Загадка метаморфозы Макаревича. Главный — в списке Браудера

опубликовал (а) -
0 238
Thu., Nov. 11, 2010, Russia, Moscow. Frontman of the Mashina Vrameni group Andrey Makarevich in the Sigar club. Kommersant Photo/Igor Flis #RU 11.11.2010, Россия, Москва. Лидер группы "Машина времени" Андрей Макаревич в Сигарном клубе. Фото: Игорь Флис/Коммерсантъ

«Волк и заяц, тигры в клетке — все они марионетки. В ловких и натруженных руках» — в начале 80-х годов эти слова знала вся страна. Группа «Машина времени» и ее фронтмен Андрей Макаревич стали одними из главных символов поколения, которое потом назовут «поколение перестройки». Казалось, что вот-вот что-то произойдет, задует, наконец, ветер перемен, грядет новая оттепель, которая больше не закончится.

Видимо, так казалось и самому певцу, буйные кудри которого, бросали вызов серой советской действительности, где приветствовался армейский ежик и все ходили исключительно строем под контролем бесчисленной армии агентов Кей-Джей-Би.

Сегодня у тех, кто в те времена взахлеб слушал «Машину», уже выросли дети и обзавелись своими семьями. Кто-то постарел, кто-то стал мудрее. Андрей Макаревич продолжает радовать своих поклонников исполнением новых песен. Оказалось, что только творческой стороной таланты музыканта не исчерпываются. К сочинению музыки и песен прирос дар пламенного трибуна и борца за попранные права народа и свободу. По словам самого мэтра, первые шаги он стал делать еще в лохматые застойные времена: «Долгие годы меня не устраивал коммунистический режим. Он мне мешал жить, и мне мешал заниматься тем, чем я считал нужным заниматься. Я думаю, что какая-то наша заслуга, может быть, небольшая в том, что он лопнул, тоже есть».

Для СССР и Коммунистической партии Советского Союза Андрей Вадимович был серьезным соперником. Долгое время режим даже не подозревал, что музыкант с ним борется. До такой степени, что позволил ВИА стать лауреатом многих всесоюзных премий, разрешал сниматься в фильмах, выходивших в широкий прокат, даже отпускал во вражеские страны для участия в музыкальных фестивалях. Кровавая гэбня всеми силами давила свободомыслящих творческих людей. С особым цинизмом и коварством артиста даже удостоили звания Заслуженного артиста РСФСР.

Наконец, само время дало шанс выступить с открытым забралом. В личной коллекции многочисленных наград участников ВИА, безусловно, почетное место занимают медали «Защитнику свободной России», которые они заслужили за выступление на баррикадах перед Белым домом в августе 1991 года. С другой стороны – а кто тогда не был в плену революционной романтики? И более матерые и искушенные в политике кавалеры вели себя как юные студенты-нигилисты. После того, как бури улеглись, музыканты вновь вернулись к своей основной стезе – песенно-музыкальной.
В 1996 году пришлось вновь тряхнуть стариной – «машинисты» во главе с Макаревичем присоединились к кампании «Голосуй или проиграешь» в поддержку президента Ельцина. Впрочем, тех, кто сохранил нейтралитет, было по пальцам перечесть, так что и тут Макаревич не выглядел слишком оригинальным и политизированным. Не изменилась ситуация и после наступления 2000-х. В многочисленных интервью на политические вопросы музыкант отвечал обтекаемо, явно демонстрируя, что, как человек творческий он весьма далек от политики – главное, чтобы порядок был и жилось хорошо.

Расшевелить тонкую душу творца смогли только представители «несистемной оппозиции». Очевидно, у хозяев Навального нашлись какие-то отмычки, которые позволили открыться Макаревичу с неожиданной стороны. К этому времени он был заслуженно известным и любимым несколькими поколениями наших сограждан человеком. На его песнях росли и, очевидно, к его словам старались прислушиваться.

«Новый поворот» оказался неожиданным. Сначала Макаревич выступал, как борец с коррупцией. Публичный манифест широко разошелся по печатным и электронным СМИ. Жечь сердце всенародно избранного президента предполагалось сообщениями о вопиющих фактах мздоимства. «Будучи музыкантом, я постоянно езжу по стране и встречаюсь с самыми разными людьми… Вам, конечно, хорошо знакомо слово «откат». Ещё 5-6 лет назад средний откат по стране составлял 30%. Плакали, но платили. Сегодня это 70%. Мне достоверно известен случай, когда откат составил 95%». «Еще 5-6 лет назад» — это как раз те самые тучные докризисные годы. Толи денег тогда было у всех навалом до такой степени, что 30% не казались обременительными, толи процесс их заработка был чрезвычайно легок – неясно. 90-е годы, по этой логике, видимо, стоит считать вообще одной из лучших эпох, когда-либо случавшихся со страной. Ни тебе коррупции, ни тебе откатов, а повсюду сплошная свобода слова на моднейшем телеканале НТВ, где хоть за Ельцина агитируй, хоть за Зюганова с Анпиловым стой – всем все можно одинаково и совершенно бесплатно. В памяти большинства населения этот период, правда, вызывает не столь радужные воспоминания. Т.е. музыкант ездит по стране уже лет тридцать, и тут – бац! И коррупция откуда ни возьмись. Никогда не было – и вот опять!

