Новости Севастополя

Севастополь /Новости, 18 января 2016/. Под председательством Владимира Путина состоялось заседание наблюдательного совета автономной некоммерческой организации «Агентство стратегических инициатив по продвижению новых проектов».

Обсуждались результаты работы Агентства в 2015 году и задачи на текущий год, в частности реализация «Национальной технологической инициативы», развитие системы подготовки кадров на основе международных стандартов и пути улучшения делового климата.

* * *

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!

Прежде всего хотел бы поблагодарить вас за работу в прошедшем году. Вы предложили ряд интересных идей, системные проекты, смогли объединить вокруг них деловые круги, экспертов, представителей гражданского общества, да и с органами власти поработали достаточно эффективно. Налажено взаимодействие и с новыми институтами, такими как Фонд развития промышленности, Российский экспортный центр, корпорация развития малого и среднего бизнеса. Должен отметить, что такое широкое сотрудничество помогает добиваться практических результатов в интересах всей экономики страны.

В прошедшем году при вашем активном участии в целом выполнены «дорожные карты» «Национальной предпринимательской инициативы», серьёзно изменились законодательная и нормативная базы. Объективным механизмом оценки правоприменения на местах, в субъектах Российской Федерации, по поддержке бизнеса стал Национальный рейтинг инвестиционного климата.

Важно, что вы организовали контроль со стороны предпринимателей за качеством исполнения принимаемых нормативных актов, прежде всего на уровне регионов и муниципалитетов. Убеждён, результаты таких проверок должны быть открытыми для всего общества, для граждан, и, безусловно, это будет помогать улучшать деловой климат и в дальнейшем и – что важно – станет действенным антикоррупционным механизмом.

Отмечу весомый вклад Агентства в развитие системы подготовки кадров на основе международных стандартов. Важным событием считаю завоевание права проведения в 2019 году в Казани мирового первенства, мирового чемпионата по рабочим профессиям, которое, как уже говорил, должно послужить хорошим стимулом для развития всей системы отечественного профессионального образования, повышения престижа рабочих профессий.

Рассчитываю, что и в наступающем году – уже, так скажем, наступившем году – Агентство будет активно участвовать в реализации наших общих стратегических задач, обозначенных в Послании Федеральному собранию.

На что хотел бы обратить внимание, уважаемые коллеги.

Первое: важнейшее условие динамичного развития страны – это, конечно, расширение свободы ведения бизнеса, свободы предпринимательства. Хочу ещё раз повторить: многие барьеры в федеральном законодательстве сняты. И сейчас принципиально важно обеспечить грамотное применение принятых уже решений, норм, и прежде всего, конечно, на местах, распространить на всю страну лучшие практики [работы] с предпринимателями.

Задача Агентства – содействовать формированию в регионах по‑настоящему эффективных, современных, мыслящих управленческих команд, которые понимают запросы бизнеса, видят в предпринимателях ключевых партнёров в развитии экономики страны и в развитии экономики в субъектах Российской Федерации.

Просил бы Агентство создать, как мы уже об этом говорили и сейчас только с Андреем Рэмовичем [Белоусовым] обсуждали это, развивать центр обмена лучшими практиками [госуправления и формирования инвестиционного климата]. Я знаю, что вы договорились сделать это на базе Академии госслужбы, в виде постоянно действующего семинара, можно сказать. Надо попробовать, и нужно, конечно, запустить этот механизм, нужно, чтобы он заработал по‑настоящему.

Второе. Вы начали серьёзный, значимый проект – «Национальную технологическую инициативу». Совместно с экспертным, научным сообществом, с бизнесом сформулированы конкретные шаги по развитию ряда перспективных направлений. И сейчас важно строго выдержать сроки, консолидировать ресурсы, в том числе и институтов развития.

Далее. Вчера на совещании с членами Правительства обстоятельно говорили и о разработке современных профессиональных стандартов, внедрении на их основе новых образовательных программ. И здесь нужно ориентироваться на самые передовые международные требования.

В этой связи нужно и дальше повышать роль чемпионатов по рабочим и инженерным профессиям, проведения таких конкурсов как ключевых инструментов оценки качества отечественной системы подготовки кадров.

В Послании уже говорилось о необходимости сформировать национальную систему таких чемпионатов, как «Молодые профессионалы», которая бы включала и соревнования для ребят более младшего возраста – от 10 до 17 лет. Хотелось бы сегодня услышать ваше мнение на этот счёт, какие есть здесь идеи, предложения, как идёт работа по развитию новой модели дополнительного образования для школьников.

Давайте поговорим обо всём этом подробнее. Слово Андрею Сергеевичу Никитину. Пожалуйста.

А.Никитин: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые члены наблюдательного совета! Добрый день!

Хотелось бы начать с результатов, с проектов. Порядка 300 проектов за всё время работы находится в АСИ, по 200 из них уже есть конкретные, абсолютно измеримые реальные результаты. Хочу привести только три примера.

Первый в России частный судостроительный завод в Ленинградской области. Люди к нам обратились, там никогда не было такого опыта, не было законодательства. Завод на сегодня построен, десять судов он выпускает, размером до 100 метров, в год. Портфель заказов до 2018 года уже сформирован.

Проект немножко из другой области – это проект «Универсариум». Он вообще родился на форсайт-флоте АСИ в 2012 году. Там собрались энтузиасты и договорились сделать российский аналог Coursera – российскую систему электронного образования. Сегодня это работающая компания, 25 ведущих вузов с ней сотрудничают, 600 тысяч сертификатов выдано на прохождение обучения. То есть полностью живая, работающая, мощная система.

И очень интересные социальные проекты, которые я бы хотел привести в пример. Это проект ресоциализации детей, вступивших в конфликт с законом. Оказалось, что дети, которые находятся под следствием, дискриминированы в части права на получение образования. К нам обратился один благотворительный фонд, руководство ФСИН нас полностью поддержало. Сегодня уже утверждён порядок получения такими детьми высшего или дистанционного образования, и готовятся поправки в Уголовно-исполнительный кодекс. То есть мы этот вопрос снимем.

Здесь хотел бы отметить роль нашего нового директора «Социальных проектов» Светланы Витальевны Чупшевой. Она не так давно Вами назначена, но сумела, с одной стороны, темп сохранить, с другой стороны, быстро выйти на конкретные, уже понятные результаты.

По «Национальной предпринимательской инициативе» Ваше поручение выполнено. Все те документы, которые должны быть приняты во исполнение «дорожных карт», на 95 процентов приняты, по большинству из них уже началась реализация. Это видят и российские предприниматели, и международные эксперты, в том числе эксперты Всемирного банка.

Но на самом деле самое главное впереди. Главное сейчас – это оценка правоприменения, корректировка того, что может происходить, того, как это должно работать. Здесь Артём Аветисян этим занимается, «Клуб лидеров», деловые объединения. Но также мы с предпринимательскими объединениями увидели, что есть какие‑то вещи, которые мы не закрыли на первом этапе.

Это, например, подключение к газовым сетям, подключение к коммунальным сетям – бизнес об этом тоже говорит. И на совещании у Дмитрия Анатольевича Медведева в конце года договорились, что мы тоже эти вещи будем делать и тоже по ним уберём все административные барьеры.

Национальный рейтинг в этом году будет уже третий. В том году мы увидели, как по всей стране – где‑то больше, где‑то меньше – сократились административные барьеры: получение разрешения на строительство, подключение к сетям. Мы рассчитываем, что это будет и в этом году, и мы рассчитываем, что это будет сделано гораздо быстрее. Для чего?

