Новости Севастополя

Севастополь /Новости, 13 февраля 2016/. На историко-патриотическом сайте «Планета Севастополь» продолжается публикация материалов проекта «Третья оборона Севастополя. Народная летопись». Воспоминания участников и очевидцев событий ноября 2013 – марта 2014 года в Севастополе находятся в разделе «Русская весна». «Севастопольские рассказы» знакомят вас с отрывками из новых публикаций публикаций.

Людмила Подосинникова. «Народ отстоит Севастополь – Народ и Россию спасет!»

Уважаемый читатель!

Мы пережили потрясающий момент – вернулись в Россию, на нашу дорогую Родину. Как это случилось, нынешнее поколение знает. Но мы  ведь к этой дате пробирались долгие двадцать три года. Пока Крым находился в украинской оккупации. На Украине сейчас шипят, что, оказывается, сейчас мы живём в оккупации, в российской оккупации.

Эти высказывания, события толкнули меня к решению собрать все стихи, написанные за эти годы и издать сборник, рассказывающий о нашей борьбе за возвращение в Россию. Я специально расположила стихи в порядке хронологии, тогда становится виднее, как менялось моё настроение: то нетерпение, возмущение, негодование, потом напряжение стало гаснуть.

Новости Севастополя

Но вдруг в какой-то момент я ощутила: нет, наше дело не потеряно – в один ряд с нами становятся дети, внуки. Вот тогда родились стихи «День Победы в Севастополе», «Остров Русского духа». А в 2001 г. я написала стихотворение «Стучим, стучим  в твои, Россия, двери», оно выразило всё наше внутреннее состояние. А его заключительные строки  призывали нас не останавливаться в нашей борьбе:

Но вот опять стучимся в твои двери,

И это будет не последний раз.

«Стучите – и откроются» −мы верим.

А значит, к нам придёт счастливый час.

Но ведь мы оказались правы: достучались до Родины.

Свою книгу я посвящаю тем, кто был рядом со мною в эти годы…

 

Сергей Холодняк. Балаклавские патрули

Мы дежурили под руководством старшего, имя которого Эдуард. Эдуард распределял обязанности и назначал дежурства. А опорный пункт нашей самообороны располагался на площади 40-летия Октября в Балаклаве…

Дежурства проходили круглосуточно. Я участвовал в основном в ночных дежурствах. Маршруты дежурств – по улицам Новикова, Крестовского, Богдана Хмельницкого, Строительной и другим. Бригады дежурных состояли из 4-5 человек. Также была специальная бригада, которая пересекала маршруты наших дежурств через дворы. Тем самым велся максимальный контроль за ситуацией в Балаклаве…

Я уверен, что те люди, которые, может, и хотели предпринять что-то радикальное против севастопольцев, потому и не предпринимали ничего, потому что знали, как ведутся у нас дежурства.

Новости Севастополя

Большое впечатление произвело на меня огромное количество людей, вставших на защиту нашего города. Те, кто не состоял в самообороне, тоже не стояли в стороне, постоянно приносили наш штаб все, что могли, что нужно и для нашего дежурства, и для дежурных на блок-постах, что располагались возле ресторана «Шайба» и в селе Гончарное: варенье, консервы, палатки, теплые вещи… Запомнился один момент. В нашем штабе, где постоянно записывали желающих дежурить, подходит один парень и спрашивает: «А Дудаева запишете?» «Мы всех берем», — ответили ему. Оказалось, что он – чеченец и фамилия у него Дудаев. Сам он гражданин Чечни, но живет в Балаклаве, жена у него – местная. И этот Дудаев вместе с нами ходил потом на дежурства, активным был…

 

Отец Орест. Референдум состоялся уже 380 лет назад

Я как раз был на майдане, когда начали жечь покрышки. Это зимой было, очень холодно… Увидели над Крещатиком дым черный. Сначала мы думали, что это пожар. И когда мы приехали на площадь, увидели, как выгружают из машины покрышки, несут, как поджигают. Я могу сказать только одно – это массовое беснование людей. В прямом смысле бес-но-ва-ние. Их надо было из брандспойтов поливать святой водой. Мне кажется это помогло бы: не бить, а окропить святой водой. Одна из бед на Украине – то, что они запутались в своем религиозном исповедании…