На волне политического угара Макаревич был поверстан в высший партийный орган прохоровской «Гражданской платформы». Вслед за этим событием последовало еще одно публичное выступление – по тону скорее примирительное. «Он (Путин) ведь не давал указаний ментам нас обирать, чиновникам — воровать, депутатам — валять дурака. Про суд умолчу». Отхлынуло. Ненадолго. Концерт Макаревича перед детьми-беженцами из зоны АТО снова вызвал резкую критику всех более-менее адекватных людей. И снова артист идет на попятную – публично просит президента унять вакханалию вокруг своего имени в СМИ. Через некоторое время про эпатажные выходки певца и, правда, подзабыли.

Для начинающего политика это безусловный плюс. Видимо эти же соображения принял во внимание и некий Уильям Браудер – владелец заводов, газет пароходов и маленькой, но гордой оппозиции. Какая связь между Браудером и Макаревичем? Оказалось, что надежная и бесперебойная.

И связь эта надежная и бесперебойная.

Углубимся в недавнюю историю. В нашей стране существует Российское авторское общество, возглавляет которое – Сергей Федотов. Декларативно организация занимается благим делом – борьбой за соблюдение законодательства в области авторских прав. До недавнего времени Андрей Макаревич занимал в этой организации непоследний пост. Однако, между ним и Федотовым в скорости пробежала кошка в виде больших денег. РАО требовало от «Машины Времени» отчислений за концерты, «Машина» же считала, что ничего никому не должна. По этому поводу прошел ряд судебных заседаний, которые выиграли артисты. С тех самых пор Макаревич и Федотов разошлись по разным углам.

И углы эти оказались в Великобритании. Макаревич, очевидно, через свои обширные знакомства оброс некоторыми связями на берегах туманного Альбиона. В частности, завел если не дружбу, то товарищеские отношения с уже упомянутым финансистом Браудером, тот пообещал «порешать вопрос в Москве». И действительно РАО после дистанционного(!) вмешательства Браудера выплатило Макаревичу все.

Ранее Сергей Федотов , как сообщают британские СМИ, также не без помощи Браудера, обзавелся бизнесом на туманном Альбионе и замком в Шотландии ( за какие заслуги перед МИ-6 это еще предстоит выяснить следствию). Правда, Уильям Браудер, видимо, решил, что Федотову лучше вести «подрывную» деятельность на родине, поэтому и сдал его со всеми потрохами, т.е. недвижимостью британской прессе . И тот незамедлительно вернулся в Москву. Что, кстати, вполне объяснимо и логично с точки зрения ведения информационной войны. В «личной армии» Сергея Федотова состоит не один российский «певец ртом». Понятно, что у Федотова для влияния на умы и чувства людей есть не только хороший материальный ресурс, но и человеческий капитал. Именно он принимает решение, кто и сколько из артистов получит авторских отчислений. А кто совсем ничего не получит. Что делает его очень удобным и полезным инструментом в деле «борьбы с кровавым режимом».

Неплохая многоходовая комбинация: с одной стороны – непримиримый борец Андрей Макаревич, уже успевший получить некоторые «боевые» шрамы и обзавестись ореолом мученика в узкой прослойке околотворческой интеллигенции, с другой – вхожий в различные, в том числе и высокие, кабинеты Федотов с неограниченным ресурсом управления артистическим сообществом, а значит и их фанами. И тот, и другой зависят от Браудера – кто-то в большей степени, кто-то в меньшей. Сейчас они хоть и выступают формально раздельно, но бьют вместе. Это неслучайно. Когда оба будут не нужны – Браудер и его кураторы стравят их как пауков в банке. Благо в прошлом и у того, и у другого остались не высказанные претензии в адрес друг друга.

Итак, в сухом остатке – «человек и пароход», в смысле певец, личность тонкой душевной организации и одновременно «преследуемый по политическим мотивам мученик». А мученик по определению должен мучиться и страдать. А еще лучше – пасть жертвой неравной борьбы. Это даже лучше, если вдуматься. Так что, перефразируя Маяковского – ваше слово, товарищ Браудер.

P.S. Кстати сказать, что Андрей Вадимович Макаревич орденоносец и действительно человек заслуженный, попавший под шельмование СМИ и негодование толпы за предательство интересов страны. Почему его не защищает государство? Как так вышло, что всеми любимые артисты брошены на произвол таких вот федотовых и прочих агентов вражеских спецслужб?