Мы в этом году две больших новации реализуем. Первая – то, о чём Вы говорили, – это центр обмена лучшими практиками, центр обучения. В конце года он начал работать, здесь мы с Академией народного хозяйства, с Сергеем Ильичём Воробьёвым этой темой занимаемся. Тысяча человек прошла через него, примерно по десять от каждого региона: вице-губернаторы, министры, мэры крупных городов, и они смогли ознакомиться с лучшими практиками наших лидеров в области инвестклимата. Выступали министры из Татарстана, других регионов, где это действительно умеют делать хорошо.

Но кроме этого мы в этом году запускаем электронную систему онлайн-образования и контроля над изменениями инвестклимата. Что это даст? Все «дорожные карты» регионов, по которым они собираются сокращать свои административные барьеры, будут загружены в эту электронную систему, и можно будет не раз в год, а ежедневно видеть, как какой регион снимает свои административные барьеры. Можно будет понять, где кому что‑то мешает, они смогут через эту систему обратиться к другому региону, посмотреть лучшие практики. То есть мы рассчитываем, что всё это очень ускорит наше движение, этот процесс.

Перед началом заседания наблюдательного совета Агентства стратегических инициатив.

Перед началом заседания наблюдательного совета Агентства стратегических инициатив.

Кроме того, эту систему можно будет использовать и в других направлениях. Например, та система «Молодые профессионалы», система обучения, о которой Вы говорите, здесь важно, чтобы колледжи у нас менялись. Сейчас Союз рабочих профессий разрабатывает модельный стандарт современного колледжа.

Мы его также можем загрузить в эту систему, подключить всех 85 региональных министров труда, они сделают свои планы, и мы в течение года будем видеть в каждом регионе каждый колледж, где он сейчас, куда он идёт, когда он будет готов готовить специалистов по международным стандартам. То есть такая система будет, довольно важная и интересная.

Кроме этого мы усиливаем свою систему общественных представителей в регионах. Помимо представителей в округах мы хотим, чтобы в каждом регионе у нас было минимум три человека: кто‑то из лидеров бизнеса будет нашим общественным представителем по инвестклимату, кто‑то из лидеров образования и науки – нашим представителем по этой теме, кто‑то из социальных лидеров, соответственно, по социальной. Прошу такой подход поддержать.

Но также мы видим, что в регионах есть лучшие практики, не только связанные с инвестклиматом. Например, в Кировской области придумали систему страхования от сердечно-сосудистых заболеваний. Человек платит небольшие деньги, но если он заболевает, то он уже все лекарства, всё лечение получает бесплатно.

Они несколько лет её применяют, получили бюджетный эффект и существенное снижение инвалидности и смертности от сердечно-сосудистых заболеваний. Я абсолютно уверен, что подобного рода практики есть в каждом регионе: два, три, пять хороших управленческих решений, которые можно было бы масштабировать на всю страну. Мы готовы их собрать, готовы продумать систему этого масштабирования и просим поручить нам такую работу. На следующем набсовете мы доложим, как это можно делать.

И, наверное, последнее, о чём хотел сказать, – это «Национальная технологическая инициатива». Действительно, мы неожиданно получили результаты по тем «дорожным картам», которые уже приняты Правительством в прошлом году. Важно здесь нам не потонуть в бюрократии и бумагах. Это достаточно серьёзный и сложный проект. Дмитрий Песков о нём тоже подробно расскажет.

Спасибо за внимание. Доклад окончен.

В.Путин: Спасибо.

Артём Давидович, пожалуйста.

А.Аветисян: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

В этом году АСИ отметит своё пятилетие. За это время направление «Новый бизнес» оказало поддержку более ста компаниям.

Когда мы начинали свою работу, некоторые эксперты и журналисты с иронией задавали вопрос: как можно поддерживать проекты, не имея каких‑либо фондов, финансовых инструментов? Говорю с полной уверенностью: можно. Более того, снятие административных барьеров позволило некоторым компаниям не только запустить производство и расширить его, но со временем выйти на зарубежные рынки.

Владимир Владимирович, если помните 2012 год, Вы были в Красноярске. Мы тогда проводили открытый экспертный совет. Тогда один из проектов, который мы отобрали, это компания «Интра», город Санкт-Петербург. Эти ребята придумали уникальную технологию инновационного ремонта трубопроводов. Причём они их ремонтируют без остановки производства.

Так вот, мы их отобрали. У них были определённые барьеры, связанные с Ростехнадзором. Мы эту работу наладили. Что дальше произошло? За это время они увеличили выручку в шесть раз, и эти деньги, всю прибыль, они вкладывали в производство. Построили новый завод и уже сейчас экспортируют свою продукцию, которая помогает справляться с этим ремонтом, в Казахстан. В этом году выходят на рынок Узбекистана и Азербайджана и в ближайшее время начинают сотрудничество со странами БРИКС. Это наглядный пример, что у каждого предприятия есть шанс не только преуспеть на нашем рынке, но и выйти на международные рынки.

Владимир Владимирович, Вы много говорили о том, как важно сейчас наращивать для средних несырьевых компаний экспорт. Вот такой механизм поддержки средних несырьевых компаний мы разработали и уже внедрили и Ваше поручение выполнили в этой части. Мы совместно с ВЭБом, РЭЦом [Российский экспортный центр], РФПИ запустили механизм «инвестиционного лифта». Сейчас он пока функционирует как четырёхстороннее соглашение – это тестовый режим. Но, несмотря на то что это «пилот», две из пяти отобранных компаний уже пробили брешь на зарубежных рынках: на рынке Африки и Ирана. В Гамбию и Сенегал уже с середины этого года будут поставляться российские автобусы и медицинские лаборатории.

Более того, удалось подписать соглашение в декабре, и компания, которая называется «Бакулин Моторс Групп» (во Владимире в середине года открывается завод), выходит на рынок Ирана. Там сейчас идёт масштабное обновление общественного транспорта. Им нужно 17 тысяч газомоторных автобусов. Они в эту программу уже заходят.

Ещё один пример – это компания из Татарстана «Интерскол». Она тоже к нам обратилась в 2012 году. Они производят электроинструменты. Компания в несколько раз увеличила свою выручку, сейчас конкурирует с такими гигантами, как Makita и Bosch, и, собственно, выходит на рынок Объединённых Арабских Эмиратов (тоже в декабре подписано соглашение). В любом случае механизм мы сейчас тестируем, ближе к концу года будет понятно, как он работает и нужно ли его оставлять в таком режиме – четырёхстороннего соглашения – или каким‑то другим образом его структурировать.

Безусловно, мы сейчас акцентируемся на поддержке компаний, которые выходят на экспорт, и не забываем о компаниях, которые работают здесь. Как правило, это небольшие компании. Например, «ОФК-КАРДИО» – компания, которая разработала тесты для определения ранней диагностики инфаркта миокарда. В декабре удалось запустить завод полного цикла по производству таких тестов. Эти тесты уже сейчас продаются и на станциях скорой помощи, и в обычных аптеках.

И в завершение доклада хочу сказать об одном проекте, над которым мы ещё продолжаем работать и не завершили. Это компания из Крыма, которая занимается производством молока. Мы им сейчас помогаем расширить производство и увеличить ассортимент продукции. Она находится в Красногвардейском районе полуострова. Мы считаем, что это важно, потому что сейчас потребности в молоке не покрываются производителями где‑то на 50 процентов.

