Новости Севастополя

Севастополь /Новости, 16 февраля 2016/. Как и ожидалось, 15 февраля Совет стран ЕС на своем заседании решил частично отменить санкции в отношении 170 чиновников и нескольких компаний Белоруссии.

Правда, европейские политики так и не решились полностью снять с белорусского режима все ограничения, и они по-прежнему касаются поставок вооружения, а также четырех лиц, которых обвиняют в причастности к исчезновению в 1999—2000 гг. нескольких оппозиционеров. Это бывшие главы МВД Белоруссии Владимир Наумов и Юрий Сиваков, бывший глава Администрации президента, а ныне глава управделами президента РБ Виктор Шейман, а также бывший глава бригады спецназа внутренних войск Дмитрий Павличенко. Впрочем, последнее не имеет сколько-нибудь серьезного значения, так как никак не влияет на перспективы дальнейшего развития белорусско-европейских отношений.

То, что санкции будут либо заморожены, либо отменены, было понятно еще задолго до заседания Совета. Об этом много говорили и белорусские, и европейские чиновники, а власти страны делали все от них зависящее, чтобы предстать перед Брюсселем в наиболее выгодном свете. В стране еще в прошлом году стали выпускать на свободу так называемых политзаключенных, перестали «кошмарить» местную оппозицию, а также начали вести более активный диалог с ЕС. Дошло даже до того, что глава республики буквально накануне заседания в Брюсселе поручил своему внешнеполитическому ведомству «всесторонне развивать отношения с Евросоюзом, в том числе в правозащитной сфере, работе с ОБСЕ по подготовке выборов и по другим направлениям», что было безотлагательно принято к исполнению. Уже 12 февраля Центризбирком страны объявил о создании межведомственной экспертной группы из представителей ЦИК, Центра законодательства и правовых исследований, Совета Республики, Палаты представителей, Министерства юстиции и Министерства информации по изучению рекомендаций БДПЧ ОБСЕ и выработке предложений по их применению. И хотя работа группы пока не предусматривает внесения изменений в избирательное законодательство, только одно это заявление стало серьезным сигналом ЕС о том, что белорусы не отказываются от дальнейшего сближения и нормализации отношений.

И все же произошедшее 15 февраля можно рассматривать двояко. С одной стороны, это маленькая, но все же победа Минска, который рассчитывает на волне смягчения европейской политики продолжить обсуждение финансовой помощи экономике страны. И вполне вероятно, что Брюссель пойдет на это уже в самое ближайшее время. По имеющейся сегодня информации, в скором времени для Белоруссии может стать доступным выпуск еврооблигаций, страна сможет претендовать на финансирование со стороны Европейского инвестиционного банка, а Европейский банк реконструкции и развития вполне может начать давать деньги на государственные проекты. Более того, на горизонте даже замаячил некогда анонсированный в Брюсселе, а затем поддержанный главой МИД Белоруссии Владимиром Макеем проект «Соглашения о партнерстве и сотрудничестве» между Белоруссией и Евросоюзом, которое должно будет перезапустить отношения двух сторон. Все это, а также надежды на помощь в получении кредитов со стороны МВФ, являлось и продолжает оставаться главной задачей белорусского руководства. Тем более что больше денег сегодня взять, по всей видимости, неоткуда. Последняя поездка Александра Лукашенко в Сочи не принесла стране никаких хороших новостей, кроме слов главы государства о том, что «президент России и премьер не только пообещали, но приняли решение о поддержке, как бы ни было сложно в России, экономики Белоруссии».

Однако, с другой стороны, пока все еще не ясно, готов ли ЕС взять на себя роль локомотива «белорусского экономического чуда», или ситуация будет развиваться по «классическому» сценарию, испробованному в свое время на Украине и странах Прибалтики. Известно, что Брюссель отнюдь не заинтересован в развитии экономики Белоруссии. В лучшем случае западным финансовым структурам интересна дешевая рабочая сила и активы некоторых государственных компаний в области нефтепереработки и добычи калийных удобрений. Больше у белорусов взять нечего. Другое дело, политика, которую в ЕС всегда ставили на первое место.

На первый взгляд, может показаться, что в отношениях двух сторон все просто и понятно: белорусы из-за финансовой помощи готовы сделать многое, в том числе и поступиться некоторыми отношениями с Россией, а ЕС, в свою очередь, играет на этом, держа Минск на коротком поводке. Однако, на самом деле, не все так однозначно. Дело в том, что сегодня белорусско-европейские отношения уже стали частью международного процесса, чего не было еще несколько лет назад. В настоящее время Брюсселю сложно отмахнуться от А. Лукашенко, которого не только перестали называть «последним диктатором Европы», но и в свое время наградили статусом «миротворца», пускай и ненадолго.

События на Украине доказали, что поспешность Запада в принятии решений, порой крайне необдуманных, вполне может спровоцировать обострение ситуации и резкую реакцию Москвы, а потому с белорусами украинский сценарий вряд ли пройдет. Более того, в Брюсселе и не рассчитывают на то, что Белоруссия в обозримом будущем станет проевропейским государством, а значит, и для работы с ней сегодня необходима совсем иная стратегия. Проблема заключается в том, что четкой программы на этот счет у еврочиновников все еще нет. Даже несмотря на бодрое заявление главы МИД Германии Франка-Вальтера Штайнмайера о том, что Евросоюз уже договорился о новой политике в отношении Белоруссии.

На самом деле, пока ясно только то, что в условиях, когда экономическое влияние России на Белоруссию стало ослабевать, у ЕС появилась реальная возможность начать работу напрямую с властями республики. И это действительно уникальная ситуация. Несмотря на сохраняющуюся политическую стабильность в белорусско-российских отношениях, Минск и Брюссель перестали обращать на это внимание, пойдя на наиболее серьезное за долгие годы сближение. Ответ на вопрос — почему это происходит, — лежит как в сфере геополитики, так и в нынешнем отношении России к Белоруссии. Плюс к этому, сюда же можно включить и желание западных стран «щелкнуть по носу» Москву, отменить санкции против которой ни в ЕС, ни в США в ближайшие годы не планируют, и необходимость создания в Белоруссии стабильного европейского лобби, не обремененного националистическими лозунгами, и расширение экономического влияния на республику, необходимого для давления на ЕАЭС, и внутреннюю убежденность белорусов в том, что сегодня они оказались один на один со своими проблемами.

Дополняет картину и то, что в настоящее время среди политической элиты Белоруссии все больше растет убеждение, что Запад действительно никак не угрожает независимости республики. Скорее даже наоборот — белорусская независимость больше беспокоит Брюссель и Вашингтон, так как от ее степени в какой-то мере зависит расстановка сил на постсоветском пространстве. И это придает белорусам уверенности. Масла в огонь подливает и Россия, фактически абстрагировавшись от происходящего в республике и ситуации вокруг нее. Более того, недавние слова российского посла в Белоруссии Александра Сурикова о том, что «ничего особенно страшного в мире нам не угрожает», и вовсе свидетельствуют о том, что сегодня российские интересы в Белоруссии никто не защищает, а белорусы предоставлены сами себе. Поэтому совсем не удивительно, что местные власти все больше стали смотреть на Запад в надежде именно там получить поддержку, на которую они раньше рассчитывали со стороны Москвы. И, по всей видимости, если в обозримом будущем не произойдет ничего экстраординарного как во внутриполитической жизни республики, так и на международной арене, Минск и Брюссель станут еще ближе друг другу уже в самое ближайшее время.