Новости Севастополя

Севастополь /Новости, 9 января 2016/. В эти морозные январские дни 1943 года на земле Луганщины в заснеженном Краснодоне разыгрывалась страшная трагедия: свора немецких оккупантов и их приспешников из числа бывших «русских» рвала на части арестованных участников подпольной комсомольской организации «Молодая Гвардия», многим из которых не было и 19 лет. Совершенно неадекватное зверство, явленное блюстителями «нового порядка», заставляет еще и еще раз задуматься о природе западной «цивилизации», в основе которой лежит колониальное устройство мира с целью бесконтрольного доступа к его ресурсам, разделение людей на господ и рабов со всеми вытекающими отсюда самыми изощренными методами подавления свободы и независимости последних. Так было во времена Спартака, во времена англо-бурской войны, немецко-фашистской оккупации – так продолжается и в наше время, когда кровавая киевская хунта пытается поставить на колени не покорившийся Донбасс.

Немцы оккупировали шахтёрский Краснодон 20 июля 1942 года. И почти сразу же в городе появились первые листовки, запылала новая баня, уже готовая под немецкие казармы. Это начал действовать Серёжка Тюленин. Один. 12 августа 1942 года ему исполнилось семнадцать…

Новости Севастополя

В начале октября все разрозненные подпольные группы были объединены в одну организацию, насчитывающую около 110 участников — юношей и девушек. Самому младшему было четырнадцать лет, а пятидесяти пяти из них никогда не исполнилось девятнадцати. В штаб организации «Молодая гвардия» вошли Иван Земнухов — начальник штаба, Виктор Третьякевич — комиссар, Василий Левашов, Георгий Арутюнянц, Сергей Тюленин, Ульяна Громова, Любовь Шевцова, Олег Кошевой и Иван Туркенич.

Эти самые обыкновенные, ничем не отличавшиеся от таких же юношей и девушек нашей страны ребята, которые до войны дружили и ссорились, учились и влюблялись, бегали на танцы и гоняли голубей, теперь произносили священную клятву: «Я, вступая в ряды “Молодой гвардии”, перед лицом своих друзей по оружию, перед лицом своей родной, многострадальной земли, перед лицом всего народа торжественно клянусь: беспрекословно выполнять любое задание, данное мне старшим товарищем; хранить в глубочайшей тайне все, что касается моей работы в “Молодой гвардии”! Я клянусь мстить беспощадно за сожженные, разоренные города и села, за кровь наших людей, за мученическую смерть тридцати шахтеров-героев. И если для этой мести потребуется моя жизнь, я отдам ее без минуты колебания. Если же я нарушу эту священную клятву под пытками или из-за трусости, то пусть мое имя, мои родные будут навеки прокляты, а меня самого покарает суровая рука моих товарищей. Кровь за кровь! Смерть за смерть!»

Новости Севастополя

И молодогвардейцы начинают действовать, распространяя сводки Совинформбюро, освобождая советских военнопленных, перерезая телефонные провода, отбивая у немцев стадо скота в 500 голов и разгоняя его по ближайшим хуторам и поселкам.

В ночь с 6 на 7 ноября 1942 года в канун 25-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции молодогвардейцы вывешивают на зданиях школы, бывшего райпотребсоюза, больницы и на самом высоком дереве городского парка красные флаги. «Когда я увидела на школе флаг, — рассказывает жительница города Краснодона М.А. Литвинова, — невольная радость, гордость охватили меня. Разбудила детей и быстренько побежала через дорогу к Мухиной. Её я застала стоящей в нижнем белье на подоконнике, слезы ручьями расползались по ее худым щекам. Она сказала: “Марья Алексеевна, ведь это сделано для нас, советских людей. О нас помнят, мы нашими не забыты”».