Теперь перейду к «Национальной предпринимательской инициативе», точнее, к её мониторингу. Мы с коллегами из «Клуба лидеров», из «ОПОРЫ России», из «Деловой России», РСПП и ТПП проводим регулярно контрольные закупки. Они позволяют определить, насколько реально меняются условия бизнеса в стране. Могу сказать, что результаты есть. К примеру, недавно отменили круглую печать. Теперь не нужно пользоваться круглой печатью, и предприниматели сказали спасибо.

Но спустя время они начали говорить другие выражения, я здесь по понятным причинам цитировать их не буду. Что же произошло? Дело в том, что Роструд выпустил письмо, копия у меня на руках, что теперь работодатели обязательно должны заверять печатью трудовые книжки. А кто этого делать не будет, того накажут, штраф – 50 тысяч рублей. Мы, кстати, надеемся, что это будет в ближайшее время исправлено. Контрольные закупки позволяют такие вещи выявлять и быстро исправлять.

Последние контрольные закупки, та тема, которая крайне важная и крайне актуальная, и о ней говорят предприниматели, мы даже с ВЦИОМ провели исследование, – это доступность кредитов. Мы провели исследование, как я уже говорил, 87 процентов предпринимателей назвали эту проблему ключевой. Мы, конечно, прекрасно понимаем, что ЦБ в последнее время снижает ставки. Но фактически малому и среднему предпринимателю взять кредит меньше чем под 19 процентов достаточно сложно. Мы этот вопрос обсуждали в созданной недавно корпорации по развитию малого и среднего бизнеса, у нас есть определённые идеи, как оптимизировать эту работу, корпорация передаёт в «МСП Банк».

Собственно, если, Владимир Владимирович, Вы не возражаете, мы тогда подготовим конкретные предложения и представим.

Спасибо за внимание.

Заседание наблюдательного совета Агентства стратегических инициатив.

Заседание наблюдательного совета Агентства стратегических инициатив.

В.Путин: Спасибо.

Дмитрий Николаевич, пожалуйста.

Д.Песков: Уважаемый Владимир Владимирович!

Мы в прошлом году концентрировались на двух задачах, которые должны в среднесрочной перспективе дать нашей стране инструменты устойчивого долгосрочного роста.

Первое – это рост производительности труда через подготовку кадров, и второе – это подготовка к опережающему росту на принципиально новых рынках. То есть те проекты, которые у нас брендировались как WorldSkills и «Национальная технологическая инициатива».

Обе задачи от нас потребовали использования быстрых, дешёвых, эффективных методик прогнозирования. Мы вырастили внутри Агентства собственный метод, он за последние два года начал широко использоваться не только у нас в стране, но и в целом ряде других стран. С нами работает Международная организация труда. По нашей методике сегодня реформируется система подготовки кадров во Вьетнаме, в Армении, в Тунисе, в Зимбабве, в отдельных проектах в Люксембурге. Даже инженеры Apple, которые придумывают новые поколения этих устройств, используют методику, разработанную в Агентстве.

Мы начали активно внедрять это в рамках БРИКС. Фактически с этим методом мы готовы браться за любого рода стратегические задачи и прогнозирование, кроме цены на нефть, это методу неподвластно, с этим мы не справимся.

По WorldSkills. Александр Николаевич вчера рассказывал Вам о промежуточных результатах, не буду здесь повторяться. Чемпионаты быстро развиваются: в прошлом году это 30 региональных чемпионатов, 4 тысячи участников, 4200 экспертов. Фактически это мастера производственного обучения и преподаватели вузов, колледжей и крупных компаний, центров их подготовки. Через систему чемпионатов мы меняем принципиально подходы к подготовке кадров в этих компаниях. Самый лучший пример, где мы собрали всё это вместе, это в Екатеринбурге – чемпионат хай-тек, где более ста промышленных компаний, 30 холдингов со всей страны соревновались.

Хотел бы показать, у Вас есть рядом такая табличка. Если помните, год назад была табличка, где были регионы, а у Вас там на первой странице – это крупнейшие российские промышленные холдинги и уровень подготовки в соотношении с мировым уровнем по ключевым компетенциям хай-тека. То есть красное – плохо, жёлтое – поприличнее, зелёное – очень хорошо.

Зелёного нет, но самое жёлтое – это победитель чемпионата, это команда «Росатома», то есть Сергей Владиленович [Кириенко] лично возглавил изменения этой системы, год они работали и сегодня начали менять именно подходы, ориентируясь на то, что «Росатому» надо строить свои предприятия за рубежом и, соответственно, требования к подготовке кадров очень высокие.

Минпромторг нас горячо в этой работе поддерживает, даже несмотря на то, что по «Ростеху» у нас самые низкие результаты, то есть система подготовки кадров как таковая на месте практически отсутствует, но коллеги сейчас начали быстрые изменения вместе с нами о том, как эту систему сконфигурировать.

Если посмотрите следующую страницу, это на конкретном примере. Победитель «Лучший сотрудник по сварке» – компанию «Росатом» представляет Александр Дуймамет, он получил миллион рублей приза как лучший российский специалист по хай-теку, в Волгодонске работает. Это то, как он выполняет задания. Вы видите, что по двум направлениям это хороший, высокий мировой уровень, а, например, радиограмма или зрительная оценка проваливается. После этого «Росатом» берёт и меняет в своих системах подготовки и переподготовки именно эти кусочки: где‑то электроника или токарная работа на станках с ЧПУ, некоторые виды технологических операций мы в принципе производить не умеем, но именно такого рода работа нам позволяет это делать.

На следующий год, в соответствии с Вашим поручением, у нас 16 крупнейших предприятий, как частные, так и государственные, проводят свои уже отраслевые чемпионаты, меняют систему подготовки. И через год, в октябре, мы снова замерим эти результаты, то есть сможем понять, насколько уменьшился наш разрыв. Вот эта часть, которую мы брали как мировые практики, но, работая с детьми, мы ушли далеко вперёд. Кроме того, мы впервые в мире сделали такую компетенцию, называется «Навыки будущего», по навыкам, которых сегодня ещё нет, но которые очень востребованы.

Например, первое в мире соревнование по нейропилотированию, когда дети силой мысли управляют роботизированными устройствами. Реверсивный инжиниринг, когда берётся деталь, которую мы не понимаем, из чего она сделана, анализируется её состав, делается аналогичная, но с лучшими тактико-техническими характеристиками. Эту работу ведёт группа Боровкова. По той же методике сегодня делается проект «Кортеж». И много-много таких вещей мы смогли вместе собрать в общую систему.

Мы считаем, что здесь мы достигли очень высоких результатов. Не по собственному мнению, а потому, что в Екатеринбурге был доктор Хуберт Ромер, это глава WorldSkills Германии и сейчас WorldSkills Европы. Посмотрев на то, что мы делаем, он сказал, что он пишет доклад в Правительство Германии о том, что в перспективе Германия может потерять лидерство в подготовке рабочих кадров для новых отраслей. То есть это такая внешняя оценка нашего результата. И тех, кто смотрит на это скептично, я приглашаю приехать в Екатеринбург в следующем году (Андрей Рэмович был в этом) и, что называется, посмотреть на месте вживую.

