Новости Севастополя

Севастополь /Новости, 27 марта 2016/27 марта 1854 года Великобритания и Франция вступили в Крымскую войну. Так, борьба между старыми врагами — Россией и Турцией — вышла на новый уровень, став одним из крупнейших европейских конфликтов XIX века.

Крым как часть греческого проекта

Присоединение Крыма к России произошло в 1783 году, при Екатерине II. Тогда Крымское ханство было занято русскими войсками. Историк А.Л. Зорин сообщает: «…успех крымской кампании превзошел все ожидания. В декабре, после примерно полугода политической неопределенности, присоединение полуострова к России было признано Турцией. Таким образом, вопреки ожиданиям, обошлось без войны».

Экономически ликвидация ханства, много лет жившего набегами, позволяла активнее колонизовывать Новороссию — современные южные области Украины (Одесскую, Херсонскую, Николаевскую, Запорожскую) и России (Ростовскую область, Краснодарский край).

Были и стратегические причины — удобные крымские бухты позволяли размещаться флоту. А превосходство страны на Черном море позволяло реализовывать грандиозный «Греческий проект» — создание лояльной России православной «Греческой империи» со столицей в Константинополе. Крым обладал огромным символическим капиталом — он, как писал Зорин, «мог репрезентировать сразу и христианскую Византию, и классическую Элладу».

Крым стал активно осваиваться — на карте появились названные на греческий лад русские города Севастополь, Симферополь, Евпатория, Феодосия. Южное и восточное направления экспансии для России становятся преобладающими. Правда, в начале XIX века, при Александре I, Россия побеждает Наполеона, присоединяет Великое княжество Финляндское и польские земли. Однако с 1820-х годов акцент снова делается на юг — Россия ведет успешные войны с Турцией и Ираном, присоединяя к себе закавказские ханства. Россия стремится и на Балканы: чтобы не только защищать православных единоверцев — сербов, черногорцев и болгар, но и чтобы приблизиться к Константинополю и проливам Босфор и Дарданеллы, закрывающим русским кораблям выход в Мировой океан.

Турция к середине XIX века окончательно становится «больным человеком Европы» (по выражению русского императора Николая I).

Англия и Франция атакуют Блистательную Порту (так называли тогда престол в Константинополе) на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Россия решила не оставаться в стороне при разделе имущества «умирающего».

Ключи раздора

В 1853 году возник спор за ключи от храма Рождества Христова в Вифлееме. Султан решил, что они будут храниться у католического священника. Россия продолжила наступление — посольство князя А.С. Меньшикова потребовало признать русского императора покровителем всех православных Османской империи. В итоге к маю 1853 года отношения между Россией и Турцией были разорваны, а англо-французский флот вошел в гавань Константинополя. В ноябре 1853 года начались военные действия — на Черном море и в Дунайских княжествах (Молдавии и Валахии, которые были вассальны Турции, а ныне составляют Румынию). Начались бои и на Кавказском театре военных действий.

27 марта 1854 года войну России объявили Англия и Франция. Главными их преимуществами были лучшая обученность солдат и наличие парового флота. В результате русские парусные корабли были вынуждены укрыться в бухте Севастополя. Первые военные действия англичан и французов, как пишет историк И.В. Бестужев-Лада, вызвали «возмущение общественности многих стран Европы» — английский и французский флот бомбардировал Одессу — город, как тогда говорили, «коммерческий».

По словам адмирала В.А. Корнилова, которые приводит Бестужев, бомбардировка Одессы была «безуспешной, бесполезной и бесчеловечной».

К лету 1854 года стало понятно, что наступление в глубь турецких территорий не получится — войска измотались, была угроза совместного англо-франко-турецкого удара (при поддержке враждебно-нейтральной России Австрии).

Бои на других театрах военных действий — в Белом море, на Балтике и особенно на Камчатке — славы англо-французам не принесли. Поражение крупного английского подразделения под Петропавловском-Камчатским вызвало суждения о «несмываемом пятне позора на британском флаге».

Однако в Крыму ситуация была совсем не такой. В сентябре 1854 года на узкой полосе суши между морем и озером Сасык близ Евпатории началась высадка союзных войск. Речь шла о 28 тыс. французов и 27 тыс. англичан. В начале 1855 года в войну вступит и Сардиния (впрочем, ее 15-тысячный экспедиционный корпус большого влияния на ход событий не окажет).