Новости Севастополя

В составе «Молодой Гвардии» действовали и специально подготовленные разведывательно-диверсионные группы, подчинявшиеся 4-му Управлению НКВД СССР. 22 сентября 2003 года на страницах «Комсомольской Правды» Ольга Мусафирова сообщила, что вышла на проживавшего в Киеве полковника в отставке Леонида Николаевича Дубинина, в свое время руководившего их подготовкой: «Любовь Шевцова, 18 лет от роду, комсомолка, происхождение — из рабочих, в апреле — мае 1942 года прошла подготовку как разведчик и радист. И с псевдонимом “Григорьева” влилась в состав резидентуры “Буря” НКВД УССР – разведывательно-диверсионной группы в составе 4-го Управления НКВД СССР, которым руководил старший майор госбезопасности Павел Анатольевич Судоплатов. Резидентура была создана в Ворошиловградской области для активной деятельности в тылу врага… Накануне нашей встречи, когда уже имелось “добро” на работу с архивными документами СБУ Украины, Леониду Николаевичу позвонили. Мол, “Комсомолка” хочет взять интервью — не откажете? Несмотря на преклонный возраст — 88 лет — Леонид Николаевич обладал феноменальной памятью. А на следующее утро Леонида Николаевича не стало… Дочь сказала: “Умер как чекист — мужественно и молча”. Нить оборвалась. Люди этой профессии редко пишут мемуары. То немногое, что полковник Дубинин доверил бумаге, не могло дать ответа на все вопросы…»

Из воспоминаний Леонида Николаевича Дубинина: «…Я учил их пользоваться взрывчаткой, электродетонаторами и бикфордовым шнуром, а также самостоятельно изготовлять взрывчатые вещества из обычных аптечных препаратов, показывал, как лучше вывести из строя объект… Особенно дотошной оказалась девушка-блондинка по имени Люба. 11 июня подготовка группы завершилась, а 16-го Луганском овладели немцы… После освобождения Украины я снова оказался на Донбассе. В конце лета 1943-го мы узнали о героизме подпольщиков краснодонской группы “Молодая гвардия”. Выяснилось, что активную роль в ней играла Люба Шевцова, та самая Люба, с которой мы познакомились на специальных курсах».

Новости Севастополя

Учеба Любы Шевцовой в разведшколе для работы в тылу врага описана во всех её официальных биографиях, публикациях и воспоминаниях о ней, изданных в советское время. Так, в брошюре «Вожаки “Молодой гвардии”», изданной в Донецке в 1976 году, говорится: «Люба мечтала стать артисткой. Но началась война, и она избрала для себя другую профессию – профессию разведчика. Люди, которые руководили подготовкой Любы в Ворошиловградской специальной школе партизан и подпольщиков, отмечают, что она обладала боевыми качествами подпольщика. После окончания школы Шевцова получила радиопередатчик и в июле 1942 года была оставлена для связи с одной из партизанских групп, действовавших в оккупированном Ворошиловграде». Об этом же пишет в своих воспоминаниях и молодогвардеец Василий Левашов: «… её оставили с заданием в Ворошиловграде, когда наши войска покидали город. … Люба – радистка».

В ночь с 5 на 6 декабря отважная разведывательно-диверсионная группа молодогвардейцев в составе Любовь Шевцова, Сергей Тюленин и Виктор Лукьянченко проводит блестящую операцию по поджогу биржи труда, спасая несколько тысяч советских людей от угона на каторгу в Германию.

Новости Севастополя

Между тем радистку «Григорьеву» уже давно выслеживал Абвер — среди курсантов разведшколы НКВД оказался предатель…

Из допроса в НКВД СССР в марте 1943 года обвиняемого Шаповалова:

– Вы знаете радистку Шевцову?

– Я не знаю, но мне Павлик рассказывал о том, что ему начальник немецкой разведки Тан дал задание установить знакомую ему радистку Шевцову и Панченко Валю, также проживающую в Ворошиловграде. В декабре 1942 года я и Павлик указанных радисток установили, но не обнаружили по месту жительства. Тан был очень недоволен этим и приказал своему помощнику лично заняться их розыском.