Мы выиграли общими усилиями с Рустамом Нургалиевичем [Миннихановым], с Правительством борьбу за Казань. Мы понимаем, что это нельзя делать просто чемпионатом, что мы в рамках этой работы и должны эту систему подготовки кадров для новых отраслей выше мирового уровня развернуть. Да, это амбициозные цели. Мы считаем, что они достижимы.

Единственная серьёзная проблема сейчас состоит в том, что в бюджете не заложено средств на это, а если мы не профинансируем эту работу уже в этом году в ближайшее время, то Россия не сможет выполнить международные обязательства и нам придётся от чемпионата отказаться, потому что там значимый блок именно международных обязательств.

Президент Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин на заседании наблюдательного совета Агентства стратегических инициатив.

Президент Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин на заседании наблюдательного совета Агентства стратегических инициатив.

Здесь просим Вашей поддержки, потому что довольно странно – сначала выиграть, а потом не вести эту работу. Суммы значительные, но не запредельные. Например, зимняя Универсиада, которая будет проходить в то же время, масштаб влияния на экономику, с нашей точки зрения, на порядок больше. Это тот блок, который касается нашей работы с кадрами.

В области «Национальной технологической инициативы» мы действительно пошли немножко быстрее ожидаемого темпа. Создан организационный механизм, Дмитрий Анатольевич Медведев и президент Совета модернизации её ведут; Андрей Рэмович и Аркадий Владимирович [Дворкович] являются сопредседателями группы.

По аналогии с НТИ созданы рабочие группы, которые возглавили крупные технологические предприниматели. Первые пять «дорожных карт» сейчас в стадии согласования. «Дорожная карта» по здравоохранению с подходами в области информатизации, нейрогенетики, других изменений, которые присутствуют в части (Алексей Репик возглавляет), уже прошла первые тяжёлые, но быстрые согласования с Минздравом.

Двигаемся хорошо, но здесь хотелось бы поговорить о сути того, что мы увидели за этот год. Мы понимаем, что входим в относительно стабильную ситуацию в ближайшие 20 лет. То есть у нас будет тяжёлая геополитика, у нас будут низкие цены на энергоносители, и мы будем переживать не самый лучший инвестиционный климат, и мы будем переживать стремительную технологическую революцию. Вот эти четыре фактора являются одновременными и являются фактором такого консенсуса по поводу того, что нам предстоит.

Фактически мы видим в рамках НТИ ключевой базовый технологический пакет, который будет перестраивать практически все отрасли – от государственного управления и питания до военной сферы, финансовой сферы, здравоохранения и так далее и тому подобное.

Хороших русских слов пока нет, но сочетание больших данных, глубокого обучения и того, что называется Blockchain, то есть возможность отследить любого рода транзакции на любом расстоянии с любым количеством агентов, которые в этом участвуют, революционизирует фактически все сферы. То есть что происходит? Если раньше вы покупали автомобиль, и этот автомобиль у вас просто ездил как кусок железа, то сейчас вы покупаете сервис, ваш автомобиль сам учится входить в поворот, он умеет и учится ездить без вас, и все автомобили, которые проданы конкретным производителем, объединяются в самообучающуюся сеть. Это по факту то, что происходит уже сейчас.

В той политике импортозамещения, которую мы сегодня проводим, эти факторы в принципе не учитываются ни в каком виде – в отраслевых стратегиях, в энергетических стратегиях, – факторы, требующие немедленных шагов по созданию систем промышленного хранения энергии рядом с мегаполисами. Мы в какой‑то степени страдаем синдромом выученной беспомощности по этому поводу, и мы не очень готовы к амбициозным задачам.

Обсуждая с курирующим заместителем министра одну из карт, как раз по беспилотникам, я говорил: «Смотрите, вот у нас пассажирский дрон, который будет человека перевозить так же, как такси, он близок». Мне этот очень умный, очень ответственный профессиональный чиновник говорит: «Это же, во‑первых, не в ближайшие десять лет, а во‑вторых, я за это садиться не хочу, в ближайшее время не вижу на горизонте этого». Мы говорим: «Нет, это всё случится гораздо раньше».

И неделю назад китайцы действительно на выставке промышленной электроники показывают уже это решение, полностью аналог, как, помните, в фильме «Гостья из будущего». Там летали на таких маленьких кругленьких штучках. Вот ровно такая же: нажал кнопку, тебя из точки «А» в точку «Б» переместили. Вот здесь не хватает амбициозности. Она есть у инженерных команд и ещё больше – у команд чиновников.

Здесь нам нужна, безусловно, поддержка в первую очередь даже не финансовая, а идеологическая, на то, чтобы развернуть общество в эту сторону. Потому что смотрите… Мы пережили десятилетие сытости, до начала десятых годов. Мы сейчас переживаем такое десятилетие угроз.

Эти базовые мотивации людей, они очень сильные, но сытость надоедает, угроза притупляется, нужна ещё мечта. Нужна мечта, нужен вызов, нужны масштабные задачи, которые общество, власть, бизнес могли бы создавать вместе и работать над их преодолением. Потому что когда есть мечта, потом появляется гордость за результаты. Мы в рамках НТИ пытаемся выработать экономическую политику опережающего роста на новых рынках в двадцатые годы. Фактически это наш фокус. За нами довольно быстро стали следовать и государственные структуры, «Ростех» полностью переписал стратегию дословно – как опережающий рост на новых рынках. То есть мы видим, что эти идеи откликаются, но есть два очень значимых фактора.

Первое. Большие государственные компании слишком сложные, слишком медленные, для того чтобы на этих рынках расти. Мы видим, что на них успеха добиваются маленькие инженерные компании, где мало менеджмента и где есть амбиции на то, чтобы сделать больше чем необходимо. Мы эти компании видим, у них есть сейчас уникальные результаты. У нас есть компания «Геоскан» из Санкт-Петербурга. Смотрите, она делает беспилотники и съёмку с них – электронный кадастр.

Я цифры просто приведу. Вот они отсняли город Ноябрьск – 46 квадратных километров. Стоимость по сравнению с традиционными методами дешевле в 20 раз – чем вертолётом. Вертолёт – 600 тысяч рублей за квадратный километр, а дрон – 30 тысяч рублей. Нашли 110 гектаров незадекларированных площадей, стоимость их 3 миллиарда рублей только по одному крошечному кейсу, арендная плата – 56 миллионов рублей в год за это, которые получает государство, стоимость – 3,5 миллиона рублей всей работы. Мы готовы брать такого рода задачи, делать их очень дёшево и эффективно. Взять, сделать цифровую модель Крыма, которая будет очень чётко иметь этот самый кадастр, который будет нам всё это дело показывать.

У нас есть такие компании, как «Нейроботикс», – очень амбициозные, Вы их видели год назад на ЦНИИТОЧМАШ, они показывали как раз управление мыслью ряда структур, потому что здесь грань между военными и гражданскими решениями очень прозрачная. У нас есть компания «Атлас», основанная нашими студентами, которая делает первую в России систему генетического секвенирования. Можно не обращаться к американцам, делать это у нас. У нас есть компания «Сканэс», которая делает средства дистанционного зондирования Земли. «Даурия Аэроспейс» – частная космонавтика, «Таврида Электрик», в конце концов, великолепно растёт на рынках энергетики. Они все сейчас собрались в НТИ, но нужна в первую очередь идеологическая поддержка, для того чтобы они двигались вперёд.