20 сентября двинувшиеся на Севастополь части сломили сопротивление русской армии близ речки Альмы (в ее честь был затем назван мост в Париже). Хотя войскам Меньшикова и удалось избежать полного разгрома, дорога на Севастополь была открыта.

Город готовился к обороне — корабли в бухте были частично затоплены, чтобы не пустить флот неприятеля.

Моряки с них стали участвовать в строительстве укреплений на Северной стороне. 25 октября русские одержали победу при Балаклаве — там находилась база английского флота. В «Долине смерти» рядом с поселком в ходе бессмысленной кавалерийской атаки погибли многие представители английской аристократии.

Однако развить успех не удалось — попытка деблокировать Севастополь близ Инкермана провалилась ценой жизней 12 тыс. солдат и офицеров. При этом обороняющие город проявляли воодушевление. Участник событий Л.Н. Толстой, автор «Севастопольских рассказов», писал: «Во времена Древней Греции не было столько геройства<…>. Войска отвечали: «Умрем, ваше превосходительство, умрем!», и это не был эффект, а на лице каждого было видно, что это не шутя, а взаправду». Но к весне 1855 года положение осажденного города стало еще более тяжелым — не хватало ни еды, ни боеприпасов. В июне 1855 года при обстреле Малахова кургана погиб адмирал П.С. Нахимов, ставший одним из творцов обороны города. К июлю в Крыму было уже около 200 тыс. союзников против 110 тыс. русских войск.

Сдача Севастополя

В середине августа 1855 года была предпринята последняя попытка деблокировать город — прорыв войск Горчакова к речке Черной, снова закончившийся неудачей. Но 9 сентября, после шестой бомбардировки города и массированного штурма, войска по плавучему мосту отошли на Северную сторону. 349 дней обороны Южной стороны закончились — город был сдан. Продолжение войны после падения Севастополя было бессмысленным: армии союзников были измотаны, а Россия просто не выдержала войны экономически. «Силы наши уже не могут возрастать, а, напротив того, должны неизбежно ослабевать», — писал в записке «Об опасности продолжения в 1856 году военных действий» Д.А. Милютин. На складах почти не было оружия, боеприпасов и снаряжения.

В феврале — марте 1856 года, в ходе Парижского конгресса, был подписан мир.

Россия вернула контроль над Крымом, передав Турции захваченный у нее Карс.

Россия теряла небольшой кусок низовий Дуная и отказывалась от «покровительства» православным подданным султана. Но главным унижением для страны стала «нейтрализация» Черного моря — запрет на флот и военные укрепления там. Реакция на крымские события в России была отражением внутреннего состояния людей. Консерваторы до конца поддерживали войну. Славянофилы видели в войне столкновение «двух отдельных миров, двух самобытных культур» (цитата по монографии А.И. Шепарневой «Крымская война в оценке российского общественного мнения»). Они считали необходимым ведение «народной войны» и создание ополченческих отрядов.

Российским западникам война виделась началом перестройки страны. Многие из них призывали к скорейшему миру, оказавшись в двойственном положении. Соловьев писал: с одной стороны, его единомышленники «терзались известиями о неудачах», но все прекрасно понимали, что «известия противоположные привели бы их в трепет». Наиболее радикальные люди занимали пораженческую позицию, отождествляя Россию с фигурой Николая I. «Пока был жив Николай, <…> и в голову не приходило думать о России», — писал католический священник В.С. Печерин. При этом падение Севастополя было воспринято как катастрофа.

В дальнейшем Крымская война воспринималась как часть героической национальной истории, признанной как в имперский период, так и в советский. Художник Ф.А. Рубо создал в городе в начале XX века панораму, посвященную обороне города, а в 1954 году Севастополь в ознаменование 100-летия обороны города был награжден орденом Красного Знамени.

Даже отвратительный и никчемный герой «Бесов» Ф.М. Достоевского — капитан Лебядкин — пишет дословно следующее: «Всех более жалею себя, что в Севастополе не лишился руки для славы, не быв там вовсе».