В первый день нового, 1943 года за Любой пришли двое. Местный полицай и солидный мужчина в полупальто с барашковым воротником, барашковой шапке и темно-синих брюках (с такой подчеркнутой роскошью немцы экипировали добровольных помощников Абвера).

Мужчина сказал:

– Ну что, Люба, поедем в Ворошиловград? Для тебя есть работа!

Из показаний матери Любови Шевцовой в марте 1943 года:

– Люба попросила: «Сожги все бумаги, что лежат в чемодане, и никому ничего не говори». Я так и сделала. Еще я спросила Любу: «Ты знаешь этого человека?» – «Да, он учился вместе со мной в школе…»

Из допроса бывшего следователя краснодонской полиции Усачева в сентябре 1947 года:

– Шевцова проходила по делу вскрытой СД в Ворошиловграде антифашистской организации как её активная участница. Показаний не дала и как радистка в категорической форме отказалась от сотрудничества.

Но это не спасло организацию. Вовлекая в свои ряды широкий круг молодежи, среди которой оказались и менее стойкие люди, «Молодая Гвардия» оказалась раскрытой полицией. Однако во время страшных пыток, которым подвергли молодогвардейцев озверевшие враги, с невиданной силой раскрылся нравственный облик юных патриотов, облик такой духовной силы, что он будет вдохновлять еще многие и многие поколения.

Четыре камеры городской полиции были забиты до отказа. Всех ребят страшно пытали. Кабинет начальника полиции Соликовского больше походил на бойню — так он был забрызган кровью. Чтобы во дворе не слышали криков истязаемых, изверги заводили патефон и включали его на полную громкость.

Подпольщиков подвешивали за шею к оконной раме, имитируя казнь через повешение, и за ноги, к потолочному крюку. И били, били, били — палками и проволочными плетьми с гайками на конце. Девчонок вешали за косы, и волосы не выдерживали, обрывались…

Молодогвардейцам давили дверью пальцы рук, загоняли под ногти сапожные иглы, сажали на раскаленную плиту, вырезали звезды на груди и спине. Им ломали кости, выбивали и выжигали глаза, отрубали руки и ноги…

Новости Севастополя

Зимней холодной ночью 15 января 1943 года первую группу, в которой было 49 молодогвардейцев и 22 члена подпольной партийной организации, повезли на казнь. Замученных нечеловеческими пытками их живыми сбросили в 58-метровый ствол краснодонской шахты № 5. В их числе были Виктор Третьякевич, Евгений Мошков, Иван Земнухов, Ульяна Громова, Сергей Тюленин, Анна Сопова, Лидия Андросова, Ангелина Самошина, Майя Пегливанова, Александра Дубровина, Александра и Василий Бондаревы, Антонина Елисеенко, Владимир Жданов, Клавдия Ковалёва, Нина Герасимова, Сергей Левашов, Демьян Фомин, Антонина Иванихина и многие другие подпольщики-антифашисты. После этого каратели столкнули в шахту шахтерские вагонетки и забросали её гранатами.

16 января расстреляли вторую группу подпольщиков, 31 января — третью. Одному из этой группы удалось бежать с места казни. Это был Анатолий Ковалев, впоследствии пропавший без вести. В тюрьме оставались четверо. Их увезли в город Ровеньки и расстреляли 9 февраля вместе с находившимся там Олегом Кошевым. Среди них была и Любовь Шевцова.