Добиваются результатов в медиа. Мы понимаем, здесь очень важно медийное совмещение. Российская компания «Анимаккорд», которая делает мультипликационный сериал про Машу и Медведя, знаете, сейчас обошла «Дисней», и одна её серия, которая называется «Маша и каша», впервые в истории миллиард просмотров в интернете одной серии достигла, эксплуатируя российские архетипы, с одной стороны, а с другой стороны, новые технологии.

Очень важная вещь. Мы понимаем, что к этим двадцатым годам у нас вырастает новое поколение суперталантливых ребят, которых мы называем пси‑поколением, поколением суперинженеров. Это те, которые в детских технопарках, о которых Светлана Витальевна будет рассказывать, в «Сириусе» работают. Но если они в 2019‑м, в 2018 году придут в вузы, которые не изменятся к этому времени, то ребята из «Сириуса» будут там инопланетянами. И здесь нам необходимы очень сильные действия, для того чтобы эти организационные изменения в системе подготовки уже университетов и высшего образования сделать.

Если сделаем, у нас появляется отличный шанс в двадцатые. Почему? Потому что другой тренд развития роботизированных производств отменяет извечное российское проклятье, то, что мы не умеем делать массово, хорошо управляемое производство потребительских товаров. Потому что они роботизируются, и становится всё это делать гораздо проще – уходят посредники.

Ставка получается в первую очередь на таланты, а талант – это то, что может позволять преодолевать плохие институты. Российская история – это история поддержки талантов, которые работают в очень плохом институциональном климате и в тяжёлой геополитической ситуации. Мы хотим эту ставку делать именно на инженерные команды, на таланты, на быстрый рост.

Риск – это риск излишнего контроля и слишком сильное понятие безопасности. Государство пытается сразу контролировать все новые рынки. Появился рынок онлайнового образования, выросли на нём частные компании – Министерство образования быстро сделало такую «монопольку» из восьми ведущих вузов, которая вытесняет их с рынка искусственными средствами и административным давлением.

На других рынках. Сегодня, если мальчик из Иркутска сделает деревянную модель самолётика, ему необходимо будет получить регистрацию в Росавиации, сертификат типа лётного судна и удостоверение пилота беспилотного летательного аппарата. Нам необходим баланс между интересами безопасности, мы понимаем, что они должны быть, и интересами развития. Должна быть какая‑то точка, в которой этот баланс обеспечивается. Мы с Правительством, Андрей Рэмович нам помогает, работаем над этим, но это наша пока проблемная точка, мы пока организационного механизма здесь не выработали.

Секретарь Общественной палаты, сопредседатель Центрального штаба Общероссийского народного фронта, первый вице-президент Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «ОПОРА России» Александр Бречалов на заседании наблюдательного совета Агентства стратегических инициатив.

Секретарь Общественной палаты, сопредседатель Центрального штаба Общероссийского народного фронта, первый вице-президент Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «ОПОРА России» Александр Бречалов на заседании наблюдательного совета Агентства стратегических инициатив.

Ещё раз: мы понимаем, что нам нужна мечта. У нас есть российские инженеры, предприниматели и таланты, которые готовы браться за амбициозные задачи. Нам важны даже не деньги, а поддержка и обеспечение государством им этих самых амбициозных задач, и тогда у нас могут двадцатые годы пройти совершенно по‑другому.

В.Путин: Спасибо большое.

Светлана Витальевна, прошу.

С.Чупшева: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые члены наблюдательного совета!

Владимир Владимирович, разрешите поблагодарить Вас за оказанное доверие. Вы поручали нам запустить новую модель дополнительного образования, основной задачей которой как раз и является вовлечение большего количества детей в научно-техническую сферу. У нас сегодня, к сожалению, цифры по допобразованию в НТИ – это четыре процента деток, которые посещают учреждения, занимаются инженерными такими специальностями. Цифра критически мала, для того чтобы мы обеспечили кадровым потенциалом национальную технологическую инициативу. Мы в этом году хотим увеличить процент деток, занимающихся инженерными специальностями, до 10 процентов.

Мы совместно с ведущими техническими отечественными нашими вузами – МФТИ, МАМИ – разработали, я считаю, уникальные новейшие программы. У нас таких не было в системе допобразования. Это по нейротехнологиям, нанотехнологиям, геоинформатике, антихакинг, беспилотники, биотехнологии, адаптированные именно для детей в возрасте от 5 до 18 лет.

Очень важно, что помимо популяризации инженерных специальностей в рамках – мы назвали их детскими технопарками «Кванториум» – этих учреждений они получают ещё навыки лидерства, умение работать в команде, ставить самостоятельно задачи и, по сути, в игровой форме занимаются инженерными специальностями. Очень важно, что они решают не просто какие‑то виртуальные задачи, а уже сегодня мы с нашими крупнейшими ведущими госкомпаниями, такими как ОРКК, «Роскосмос», ОАК, КамАЗ адаптируем для детей настоящие взрослые технологические задачи. И уже сегодня у нас дети в детских технопарках решают задачи по раннему прогнозированию цунами.

Здесь мы работаем с Дальневосточной академией наук, со школой «Роснано». Они проектируют самообучающихся роботов, которые с поверхности Луны добывают гелий‑3, который должен заменить собой углеводородную экономику. Детки уже проектируют в развитии коптеров, которых они научились собирать.

Летающее крыло из композитов по техническим характеристикам где‑то в три раза лучше коптера с точки зрения встречного ветра и большей скорости, и грузоподъёмности. И конечно, когда дети решают настоящие взрослые задачи, здесь повышается мотивация и интерес.

Те опросы, которые мы проводили среди родителей в 60 субъектах Российской Федерации, 70 процентов родителей очень заинтересованы в обновлении инфраструктуры в системе дополнительного образования и в направлении, чтобы они могли отдать детей именно в научно-техническое творчество, в новейшие специальности, очень заинтересованы, чтобы будущее детей было связано с инженерными профессиями, которые будут востребованы в новой экономике.

Мы очень благодарны Рустаму Нургалиевичу и губернатору Ханты-Мансийского автономного округа госпоже Комаровой, потому что именно они в конце 2015 года открыли первые научно-технические станции для деток в Набережных Челнах, Ханты-Мансийске и Нефтеюганске. У нас уже первые дети обучаются на новейшем оборудовании мирового уровня. Очень важно, что в этих технопарках есть и российское оборудование, которое отвечает современным запросам.

Детей, скажу честно, нельзя оттуда увести в конце рабочего дня, им всем очень нравится, глаза горят. Мы были на открытии как раз в Набережных Челнах с Рустамом Нургалиевичем. Дети вообще нас не замечают, они занимаются резьбой лазером, запускают беспилотники, и это очень радует, потому что действительно у нас появятся не юристы и экономисты, а будущие инженеры и учёные.

В.Путин: Юристов и экономистов не обижайте, они тоже нужны пока ещё.

С.Чупшева: Конечно. Но очень важно, чтобы дети имели такую возможность, причём не только в центрах регионов, в мегаполисах, а из глубинки, потому что очень много талантов, я считаю, как раз из глубинки у нас появилось, имели возможность получить такое образование и получить возможность обучиться таким программам.

У нас такое негласное согласование с главами субъектов, что детки из детских домов также имеют возможность обучаться в этих технопарках. У нас на этой неделе более 80 детей в Ханты-Мансийске пять часов провели в технопарке, и договорились, что они регулярно будут также приходить на такие обучающие программы. Это тоже очень важно. В этом году мы планируем обучить 10 тысяч деток, вовлечь, провести через эти программы.

