Новости Севастополя

Севастополь /Новости, 09 марта 2016/. После поражения европейцев в 1690 г. христианское население Османской империи подверглось жестокой мести со стороны турок и стало жертвой в сущности первых массовых этнических чисток в истории. Опустошительные турецкие военные походы создали условия для переселения албанского населения со своих исконных территорий на земли своих соседей, как славян, так и греков. Лишь в XVIII веке большие массы албанских скотоводов из горных районов начинают спускаться в плодородные области края Косово и Метохии, где подавляющее большинство населения составляли православные сербы.

Процесс албанского освоения этих земель сразу же сопровождался многочисленными массовыми актами насилия, направленными на разрушение компактного сербского этнического массива (насильственная исламизация, грабежи, конфискаций, разрушение православных церквей, а также другие виды террора против населения).

Самые значительные изменения в этнической структуре населения этой части Балканского полуострова произошли в период с середины XVIII века до середины XIX века. Албанская великодержавная программа появилась в конце XIX века. Все попытки балканских христиан привлечь албанцев к участию в совместной борьбе против господства Османской империи за национальное освобождение и модернизацию своего общества практически не дали результата.

В начале великого восточного кризиса (1875-1878 гг.) албанцы, находившиеся в рядах турецких регулярных и иррегулярных (башибузуки) войск отличались жестокостью в борьбе против христианских повстанцев. В это время албанцы не принимали никакого участия в национально-освободительных движениях христианских народов на Балканах. Наоборот, в европейской печати появлялись заявления протеста албанского населения против подобных действий вышеупомянутых христианских государств. Только с территории современного Косово (тогдашнего Косовского вилайэта) в период с 1876 по 1912 год были вынуждены выселиться сотни тысяч православных сербов.

Главной ролью албанцев при султане были функции карателей, обращенные как против порабощенных народов Европы, так и против порабощенных народов Азии. Наиболее темные и отсталые слои населения Албании, не имея традиций государственности, охотно шли в услужение к кому угодно. Турки создали башибузучье движение —  то есть формировали отряды албанских добровольцев турецкой иррегулярной пехоты Имя «башибузук» стало нарицательным для характеристики человека, способного на самое возмутительное по своей жестокости насилие. Вот цитата из обычного, далекого от политики, туристического справочника: «Название Арнавуткей означает «Албанская деревня»: в старину из здешних жителей набиралась султанская лейб-гвардия, после столкновений с которой в русском языке появилось слово «арнаут» (у Даля оно истолковано как «изверг, зверский человек, басурман»)».

В 1878 г. турецкие власти при поддержке английской дипломатии считали, что албанцы будут наилучшим средством в борьбе против славянской и вообще христианской «угрозы».

«Репортажи Макгахана в английской газете были страшны своей документальностью, излагаемыми в них фактами. «…Капитан Ахмет-ага, будучи во главе отряда башибузуков, умертвил восемь тысяч жителей города, далекого от мест антитурецких восстаний — Батака. Еще до начала уничтожения жителей… из города было выведено двести молодых девушек, их заставляли плясать, насиловали, а потом всех убили, свалив трупы гнить под солнечным зноем. Так вот… Этот именно Ахмет-ага был произведен в паши и назначен членом комиссии, учрежденной по настоянию России для разбирательства злодейств, совершенных… башибузуками!».

Как и сейчас, западные правительства тогда официально выражали сочувствие страданиям «восточных христиан» — и ничего для облегчения этих страданий не делали.

По своему содержанию программа создания «Великой Албании», поддержанная Осмаской империей и некоторыми европейскими государствами, была направлена против национально-освободительных движений подавляющего большинства балканских народов.

Великоалбанская политическая концепция в своем исконном, первоначальном виде была проникнута духом радикального политического ислама. Причем, в Косово и Метохии, как и в областях современной западной Македонии преобладал воинствующий тип ислама, носителем которого было население горных областей северной Албании, постепенно осуществлявшее стихийную экспансию в более культурные и плодородные районы этих областей. Албанские тесаки и зверства хорошо помнят и сегодня в Болгарии и Армении, где тюфенкджи прошлись огнем и мечом. Турецкие султаны традиционно в награду за карательную службу щедро раздавали албанцам земли других народов (например, именно так появились первые албанцы в Косово, отсюда они и в современной Болгарии и т.п.).

Деяния албанских башибузуков (т.е. албанских вооруженных добровольцев, явившиеся по султанскому призыву – не мобилизованных, не насильно призванных!) описаны были уже в книге «Турецкие зверства в Болгарии» 1880 г. Например, историки приводят факт, как албанскими карателями вырезались повсеместно болгарские деревни. Осуществив истребление мирного населения, дикие албанские башибузуки устраивали на пепелище свои ритуальные, отдающие инфернальным началом, танцы, веселились, радовались, как охотники после удачной охоты.

Албанский первобытный милитаризм, поощрявшийся и всячески подпитывавшийся в Османской империи – одном из самых террористических государств мировой истории, стал одним из основных столпов власти султанов над христианскими подданными. То, что отказывались делать даже турки – делали албанцы.

Вот старое, ещё дореволюционное свидетельство, взятое из книги «Жизнь в Ильдизе (из Contemporary Review)»: «С тех пор как Абдулъ-Гамид на престоле…Не питая доверия к окружающим, султан неусыпно контролирует сам стражу… Кроме военных чиновников, во дворце всегда имеется на лицо десятка два часовых, принадлежащих к албанским тюфенкджи (стрелкам); вооруженные с головы до ног, они помещаются со своим начальником въ особой комнате, готовые явиться по первому зову».
Аналогично свидетельствует и советское справочное издание, сообщая в статье об Абдул-Гамиде, что он «топил своих противников в Босфоре, замуровывал их в каменных стенах, ссылал на гибель в африканские пустыни, окружил себя гвардией из албанских головорезов».

Иначе говоря, не доверяя своим туркам-османам, Абдул-Гамид (официально признанный организатором ряда масштабных геноцидов), с симпатией именуемый газетой «Правда» не иначе как «красным султаном», опирается в первую очередь на албанский милитаризм и албанских головорезов.

Именно о них писал Ф.М.Достоевский в своем журнале, ссылаясь на информацию либерального издания «Новое время»: «Явились даже особенные артисты своего дела — башибузуки, изощрившиеся разрывать разом христианских младенцев, схватывая их за обе ноги».

А другой выдающийся русский писатель, В.А. Гиляpовский в своей бессмертной «Шипке» помещает воспоминания о пpаздновании 25-летия освобождения Болгаpии pусской аpмией от туpецкого ига. Сам он лично был на тоpжествах сpеди pусских гостей. Болгаpы чествовали pусских как геpоев. «..я видел всюду задушевные встpечи, и вглядывался в самые мелочи общего, захватывающего востоpга наpодного… Все они помнят туpецкое иго, звеpства башибузуков, pазоpенные села свои, похищенных жен и дочеpей, поpуганную святыню… особенно pадовались нам мужчины и женщины пожилые…»