Новости Севастополя

Новости Севастополя

Мы живем немного другим миром, среди нас есть духовно продвинутые. Правда, сейчас они уходят, к сожалению, — старцы. Они предсказывали. Мы спрашивали, если начнутся гонения или кровопролитие, что нам делать? И нам было сказано: умирай, где стоишь, как говорил Александр Невский. Как можно уехать? Наши деды, прадеды здесь основывались, как вы уедете, как вы бросите людей? Стойте. Ведь одежда монаха – это воинское одеяние, шлем на голове — это клобук, мантия — это броня, меч в руках, духовный меч — это молитва. Как мы бросим свою паству без духовного окормления? Севастополь ведь сам по себе большая святыня, возьмите христианство — здесь столько мучеников. А сколько современных мучеников, сколько людей своей жизнью Богу угодили во время Второй Мировой войны. Я всегда говорю – смело окунайтесь в море, как в святую купель, в нем столько мучеников утоплено…

Блок-посты объезжали по кругу от Верхнесадового до Шайбы через Терновку. Конечно, с автоматами мы не стояли, у нас другое оружие — молитва. Даже на полотне Панорамы впереди с кадилом монах  ходит и при взятии Измаила первым на стены поднялся монах. Присутствие священства, монахов на передовой поднимает дух воинов. И мы своими молитвами старались их поддерживать. На верхнем камне крепости Каламита высечены слова «Аз хочу российским быть». Мы не афишировали этот камень, чтобы вдруг не сломали. Перед референдумом делали репортаж, меня спросили: как думаешь, как пройдет референдум? А я говорю: уже 380 лет как референдум состоялся и решение на камне записали…

Достоевский писал «Поле битвы – сердца людей». И вот здесь мы проигрываем по многим вопросам. Пошумели, флагом помахали, а дальше что? Да, есть претензии и к правительству, где-то саботаж… Ну а мы-то сами кто в городе, что можем? И главное — потребительство у многих  появилось. «Вот Россия пришла и ничего нам не дала». Я говорю: а кто-то что-то обещал? Что произошло 16 марта, почему люди плакали, обнимались, целовались? Пожилые, инвалиды буквально ползли, чтобы проголосовать лично. Мы раньше не ходили голосовать, а тут монахов отпустили голосовать. На всех пунктах никто не сворачивал бюллетени, все наоборот показывали – голосую за Россию. Разве мы ждали, что нам что-то материальное дадут? Нам вернули чувство Родины…

Новости Севастополя

Мужчины вспомнили свое предназначение. Было приятно смотреть — каждый вспомнил, что он когда-то служил в армии, сразу навыки стали вспоминаться, организованность появилась. Единый дух появился. Было такое ощущение плеча, надежности. Такие чувства я испытываю, когда попадаю на Афон. Когда сотни только мужчин абсолютно разных национальностей, все говорят на своих языках и все друг друга понимают, потому что объединены единым Духом, единой целью к Богу.

Анатолий  Марета. Мы сбрасывали украинские флаги

Как и большинство моих соратников-казаков, да и просто товарищей по русскому движению, я ненавидел власть Януковича, презирал его. Мы считали Януковича намного хуже Ющенко или того же Кучмы. Выехав на русской идее, на обещаниях интегрироваться с Россией, Янукович просто нас предал. Изображал этакого рубаху-парня родом из Донбасса, простого селянина-шахтера. По сути же в стране он устроил беспредел, какого не было ни при Ющенко, ни при Кучме. И в плане бандитизма, и в плане ущемления прав русских людей…