Очень остро стоит, Владимир Владимирович, кадровый вопрос преподавателей, кто будет обучать в этой новой системе дополнительного образования. Проехав по регионам, посмотрев бюджетные учреждения, некоммерческие организации, оказывающие такие услуги, знаете, некоторые дети – поговорив с детьми, кто там занимается, – на голову, а то и на две уже обогнали своих преподавателей. Здесь нам важно сейчас привлечь из технических вузов аспирантов, студентов, которые могли бы быть такими наставниками в этих технопарках для детей. Также разговаривали с руководством госкомпаний. Они готовы направлять лучшие свои инженерные кадры для наставничества и преподавателей в технопарках, а также мастер-классов для детей в этих технопарках.

Безусловно, Владимир Владимирович, если поддержите, всё‑таки чтобы у нас больший круг госкомпаний, предприятий, лидеров отрасли сотрудничали сейчас с нашими детскими технопарками именно по формулированию технологических задач на новейшие разработки. Мы считаем, что здесь есть потенциал, и даже надеемся, что у нас будут какие‑то запатентованные новые разработки именно детьми в детских технопарках.

Мы хотим, чтоб у нас был дух соревновательности между детьми в детских технопарках. Здесь помимо участия и в российских олимпиадах, соревнованиях, безусловно, мы будем участвовать и в международных соревнованиях. Но у нас сегодня есть такая проблема, если можно её так назвать, – те всероссийские олимпиады, которые проводятся приказом Минобра, у нас в основном ориентированы на предметы, которые сегодня в школах представлены.

В связи с чем мы теряем детей 9‑го, 10‑го, 11‑го классов, потому что они все заточены на то, чтобы получить больше баллов при сдаче ЕГЭ для поступления в вузы, а нам бы хотелось, чтобы появились олимпиады, такие кросс-специальности по нанотехнологиям, робототехнике, нейротехнологиям, чтобы дети, которые выигрывают в этих олимпиадах, соревнованиях также получали баллы, которые бы учитывались при поступлении в технические вузы. Владимир Владимирович, если поддержите, мы бы тоже с Минобром, Правительством Российской Федерации проработали, потому что действительно это очень важно.

Мы в этом году планируем открыть более десяти таких технопарков в субъектах Российской Федерации, очень много запросов. Сергей Иванович в Ульяновской области готов тоже в этом году открыть такую научно-техническую станцию и ряд других субъектов. Мы надеемся, что это станет доступным для всех детей. Очень важно, что здесь приходят также частные инвестиции, частные инвесторы на эти площадки.

Владимир Владимирович, тоже хотели обратиться с просьбой, если поддержите. Сегодня технопарки финансируются из бюджетов субъектов Российской Федерации, также на этот год предусмотрены в рамках федеральной целевой программы средства у Минобра именно на оснащение современным оборудованием технопарков, там операционную деятельность уже либо операторы берут на себя, либо субъекты. И так как мы здесь решаем серьёзную задачу кадрового потенциала для НТИ, если позволите, мы бы проработали с Правительством Российской Федерации, чтобы 10 процентов от бюджета НТИ направлялось именно на проекты, связанные с подготовкой кадров в детских технопарках. Мы готовы здесь проработать с Правительством Российской Федерации этот вопрос. Если можно будет. Там специально созданная рабочая группа. Здесь проводятся экспертизы проектов, именно связанных с подготовкой кадров. Поэтому мы по установленной процедуре готовы проработать.

Другая у нас инициатива и поручение было по разработке новой модели индивидуального подхода и сопровождения инвалидов техническими средствами реабилитации. Тоже мы провели опросы инвалидов в ряде субъектов Российской Федерации. Безусловно, есть улучшение сегодня в оснащении ТСР и индивидуальном подходе. Но более 50 процентов инвалидов всё‑таки до конца не понимают саму систему предоставления ТСР государством, а также компенсации, если они самостоятельно покупают ТСР. Не знают вообще о тех технических средствах реабилитации, инновационных в том числе, какие сегодня существуют в мире, а также на российском рынке, для того чтобы инвалиды могли не просто сидеть дома взаперти, а пользоваться инфраструктурой, теми благами, которые у нас сегодня есть в стране, и иметь возможность продолжать работать, это очень важно.

У нас сегодня порядка 12,5 миллиона людей с ограниченными возможностями по здоровью, и только 20 процентов из них трудоустроены. А в европейских странах такой показатель составляет более 50 процентов. Конечно, мы заинтересованы не просто в штамповке ТСР таких пассивных, как инвалидных колясок, а это должны быть инновационные технические средства реабилитации, которые позволят человеку вернуться на работу, а тем более профессионалу и эксперту в своей области.

Мы провели анализ российских производителей ТСР. Честно скажу, картина неутешительная. У нас сегодня рынок ТСР достигает доли импорта 60–90 процентов по многим направлениям, но есть точки роста, где уже компетенции и разработки, действительно, там доля рынка 20–30 процентов именно российских производителей по слухопротезированию, по протезке, есть новейшие прототипы сейчас современных экзоскелетов, бионических протезов. Мы выбрали порядка шести таких проектов российских производителей, которые готовы поддержать в этом году, если наблюдательный совет тоже поддержит эти проекты. Они связаны именно с разработкой инновационных технических средств реабилитации, которые позволят как раз людям с особенностями по здоровью максимально интегрироваться в современное общество и жить полноценной жизнью.

Очень важно также решить вопрос именно с информированием. Сегодня прорабатываем с Правительством, с Министерством труда Российской Федерации информационную систему «Единое окно» по предоставлению информации для инвалидов как раз по возможностям государства по оснащению техническими средствами реабилитации, по компенсациям, вообще по ТСР, которые существуют в мире и у нас, которые могут приобрести инвалиды самостоятельно.

Мы хотим запустить онлайн-систему заказов ТСР. Здесь готовы сотрудничать с нашей информационной системой именно производителей технических средств реабилитации как российские, так и зарубежные. Очень остро стоит вопрос по обучению пользованиями ТСР в регионах инвалидами и индивидуальному подбору технических средств реабилитации.

Мы сегодня с рядом субъектов Российской Федерации прорабатываем возможность открытия таких центров индивидуального подбора и сопровождения, где будет представлена вся линейка ТСР по разным видам заболеваний и ограничений по здоровью. Здесь в одном, по сути, центре любой человек с такой потребностью может прийти, выбрать и подобрать, индивидуально под него изготовят ТСР, будут специальные медицинские сотрудники, которые обучат пользоваться им.

Очень важно, что у нас сегодня в системе предоставляется ТСР, но не предоставляется услуга по его гарантийному сопровождению и ремонту. Здесь по многим позициям, не по всем, Владимир Владимирович, остаётся такой запрос. Здесь очень важно, чтобы производители, пусть даже платно, но могли такую услугу оказывать инвалиду, потому что в принципе очень многие готовы платить самостоятельно. Просто понимать, где эта точка входа, где то место, где можно получить такую услугу.

По обучению. Здесь мы тоже на площадке РГСУ договорились подготовить специалистов для протезирования, потому что здесь тоже есть вопросы. Здесь с ректором РГСУ есть понимание, как двигаться и каких специалистов привлекать в эту сферу.

Владимир Владимирович, тоже остро стоит вопрос по производству подгузников российского производства, потому что эта ситуация с курсом, где мы, по сути, на сто процентов зависим от иностранных производителей, были сбои в обеспечении социальных учреждений этими средствами – абсорбирующим бельём.

