Херсонес, Малахов курган…

«Я приносила домой в подоле
Осколки ржавые бомб тяжелых»

Малахов курган. Здесь на Корниловском бастионе стоял насмерть штабс-капитан Антон Андреевич Горенко. Здесь же, но у же в 1920 году у оборонительной башни был расстрелял штабс-капитан Виктор Андреевич Горенко, брат Анны.

Таким вошел Севастополь в жизнь Анна Андреевны Ахматовой.

«Ко мне приплывала зеленая рыба,
Ко мне прилетала белая чайка.
А я была дерзкой, злой и веселой
И вовсе не знала, что это счастье…»

 

Владислав Мокряков