Севастопольские рассказы /Новости, 30 декабря 2015/. Плоские куклы оживают, когда выключается свет. С первых секунд в темноте загораются десятки маленьких глаз. Так начинается представление севастопольского «Театра кукол на подушках», который недавно открылся в КИЦ. Мы побывали в закулисье театра для самых маленьких. О смелом экспериментальном проекте «Севастопольским рассказам» рассказал главный режиссер Артем Макеев.

Новости Севастополя

— Расскажите, как пришла идея поставить именно «Снежных человечков»?

— Вообще это совершенно замечательная болгарская сказка, и по ней есть не менее замечательная пьеса Владимира Веселова «Солнышко и снежные человечки». Удивительная. Таких историй очень мало. Это рождественская история о двух снеговичках, которые искали Солнце, чтобы попросить его, чтобы оно не приходило, поскольку они могут растаять. Я не хочу рассказывать весь сюжет, чтобы зрители сами посмотрели историю. Я написал свою инсценировку, не брал эту пьесу. История философская. Поэтому она будет интересна и детям, и взрослым – она очень трогательная.

Новости Севастополя

— Чему учит ваша история, что вы хотели ей рассказать?

— Эта история о самопожертвовании, история о любви, история о добре. В ней очень многое заложено. Прежде всего, она о большой любви, о большой радости… и о смерти в том числе. Потому что на мой взгляд – и этой мой принципиальный концептуальный взгляд на театр детский для самых маленьких – что с детьми нужно говорить обо всем. В том числе и о смерти, и о предательстве, и о каких-то других вещах, но говорить на их языке. И вот эта история как раз очень подходит для такого откровенного искреннего разговора. Очень атмосферная, там мало текста, там много действия. Два актера взаимодействуют со зрителями в процессе этой истории.

— Почему вы решили сделать эту историю интерактивной: у вас нет как таковой сцены, а есть общее творческое пространство? Это особенности помещения помогли или изначально была такая задумка?

— Маленьких детей необходимо вовлекать, они в этом нуждаются, им нужно чувствовать, трогать, с ними нужно очень близко взаимодействовать, они нуждаются в какой-то тактильности чисто психологически. Поэтому, конечно, спектакль для самых маленьких подразумевает взаимодействие актеров, кукол и зрителей. Плюс эта история очень атмосферная. Этот спектакль у нас сделан из плоских кукол, но, поскольку они необычные, и у каждой есть свои секреты, и они двигаются, их много, они разные, то создается абсолютно живой такой эффект анимации.

Новости СевастополяНовости Севастополя

— А как дети реагируют?

— Вы знаете, удивительно совершенно. Потому что приводят же очень маленьких детей. С двух лет, наверное, может, и младше были. Но практически, за редким исключением, тишина стоит мертвая – то есть все погружаются в то, что происходит в этой истории. И это дорогого стоит на самом деле. Потому что дети сидят полчаса практически в темноте. Свет периодически входит, когда актеры начинают взаимодействовать со зрителями.

— Как рождаются образы?

— Их придумывает художник. Вернее, сначала придумывается история. В процессе того, как пишется инсценировка, сразу же задумывается, как и что будет. Мы это придумываем вместе с художником – как решить каждую сцену спектакля. А потом уже художник начинает искать эти образы, и это очень кропотливая работа.

— Под каждый спектакль будут разные куклы из разных материалов?

— Безусловно. Нам интересно экспериментировать. И для зрителя, чтобы он увидел разные возможности и формы театра кукол. Но это зависит от драматургического материала – он, прежде всего, диктует, какие должны быть куклы: марионетки, настольные куклы, тростевые, перчаточные. Все очень тонко взаимосвязано. А после этого, когда это все придумано, нарисованы эскизы, сделаны чертежи, мы уже приступаем к изготовлению.

— Вы приехали из Санкт-Петербурга. Почему возникла идея привезти свое творение именно в Севастополь?

— На самом деле никакого творения мы сюда, не считая себя самих, не привозили. Мы много ездили по стране, мы много ставили спектаклей. Нам очень нравится Крым, и возникла идея приехать сюда. Конечно, к этому подтолкнуло и присоединение к России. Поэтому возникла идея создания в Крыму театра кукол. Это была, по большому счету, авантюра. Получится, значит, получится, не получится, значит, не получится. И попали мы в Севастополь, в КИЦ. Как говорят, мы оказались в нужное время в нужном месте. Мы ни с какими городскими структурами не искали взаимопонимания, в этом-то весь и секрет. Мы приехали, пожили здесь неделю, и так получилось, что художественный руководитель ТЮЗа (севастопольцам этот театр известен как ТБМ – СР) Людмила Евгеньевна Оршанская нам посоветовала – а сходите в КИЦ, там креативный директор, которого, может быть, заинтересует ваша идея.

— А вы были знакомы с худруком ТЮЗа?