Здесь тоже отобрали несколько российских производителей, которые готовы открыть производство именно белёной целлюлозы, распушённой, которая необходима для производства памперсов. У нас уже есть несколько проектов, мы сегодня структурируем финансовую модель, привлекаем и организуем финансирование, уже по одному из проектов есть одобрение кредитного комитета и отобрана площадка в Вологодской области. Мы надеемся, что уже к концу этого года мы сможем говорить о запуске первого российского производства белёной целлюлозы и догнать рынок, долю рынка России хотя бы до 20 процентов нашего российского производства.

Владимир Владимирович, если поддержите наши проекты, будем очень признательны и готовы будем доложить потом о результатах.

Спасибо Вам большое.

В.Путин: Коллеги, кто хотел бы что‑то добавить?

Р.Минниханов: Я коротко хочу сказать, что по всем проектам мы активно работаем. Хотел бы проинформировать о трёх проектах. Это, конечно же, большой проект по направлению «Автонет» – беспилотный автомобиль, здесь работа идёт. Разработчик – КамАЗ и российская компания, она станет в ближайшее время резидентом «Иннополиса», в принципе всё там идёт. Но пока вся работа идёт за счёт средств КамАЗа и за счёт этого разработчика. Там, в бюджете, по Вашему поручению, деньги предусмотрены. Просьба, наверное, всё‑таки распределение делать через отраслевые федеральные министерства. Это будет быстрее и эффективнее.

На заседании наблюдательного совета Агентства стратегических инициатив.

На заседании наблюдательного совета Агентства стратегических инициатив.

Второй вопрос – на самом деле я даже не ожидал, что дополнительное образование, детский технопарк… Если будет такая возможность при посещении КамАЗа, я хочу Вас пригласить, показать не здания, не сооружения, а технологии, которые там запущены. Ведь специально АСИ представило нам инструкторов, которые обучили наших 18 человек, и они работают совершенно по новой технологии. Где‑то 400 детей у нас. Курирует эту тему тоже КамАЗ. Мы хотим к этой работе привлечь вузы и наши крупные компании. Второй такой детский технопарк мы хотим открыть в этом году на площадке «Иннополис», думаю, их будет несколько.

И третий вопрос, очень важный для нас. По Вашему поручению, с Вашей поддержкой WorldSkills будет в России, работа идёт. Главный объект, где будут происходить эти события, – это выставочный комплекс. Мы приступили, работы идут, мы с этой задачей справимся. Но очень важно, конечно, не только провести хорошо, но и победить. Поэтому то, что коллега рассказал, нам очень много ещё надо работать, чтобы достичь такого уровня. Нам нужны межрегиональные центры подготовки. Для нас поручение дано по IT‑направлению, кому‑то – по машиностроению, но оно всё равно потребует средств. И мы готовы вложиться, но без федеральной поддержки эту задачу не решить, поэтому мы будем активно работать.

В.Путин: Как там наши ребята на гонке?

Р.Минниханов: Не очень пока…

В.Путин: Перевернулась машина, да?

Р.Минниханов: Одна перевернулась; у одной машины есть шанс быть в призах. Мы поехали на новых двигателях «Либхерр», но пока не доведено, переживаем.

В.Путин: Если переживаете, значит, доведёте.

Р.Минниханов: Доведём.

В.Путин: Успеха им пожелайте. Работа у них тяжёлая.

Р.Минниханов: Спасибо большое за то, что Вы смотрите, интересуетесь. Доведём обязательно.

В.Путин: Пожалуйста.

А.Репик: Уважаемый Владимир Владимирович!

В продолжение доклада Дмитрия Пескова хотел коротко обозначить ещё один важный момент, касающийся национальной технологической инициативы. Хотя НТИ у нас и нацелено в достаточно далёкое будущее, но у неё уже сейчас есть практическое измерение с точки зрения задачи, которую могут решать исполнительные власти в интересах технологической модернизации и диверсификации экономики.

В частности, одна из задач – продвижение выгодных для российских производителей правил регулирования на мировых рынках, то есть то, что в мире называют smart regulation – умное мотивирующее регулирование. Наши конкуренты этим пользуются очень активно.

Как вы знаете, в конце прошлого года завершились переговоры по созданию Транстихоокеанского партнёрства. Все эксперты отмечают беспрецедентный уровень договорённости именно не в вопросе снижения пошлин, а в вопросах национального регулирования. Например, там предполагается запрет требовать размещения персональных данных на территории своей страны. Это понятно, что регулирование в интересах американских IT‑компаний. То есть такое прямое лоббирование.

Планируется создание спецкомитета ТТП [Транстихоокеанского партнёрства] по развитию и продвижению рыночных ценностей, то есть опять же удобного для США регулирования фактически. Но всё‑таки и Транстихоокеанское партнёрство, и планируемое трансатлантическое в основном нацелено на существующие отрасли и рынки. А у нас сейчас есть возможность работать на опережение и, соответственно, там, где регулирование ещё не навязано, продвинуть те инициативы, которые выгодны России, российским производителям.

Поэтому в этой связи я бы просил обратить внимание, и, может быть, было бы правильно скоординировать усилия Правительства по продвижению наших интересов через площадки АТЭС, ШОС, АСЕАН, БРИКС, «Группы двадцати», в конце концов, именно с повесткой Национальной технологической инициативы. То есть в виде аккуратного продвижения российских стандартов и правил сначала в декларации, а потом уже на практике в двустороннее взаимодействие, ровно так, как действуют наши конкуренты. И тогда у нас есть шанс, что и работа с персональной медициной, генетическими заболеваниями, российскими системами навигации окажутся не догоняющими, а по‑настоящему своевременными и опережающими.

В.Путин: Спасибо, Алексей Евгеньевич.

Да, пожалуйста.

С.Морозов: Спасибо огромное.

Владимир Владимирович, хотел бы обратить внимание на то, что в последнее время очень много говорят о достаточно сложном финансовом положении регионов. Звучат уже реплики о том, что, возможно, стоит пересмотреть бюджеты.

Я бы хотел сказать о том, что у нас на самом деле, на мой взгляд, достаточно много внутренних возможностей в регионах не используется надлежащим образом. Я веду разговор о том, что в Ульяновской области мы приступили к подготовке большого проекта, связанного с изменением системы управления регионом. Она вся у нас создана была ещё в советское время под совершенно другую численность, под совершенно другие задачи. И если вы посмотрите внимательно, то увидите, что там стоит районный центр, есть районные администрации и в соседнем здании есть городская администрация. Люди выполняют одни и те же функции крайне неэффективно. Всё это приводит к огромным расходам, которые мы с вами несём.

Например, в Ульяновской области мы где‑то в пределах более двух с лишним миллиардов рублей тратим только на содержание регионального уровня чиновников. Мы посмотрели, создав у себя в регионе совет по реформам, центр управления реформ, мы имеем все потенциальные возможности сэкономить порядка около 500 миллионов рублей, которые мы могли бы направить на развитие региона.

Я бы хотел попросить у Вас получить одобрение на проработку такого проекта, связанного с изменением системы управления регионом совместно с АСИ, совместно с Андреем Рэмовичем. И, если Вы позволите, где‑то в марте–апреле мы могли бы доложить этот проект Вам.

В.Путин: Давайте, конечно.

Что ещё? Прошу.