По дороге «Беркут» заехал в Херсон, потому как возвращались вместе с херсонскими милиционерами. Переночевали они с оружием в руках:  опасались нападений, обстрелов, что их отследят. Утром уже отправились домой, в Севастополь. Слава Богу, этот отрезок пути ребята прошли нормально. Мы постоянно были на связи с ними. Утром пошли встречать севастопольский  «Беркут».  Народу было много, и никто уже не сомневался, насколько была важна для наших ребят такая встреча. По Украине их гнали как псов бродячих палками, обстреливая, а здесь встречают родные люди, не только родственники, а и севастопольцы. Встречают как вернувшихся с войны. Объективно говоря, так оно и было. Их жгли живьем, в них стреляли, били цепями, распыляли газ прямо в лицо… Взрослые сильные мужчины, пережившие всё это, стояли и плакали, не снимая масок с лиц…

Новости Севастополя

На митинг 23-го февраля и не очень хотел идти. Думал, соберутся, помитингуют как всегда и разбегутся по своим делам. Казаки мне начали звонить: «Атаман, пойдем на митинг?». «Раз вы хотите, пойдем», — решил я. Буквально за день Владимир Тюнин попросил собраться казаков в Приморском парке возле «Ракушки». Собрались. Владимир Тюнин сказал: «Будем власть в городе брать». Милиция ходит растерянная: «Что вы тут затеяли? Что задумали?» «Да ничего не затеяли», — отвечаем. Всё происходило очень стремительно…

Новости Севастополя

Затем мы стали организовывать свои отряды. Из офицеров, кто записался, формировался костяк. Назначили командиров подразделений. Перед нами встал вопрос: создавать самооборону или оставаться Казачьей Черноморской сотней, которая уже существует шесть с половиной лет. Я сказал, что если мы победим, то нас, как самооборону, через две недели распустят. Казаков же никто не распустит и меньше будет вопросов. Победят «правосеки» — нас в любом случае первыми повесят на платанах. Первую неделю я знал, что если нацики прорвутся в город  и захватят власть, будут нас расстреливать и вешать. Мы шли как камикадзе. А по-другому нельзя. Надежда появилась позже. Такая круговерть завертелась, что спали по три-четыре часа только…

Новости Севастополя

Мы приехали к базе «Беркута» на улицу Щербака. Все казаки, кто там были, заблокировали вход. Тут же пошли на рынок, который находится рядом, подняли людей, тех, кто там торговал. Люди побросали свои вещи, товар, бросили все, вышли к базе «Беркута». Потом начали подтягиваться люди с площади Нахимова, кто пешком, кто на машинах. Собралось человек триста. Уже было понятно, что никто «Беркут» не даст в обиду.

Ближе к вечеру мне Тюнин звонит: «Срочно, кого можно на «Беркут». Пришел отдел внутренней безопасности их разоружать». Отдел внутренней безопасности – это структура, которая подчиняется только Киеву. Мы приехали, там, действительно, два-три здоровых мордоворота, приехавшие из Киева. Понятно, что втроем они не уложат весь «Беркут», поэтому должны забрать ключи, опечатать оружейку и выставить охрану. Милицейское руководство города приказывало «Беркут» подчиниться Киеву и разойтись по домам…

Новости Севастополя

Сняли флаг со здания суда Ленинского района. Сложили его и ушли. Догоняет нас женщина, плачет: «Ребята, верните флаг. За него у меня из зарплаты снимут 600 гривен. Отдайте».  Мы вернули ей флаг. Когда возвращались из Нахимовского района минут через сорок, смотрим, а он опять висит. Мы прямо на площади все машины ставим, я выхожу первым и иду в суд. Выскакивает «грифоновец» (это охрана суда), за пистолет хватается. Я ему спокойно говорю: «это будет последний выстрел в вашей жизни». Стрелять он не решился. Тут же Тюнин отодвинул его в стороночку.  Охранник попытался его оттолкнуть, орать начал. Тюнин его спрашивает: «Ты севастополец?». Отвечает: «Нет, я не севастополец!». Лимита приехала, в общем. Его оттеснили, стрелять он так и не стал. А куда, в кого?! Столько людей было за мной! Сняли мы флаг, вызвал Председателя Суда. Вышла его заместитель – Анна Гуло. Она несколько лет меня с моими ещё шестью товарищами судила по делу о  Графской пристани. Она честный человек, справедливо судила. Еще при украинской власти хотела закрыть наше дело, а дело-то политическое было.  Мы флаг ей и отдали, попросили больше не вывешивать…