14 февраля в Краснодон вошли советские войска. День 17 февраля стал траурным, полным плача и причитаний. Из глубокого темного ствола шахты бадьей доставали тела замученных юношей и девушек. Узнать их было трудно, некоторых ребят родители опознали только по одежде:

Ульяна Громова, 19 лет

«….на спине вырезана пятиконечная звезда, правая рука переломана, поломаны ребра» (Архив КГБ СССР)

Лида Андросова, 18 лет

«…извлечена без глаза, уха, руки, с веревкой на шее, которая сильно врезалась в тело. На шее видна запеченная кровь» (Музей «Молодая гвардия», ф. 1, д. 16)

Аня Сопова, 18 лет

«Ее избивали, подвешивали за косы… Из шурфа Аню подняли с одной косой — другая оборвалась» (РГАСПИ. Ф. М-1. Оп. 53. Д. 331)

Шура Бондарева, 20 лет

«…извлечена без головы и правой груди, все тело избито, в кровоподтеках, имеет черный цвет» (из протокола осмотра тела – там же)

Ангелина Самошина, 18 лет.

«На теле Ангелины были обнаружены следы пыток: выкручены руки, отрезаны уши, на щеке вырезана звезда» (там же)

Шура Дубровина, 23 года

«Тело было обезображено — выколоты глаза, выбиты зубы, сломаны обе руки… Перед моими глазами встают два образа: жизнерадостная молодая комсомолка Шура Дубровина и изуродованное тело, поднятое из шахты. Я видела её труп только с нижней челюстью. Её подружка — Майя Пегливанова лежала в гробу без глаз, без губ, с выкрученными руками…» (там же)

Майя Пегливанова, 17 лет

«Труп Майи обезображен: отрезаны груди, губы, переломаны ноги. Снята вся верхняя одежда. В гробу лежала без губ, с выкрученными руками» (там же)

Тоня Иванихина, 19 лет

«… извлечена без глаз, голова перевязана платком и проволокой, груди вырезаны» (там же)

Нина Минаева, 18 лет

«…Мою сестру распознали по шерстяным гамашам — единственной одежде, которая осталась на ней. Руки у Нины были поломаны, один глаз выбит, на груди бесформенные раны, всё тело в черных полосах…» (там же)

Тося Елисеенко, 22 года

«Труп Тоси был обезображен, пытая, ее посадили на раскаленную печь» (там же)

Виктор Третьякевич, 18 лет

«…В числе последних подняли Виктора Третьякевича. Его отец, Иосиф Кузьмич, в тоненьком залатанном пальтишко изо дня в день стоял, ухватившись за столб, не отводил взгляд от шурфа. А когда распознали его сына, — без лица, с черно-синей спиной, с раздробленными руками, — он, будто подкошенный, повалился на землю. На теле Виктора не нашли следов от пуль — значит, сбросили его живым…» (там же)

Борис Главан, 22 года

«Из шурфа был извлечен связанным с Евгением Шепелевым колючей проволокой лицом к лицу, кисти рук отрублены. Лицо изуродовано, живот вспорот» (там же)

Евгений Шепелев, 19 лет

«…Евгению отрубили кисти рук, вырвали живот, разбили голову…» (там же)

Володя Жданов, 17 лет

«Извлечен с рваной раной в левой височной области, пальцы переломлены и искривлены, под ногтями кровоподтеки, на спине вырезаны две полосы шириной три сантиметра длиной двадцать пять сантиметров, выколоты глаза и отрезаны уши» (Музей «Молодая гвардия», ф. 1, д. 36)

Клава Ковалева, 17 лет

«… извлечена опухшей, отрезана правая грудь, ступни ног были сожжены, отрезана левая рука, голова завязана платком, на теле видны следы побоев. Найдена в десяти метрах от ствола, между вагонетками, вероятно была сброшена живой» (Музей «Молодая гвардия», ф. 1, д. 10)

Серёжа Тюленин, 17 лет

«27 января 1943 года Сергей был арестован. Вскоре забрали отца, мать, конфисковали все вещи. В полиции Сергея сильно пытали в присутствии матери, устроили очную ставку с членом “Молодой гвардии” Виктором Лукьянчеико, но они не признавали друг друга.