Г.Греф: Владимир Владимирович, что касается первого вопроса – это утверждение отчёта по достижению целевых показателей за 2015 год. Мне кажется, что надо немножко изменить систему, потому что здесь ковыряться в выполнении каждого KPI не имеет смысла, но нам нужно чьё‑то независимое заключение о том, что соответствующие KPI достигнуты. Деньги серьёзные потрачены, но нужно понимать, достигнут соответствующий KPI или нет. Я предлагаю на следующий год, 2015 год уже поздно, наверное, но, может быть, и 2015‑й всё‑таки имеет смысл посмотреть более внимательно, но в будущем такую систему выработать, чтобы кто‑то мог проверять качественное исполнение показателей и достижение соответствующих целей.

Президент, председатель правления Сбербанка России Герман Греф на заседании наблюдательного совета Агентства стратегических инициатив.

Президент, председатель правления Сбербанка России Герман Греф на заседании наблюдательного совета Агентства стратегических инициатив.

Второе. В первом же решении – это утверждение целевых показателей деятельности АСИ на 2016 год. Было сказано, что АСИ уже пять лет, уже ребёнок начинает не только ходить, но и думать, и надо бы, чтобы эти KPI՚s были осмысленными. Потому что KPI՚s – это показатели измерений достижения целей. Цели для меня являются загадкой. Цели мы не утверждаем, но мы утверждаем KPI՚s. Это типичная болезнь любой начинающей организации, которая у себя пытается внедрять такого рода инструменты.

Но мне кажется, что нужно сначала по каждой из задач, я их пометил, получается их пять, может быть, их можно сделать шесть или семь, я не знаю, как угодно структурировать, но нужно обозначить, что нужно не KPI՚s утверждать, а цели. И тогда можно будет, во‑первых, ранжировать все цели, вес им давать. У нас все цели одинаковые. Если у нас шесть целей, то, соответственно, вес каждой цели 15 с копейками процентов, или всё‑таки есть главные цели.

Потом, как только мы поймём, какие цели, мы поймём, что нам нужно сделать для достижения этой цели. Проведение конкурса журналистов и так далее – вряд ли это цель, это средство достижения какой‑то другой цели, но надо понимать, является ли это мероприятие лучшим для достижения этой цели. Поэтому, мне кажется, вторая часть первого вопроса – утверждение соответствующих KPI՚s на 2016 год, есть предложение сначала сформулировать чётко цели, их приоритизировать, и под них уже поставить соответствующие KPI՚s, а потом мы поймём, какие мероприятия нужно проводить, чтобы эти цели достигать. Две вещи.

Соответственно, третья часть – это выплата вознаграждений и премий. Мне кажется, что нужно это делать, конечно, по результатам достижения соответствующих KPI՚s. Так как у нас нет отчётов о достижении KPI՚s, сегодня, во всяком случае, можно рядовым сотрудникам, наверное, и платить, а вот весь менеджмент должен быть чётко завязан на то, что появится оценка достижения ими KPI՚s, и только после этого, наверное, можно заплатить соответствующие премии или не платить.

И по бюджету на следующий год. Мне кажется, прежде чем утверждать бюджет, он увеличивается на 13 процентов, всё‑таки нужно провести дискуссию по каждой статье. Бюджет представлен в виде одной странички сметы. Что там внутри зарыто, мы не понимаем. Конечно, нам бы хотелось увидеть более подробную историю, что там внутри, с учётом того, что мы всё‑таки до конца не понимаем, какие цели на 2016 год.

Поэтому, может быть, либо поручить это кому‑то, может быть, создать какой‑то орган внутри наблюдательного совета, чтобы он мог утверждать по мере того, как будут понятны цели, поставлены KPI՚s, и после этого можно будет под это подвести бюджет. Можно будет понимать: бюджет должен быть больше, меньше, насколько он должен быть увеличен и так далее.

И последнее. Мне кажется, что Агентство стратегических инициатив… мы всё время говорим о том, что там инвестиционный климат, прозрачность повышаем и так далее – все документы с пометкой «строго конфиденциально», включая отчёт о работе. Я не хочу говорить о его объёме, конечно, он очень маленький по объёму, но он точно не должен быть «строго конфиденциальным», он должен быть публичным, наверное. Что тут скрывать, все эти вещи абсолютно общественно полезны, и, наверное, нужно, наоборот, пытаться это популяризировать, не «строго конфиденциалить», это точно.

И последнее. Конечно, то, что я вижу в части работы – часть работ действительно очень полезная, очень хорошая – то, что я вижу, делается по направлению рабочих специальностей Дмитрием Песковым, и то, что он сейчас говорит в отношении новых инициатив. То, что он сказал сейчас, впервые услышал, в том числе по технологии блокчейн. Мне кажется, что это то, где у нас может быть конкурентное преимущество. Нам бежать следом совершенно бессмысленно – мы не догоним. А вот блокчейн – это та технология, которая имеет шанс вообще перевернуть все сферы: сферу государственного регулирования, вообще сферу государства в целом, финансы – все до одной сферы.

Так случилось, что один из русских парней, который живёт за границей, мне сказали, что у ребят есть контакт с ним, – очень интересный парень. Может быть, создание центров компетенций по такого рода технологии – это может быть как раз очень правильная история для АСИ. Это как раз то будущее, которое можно потрогать, потому что занятия инвестиционным проектом, построим ли мы ещё одну фабрику по доению коров – это, конечно, точно не нашего уровня задача. А такого рода точечные проекты, которые могут дать прорыв во всех отраслях, это, наверное, достойная задача.

Всё, что касается воспитания, профессионального воспитания детей, мне кажется, тоже очень правильная история. Конечно, они не смогут охватить всю Россию, но создать несколько точек по стране, технологию, обучить ключевых людей, создать то, что может быть масштабировано потом по стране уже и Правительством, и регионами, – это, мне кажется, очень правильная и очень хорошая задача. Такие инициативы, мне кажется, очень правильно поддержать, и мы всячески тоже готовы их поддерживать.

Спасибо большое.

В.Путин: Пожалуйста.

А.Никитин: Уважаемый Владимир Владимирович! Герман Оскарович!

У нас есть трёхлетняя стратегия, которая утверждена уже год назад, и все цели, конечно, там указаны. Те KPI, которые мы сейчас даём, они все находятся в рамках утверждённой набсоветом стратегии, то есть никакого противоречия здесь между целями и KPI, безусловно, нет, с одной стороны. С другой стороны, конечно, мы с удовольствием поддержим любое более глубокое участие членов нашего набсовета в аудите наших целей, наших результатов, и это здорово, это даст нам обратную связь. Поэтому здесь мы готовы с радостью поддержать и внешний аудит, и участие представителей Сбербанка в этой работе.

В.Путин: Может быть, если за конкретными KPI՚s не видно конкретных целей, а они обозначены где‑то в общей стратегии, может быть, каждый раз это следует конкретизировать. И тогда это придаст, может быть, большую остроту всей работе и возможности её более точно проконтролировать, имею в виду необходимость достижения соответствующих результатов.

Коллеги, спасибо вам большое ещё раз. Я не буду повторяться в той части, которая была сказана во вступительном слове. Хочу только вас поблагодарить за работу. Давайте мы договоримся таким образом. Мы сейчас ещё с коллегами увидимся, переговорим подробнее, но нужно будет, конечно, обобщить всё, что здесь было сказано, особенно в ходе дискуссий, учесть это и при выстраивании задач на ближайшую перспективу, на этот год, соответствующим образом обработать. И утвердим как раз после того, как вы всё представите после анализа сегодняшней дискуссии.

Большое спасибо.