Новости Севастополя

Референдум мы ждали, как ключевое событие: Севастополь и Крым официально присоединяются к России, и никаких гвоздей! Хотя опасения были. Говорили, что  всякие  Меркели-Шмеркели Путина в рамки загонят, надавив на российский бизнес, и он вынужден будет обратно отыграть.  Я до революции, признаюсь, к Путину негативно относился, не зная правды. После революции отношение поменялось. Когда же я занялся Национально-освободительным движением, понял и изучил политику России, как действовал Владимир Путин для восстановления России. Он фактически поднял страну с колен. Православные старцы дали мне ответы на вопросы, которые были у меня. Владимир Путин — настоящий патриот, готовый жизнь отдать за Россию.

Константин Родичев. А ещё была история…

«Сопротивленцы» режиму Януковича  стояли за хрустящие купюры. Наблюдал картину, когда командир майданной сотни подошел к парню с сумкой, они достали пачки денег и рассчитывались с людьми. Сумка была большая спортивная. Я, как человек занимающийся горами, могу сказать, что она была литров на пятьдесят. На Майдане я не увидел борцов за идею. Много было бомжеватых, ряженых. Они переодевались в кафтаны запорожских казаков, позволяли с собой сфотографироваться. На входе собирали деньги якобы для помощи самообороне Майдана. Посмотрев на эту гопкомпанию, понял, разговаривать с ними бесполезно. У людей отсутствует здравый смысл. За что стоите? За деньги. Зачем стоите? За деньги. Для себя сделал вывод, что страны больше не будет, если такое творится в центре столицы…

В основном  дежурил на блок-посту возле Верхнесадового, блокпост возле Альминского моста. Выезжаешь на перекресток ниже Верхнесадового, там блокпост стоял, «Ночные волки» его организовали. Были там ребята из «Русского блока», из «Обороны Севастополя».

Блокпост поставили утром, точно не помню дату, но  24  или 25-го февраля.   Поставили вагончик-бытовку, завезли стройматериалы, продукты. А в обед нам позвонили, что нет людей, мы туда и поехали без раздумий. В то время у нас оружия не было, и сотрудники ППС приезжали к нам на усиление.

Новости Севастополя

Недалеко от блок-поста был домик обходчика, от него мы сначала запитались от кабелей электролинии. После уже местные жители помогали, кто дрова привез, кто продукты. Люди помогали массово, несмотря на национальность: и татары привозили, и украинцы. Подъезжали люди на машинах и с донецкими номерами, и с киевскими, привозили помощь.

Всякое происходило во время дежурства. Как-то остановили машину с днепропетровскими номерами. Приоткрывается окошко и оттуда выползает «корочка» и голос: «Старший лейтенант СБУ». Мы говорим: «Отлично. Но  вашу машину придется всё равно досмотреть». Он отвечает: «Вы не поняли. Это СБУ!». «Очень хорошо, — отвечаю, — но у нас СБУ провозило на Киев оружие, наркотики и деньги. Почему мы должны верить СБУ? Вам все равно придется выйти». Как раз в этот момент подъехала машина с «вежливыми людьми». Они так затворами клацнули! Тут же выскочили из машины пятеро ребят СБУшников и ровненько, аккуратненько встали у обочины. Мы досмотрели машину, ничего там особого не нашли. После этого случая  машина СБУ ездила в город и обратно несколько раз в день, и человек сам останавливался, сам открывал машину, чтобы побыстрее всё было. «Вежливые люди» сильно помогали…

На референдум пошел прямо с блокпоста, весь в дыму, камуфляже. Пришел я уже после обеда. Когда мне выдавали бюллетень и делали запись о том, что я его получил, меня поразило то, что практически все списки были полностью заполнены. Если обычно списки на выборах полупустые, то здесь все графы были заполнены. Люди с утра спешили прийти на избирательные участки и проголосовать за Россию.

После референдума мы продолжали дежурить на Орловском блокпосту. Останавливаем машину с киевскими номерами. Девчонки вышли из машины, чтобы мы ее досмотрели. Недалеко от нашего поста на холме стоял большой православный крест. Одна увидев крест, спрашивает у подруги: «Ой, смотри – крест. Интересно, зачем он там?».  Вторая отвечает: «Они Украину тут похоронили».