31 января Сергея пытали в последний раз, а затем его, полумертвого, вместе с другими товарищами повезли к шурфу шахты № 5…»

Володя Осьмухин, 18 лет

«Когда я увидела Вовочку, изуродованного, совсем почти без головы, без левой руки по локоть, думала, что сойду с ума. Я не верила, что это он. Был он в одном носочке, а другая нога совсем разута. Вместо пояса вдет шарф теплый. Верхней одежды нет. Сняли звери голодные. Голова разбита. Затылок совсем вывалился, осталось только лицо, на котором остались только Володины зубы. Все остальное изуродовано. Губы перекошены, носа почти совсем нет. Мы с бабушкой умыли Вовочку, одели, украсили цветами. На гроб прибили венок. Пусть лежит дорогой спокойно».

Аресты начались после того, как молодогвардейцы совершили дерзкий налёт на немецкие автомашины с рождественскими подарками, которые подпольщики хотели использовать для своих нужд. 1 января 1943 года были арестованы Евгений Мошков и Виктор Третьякевич, которые не успели надёжно спрятать мешки с подарками. 2 января был арестован Иван Земнухов, который пытался выручить своих товарищей.

И ему это почти удалось. Но в тот самый день, когда Мошкова, Земнухова и Третьякевича уже собирались выпустить, к начальнику районной жандармерии гаубтвахтмейстеру Зонсу постучали…

– Начальник шахты №1-бис, – сообщил вошедший. – Имею честь передать вам следующий документ. Надеюсь он вас заинтересует…

И он положил на стол листок из школьной тетради, исписанный мелким, торопливым почерком. Вот точный текст подлого доноса, с которого и начались трагические страницы в истории «Молодой гвардии»:

ЗАЯВЛЕНИЕ

Начальнику шахты №1-бис

Я нашел следы подпольной молодежной организации и стал её членом. Когда я узнал её руководителей, я вам пишу заявление. Прошу прийти ко мне на квартиру, и я расскажу вам все подробности. Мой адрес: ул. Чкалова, N12, ход 1-й, квартира Громова Василия Григорьевича.

Почепцов Геннадий

Автор этого доноса Геннадий Почепцов был сверстником и товарищем многих молодогвардейцев. Он учился с ними в одной школе и жил с отчимом, Василием Громовым, начальником шахты № 1-бис и тайным агентом полиции Краснодона, человеком корыстолюбивым, желчным и злым. 5 января полиция начала массовые аресты подпольщиков, которые продолжались вплоть до 11 января 1943 года.

Чтобы скрыть имя предателя, среди арестованных молодогвардейцев распустили слух, что их выдал арестованный первым Виктор Третьякевич, комиссар «Молодой гвардии». На него же в ходе процесса 1943 года указал следователь полиции М. Кулешов, заявив, что тот не выдержал пыток. Но товарищи Виктора в это не поверили.

Правда обнаружилась лишь 16 лет спустя, когда удалось арестовать одного из самых свирепых палачей, пытавших молодогвардейцев — Василия Подтынного, служившего заместителем начальника краснодонской городской полиции в 1942—1943 годах. В 1959 году на следствии он заявил, что Третьякевича оклеветали, но он, несмотря на жестокие пытки и побои, никого не выдал.

Тот факт, что никто из нацистских палачей не ушел от ответа, объясняется тем, что вскоре после расправы над молодогвардейцами Краснодон был освобожден Красной армией. И уже через два дня следователи НКВД начали аресты лиц, причастных к гибели подпольной организации. В итоге были составлены списки лиц, непосредственно причастных к преступлениям — причем, как немцев, так и местных прислужников нацистов. Например, Вальтер Айхгорн, который в составе жандармской группы непосредственно участвовал в убийствах членов «Молодой гвардии», был найден в Тюрингии, где работал… на кукольной фабрике. Нашли и арестовали в Германии и Эрнста-Эмиля Ренатуса, бывшего начальника немецкой окружной жандармерии, лично пытавшего молодогвардейцев и выкалывавшего им глаза. Но необходимо помнить, что такие зверства гитлеровцы и их подручные творили на оккупированных территориях всюду. Просто не везде следы их жестоких расправ удалось столь тщательно зафиксировать, как в Краснодоне.