— Нет, мы даже не были знакомы. Мало того, мы даже не собирались в ТЮЗ идти, мы просто шли по улице, мы не знали, что там ТЮЗ. А там как раз только что закончилась репетиция. А дело в том, что в ТЮЗе уже несколько лет идет моя пьеса «Курочка Ряба». Она по-другому у меня называется, а тут инсценировка. И мы решили, наконец, зайти познакомиться, рассказать, кто мы, что мы. Подружились. Людмила Евгеньевна – а теперь она крестная мама театра кукол – отправила нас в КИЦ. Ну, мы и пришли. И говорим – здравствуйте, мы из Питера, у нас есть идея создания театра. На что нам сказали: «Давайте! Что вам для этого нужно». Мы рассказали, и нам пообещали сделать. Вот и весь разговор. И уже через несколько дней мы были в КИЦ, и началась работа.

Новости СевастополяНовости Севастополя

— Как вы работали над созданием декораций? Вы делали все с нуля?

— Мы создавали куклы и реквизит. У нас опять же благодаря руководству КИЦ были приняты профессиональные художники, которым интересно это, то есть люди, которые раньше не занимались куклами, но были связаны с театром. И мы своими руками все это делали – от начала и до конца. А что касается помещения, то мы принесли эскизы, принесли макеты того, что нам бы хотелось. И нам выделили деньги, закупили все необходимые материалы, краски, ковролин.

— Деньги выделили из госбюджета?

— Никаких государственных денег. Абсолютно. Это заработанные Культурно-Информационным Центром средства, которые были выделены специально для этого проекта «Театр кукол на подушках».

— Сколько вы работали над созданием театра?

— Третий месяц, уже практически четвертый. Представление запустилось 25 декабря, а до этого нас приняли на работу в КИЦ. Все это время мы делали спектакль, мы искали актеров. Мы сначала придумывали спектакль, потому что мы не приехали с готовым материалом – это, в общем, все создавалось с нуля.

— На свой первый спектакль вы специально пригласили деток с особыми потребностями. А как для них это прошло?

— Хорошо прошло, замечательно. Понятно, что там были какие-то свои нюансы, но это совершенно не страшно. Мало того, к нам уже приходили руководители такого реабилитационного центра, и в дальнейшем мы будем сотрудничать с ними и с подобными организациями. А ради чего еще театр, собственно, нужен? И чем эти дети отличаются от других? Поэтому мы уже задумываем какие-то совместные проекты. У нас будут и благотворительные спектакли, выезды в больницы к детям, которые не имеют возможности прийти в театр по тем или иным причинам. Это часть нашей работы, и немаловажная. И ради этого тоже создавался этот театр.

— А когда еще можно будет посмотреть спектакль?

— После Нового года – со второго по пятое января в 11:00 и в 13:00, по два спектакля в день еще четыре дня. Потом будет небольшой перерыв, чтобы отдохнул и спектакль, и актеры, и мы возобновим ее. Билет стоит 200 рублей. Поскольку театр для самых маленьких, билеты покупаются и на взрослого, и на ребенка. Кроме этого, мы сейчас начнем подготовку нового спектакля. По сказке Бориса Заходера «Кто такие птицы?». Это другой совершенно спектакль по настроению, по характеру, по форме. В следующем году мы планируем такого рода спектаклей, серьезных, как «Солнышко и снежные человечки», которые требуют серьезных временных затрат, выпустить три-четыре. Ну, три точно. В год. Поскольку это репертуарный театр. И еще после Нового года я буду набирать театральную студию от 14 лет и до бесконечности, с которой я еще хотел бы делать два спектакля в год.

— Как будет функционировать эта студия?

— Она не подразумевает задействование мастерской. То есть сами ребята делают и декорации, и куклы. Это совершенно другой подход, другая форма спектаклей, мне это интересно. И я думаю, что это даже могут быть спектакли для взрослых. Планируется актерское мастерство, планируется сценическая речь, кукольное мастерство, пластика – достаточно много дисциплин. Достаточно много времени я планирую уделять студии.

— Это будет платная школа?

— Я думаю, что да. Конечно, да. Потому что, так или иначе, КИЦ и его студиям нужно на что-то жить. Поэтому эта история будет платная. И это хорошо, это здорово, это значит, что здесь будут только те, кому это по-настоящему нужно. Мало того, в этой студии у ребят будет возможность делать свои проекты, площадкой для самых достойных из них станет «Театр кукол на подушках». Это уже не просто студия, это театр при театре – такая экспериментальная штуковина.

— Сколько сейчас человек в вашей команде?

— Нас на данный момент семеро. Это я, это художник Елена Собянина, это две актрисы – Екатерина Старикова и Дарья Сергованцева – и еще два художника: художник декоратор и технолог Андрей Сербиненко и художник-бутафор Галина Ягнён.

И, пользуясь случаем, наш театр кукол хотел бы поздравить всех с наступающим Новым годом и пожелать всем много радости, мира и любви! Мы ждем вас к себе в гости!

Екатерина Фантерра