ВОСПОМИНАНИЯ О ПОЕЗДКЕ В СЕВАСТОПОЛЬ

Выехали мы в понедельник, 3 марта 2014 г. автобусом. В нём были люди из Москвы, Калуги, Владимира, казаки с Хопра и чертковцы.

На переправу (Крым-Кавказ) прибыли поздно вечером, она была освещена. Когда проходили таможню, нас не пропускали с нагайками. Сдали нагайки человеку из отряда самообороны. Запомнилось, что украинские таможенники каждого из нас фотографировали, задавали вопросы о цели приезда. Проверяли тщательно. Да оно и понятно, ведь ехали мы в казачьей форме, в папахах, кубанках, а я в казачьей фуражке. Позже она прогорела у костра на блок-посту…

Новости Севастополя

Сначала наш отряд охранял аэропорт (ПВО). Сделали два выезда. В ходе одного из них задержали республиканского министра юстиции. Он пытался использовать технику ПВО. «Светил» своим удостоверением, приказывал посадить в самолёт десантников из Киева. Но те не успели прибыть. Запомнил, как министр из Киева нецензурно ругался. Однако мы его плохо понимали, так как это был украинский язык с польским акцентом…

Оружие нам не раздавали, но оно уже стояло в ящиках. Команда раздать оружие поступила дней через 5. Поблизости стояли московские байкеры «Ночные волки», уже успевшие объединиться с крымскими. Позже они по очереди с казаками охраняли Дом Правительства.

Новости Севастополя

Новости Севастополя

Только это было потом. А тогда перед референдумом на берег высадился десант украинских военнослужащих, человек 200. Нам эту информацию сообщили по радио, рекомендовали быть внимательными, так как ожидался прорыв с Севера (п. Скадовск, г. Черноморск). Они были перехвачены где-то в пустынной местности в районе Евпатории…

В то время мы не догадывались, что наш блок-пост в Верхнесадовом охраняли сидящие на горных склонах снайперы. Все морские пехотинцы и десантники были в полевой камуфляжной форме и масках. Иногда они спускались к нам и тогда мы делили с ними хлеб-соль. Часть продуктов постоянно отправляли в церковь для бедных. К нам же приезжал православный священник с хором. Он читал молитвы, раздавал иконы.

Я стоял на 2-м блок-посту с пятизарядным ружьём МЦ-21. Подарили его местные жители. Сменой нашей командовал Николай Бондарев (сотник из Воронежа). Как и все мы, он был одет в камуфляж. Как и у меня — казачья фуражка…

Новости Севастополя

В субботу перед референдумом, как и положено, был день тишины. Мы были приглашены на площадь Нахимова, где принимала присягу сотня Баклановского казачьего полка, организованного здесь же, в Крыму. Одеты новобранцы были отменно,  все в камуфляже и армейских кепках. Было уже достаточно тепло, отцвели абрикосы и распустилась алыча. Все, кто был свободен от службы, присутствовали на данном мероприятии. Всей дружиной стояли в папахах. Вместе с нами, в одном ряду, стояли и сербы-добровольцы в папахах с большими кисточками до плеча. Некоторые казаки поменялись с ними папахами и фуражками. Играл небольшой оркестр. Люди ликовали, и на площади никто агитацией не занимался. Севастопольцы, и особенно женщины, обращались к казакам с просьбой:

— Ребята, только не уходите! — просили они.

Видно, некоторые из них ещё сомневались, что Россия возьмёт их под крыло. Что касается нас, то мы действовали исключительно как добровольцы, ведь никто нас в Крым и Севастополь насильно не гнал…

Прибыв домой, я получил информацию, что один из наших казаков, стоявший со мной на блок-посту, получил травму, а вернувшись домой, умер от сердечного приступа. Он был одним из тех добровольцев, что ехали через Каменск на автобусе. Похоронили его где-то под Москвой в часовне, которую он сам построил.

Новости Севастополя