Из показаний Ренатуса: «Подполковник Ганцог дал нам указание в первую очередь заняться арестами коммунистов, евреев и советских активистов. При этом Ганцог подчеркнул, что для ареста этих лиц совершенно не требуется наличие каких-либо действий против немцев. Тогда же Ганцог разъяснил, что все коммунисты и советские активисты должны быть уничтожены и только в виде исключения заключены в концентрационные лагеря. Будучи назначенным начальником немецкой жандармерии в гор. Краснодоне, я выполнял эти директивы…»

После освобождения Красной армией Краснодона, Почепцов, Громов и Кулешов были признаны изменниками Родины и по приговору военного трибунала СССР 19 сентября 1943 года расстреляны.

Уроженец Краснодона Игорь Чередниченко, изучавший историю «Молодой Гвардии», привёл в одной из своих статей слова своего крёстного, который был свидетелем расстрела: «Громов стоял перепуганный, как мел белый. Глаза бегали по сторонам, сгорбившись, он как загнанный зверь дрожал. Почепцов сначала упал, на него подалась толпа жителей, хотели растерзать, но солдаты в последний момент сумели вырвать его из толпы… Почепцова порывалась расстрелять собственная мать, но её кто-то держал, хотя она ревела как зверь и требовала дать ей винтовку. Кстати, его мать была очень уважаемым человеком в городе. Она всех обшивала по самым низким ценам, никому не отказывала…».

Судьба Олега Кошевого и Людмилы Шевцовой стала известна после того, как в 1946-1947 годах дали показание бывшие служащие немецкой окружной жандармерии в городе Ровеньки.

Из протокола допроса арестованного Гейста от 4 ноября 1946 года:

Вопрос: Установлено, что в период оккупации Ворошиловградской области германскими войсками вы служили переводчиком в немецкой жандармерии в г. Ровеньки. Вы подтверждаете это?

Ответ: Подтверждаю. С августа 1942 года и по день изгнания германских войск из г. Ровеньки Ворошиловградской области я служил переводчиком в окружном жандармском управлении.

Вопрос: Когда и при каких обстоятельствах был арестован Кошевой?

Ответ: Кошевой был задержан в последних числах января 1943 года вблизи железнодорожной станции Карпушино в шести-семи километрах от г. Ровеньки и доставлен в полицию, откуда передан в жандармерию. После непродолжительного следствия он был расстрелян.

Новости Севастополя

Вопрос: Вы принимали участие в его расстреле?

Ответ: Да, я являлся участником расстрела группы партизан, в числе которых был Кошевой.

Из показаний нацистского преступника Шульца Якоба, жандарма немецкой окружной жандармерии в г. Ровеньки, от 11-12 ноября 1947 года:

– Я подвел Шевцову к краю ямы, отошел на несколько шагов и выстрелил ей в затылок, однако спусковой механизм у моего карабина оказался неисправным и произошла осечка. Тогда в Шевцову выстрелил рядом стоявший со мной Холлендер. Во время казни Шевцова держала себя мужественно, на краю могилы стояла с высоко поднятой головой, темная шаль сползла на плечи и ветер трепал ее волосы. Перед расстрелом она не проронила ни слова о пощаде…

В своё время Александр Голенков, исследовавший историю молодогвардейцев, привел высказывание американского журнала «Кольерс» относительно того, что «…надо добиться, чтоб в грядущей войне с Россией не было “Молодой гвардии”, не было Космодемьянской и Матросова». И, к сожалению, похоже, что многого в этом направлении достичь уже удалось. Наши «метры» кино, избалованные славой отцов, снимают небылицы о «баржах смерти» и героических германских снайперах в Сталинграде, оставаясь удивительно безучастными к очевидному и задокументированному жертвенному подвигу героев-молодогвардейцев, которых в угоду улюлюкающим либералам исключают из школьных программ.

Новости Севастополя