Новости Севастополя

Севастополь /Новости, 04 марта 2016/. Большинству обывателей Лев Николаевич Толстой известен, как великий русский писатель, но мало кому известно, что он был героем Кавказской и Крымской войн. Будучи поклонником творчества М.Ю. Лермонтова, и наиболее любя его стих «Бородино», молодой граф в1851 г. направился волонтёром на Кавказ и там провёл три года.

В свободное от войны время Толстой изучал фольклор и язык чеченского народа, и в этом он был первым русским. Какое-то время жил в станице терских казаков, что отразил в повести «Казаки» (его старший брат, Н.Н.Толстой, с которым он вместе служил, эти же впечатления описал в произведении «Охота на Кавказе»). Восхищаясь простотой и суровостью казачьего быта, он писал: «Будущность России – казачество: свобода, равенство и обязательная военная служба каждого». Узнав о начале боевых действий с турками, 25-летний подпоручик от артиллерии направился с Кавказа на Дунайский фронт, в качестве офицера по особым поручениям в штаб своего дальнего родственника – главнокомандующего М.Д.Горчакова. Услышав о высадке десанта в Крыму, подал рапорт о переводе в Севастополь.  «Из Кишинева 1-го ноября я просился в Крым, отчасти для того, чтобы видеть эту войну, отчасти для того, чтобы вырваться из штаба Сержпутовского, который мне не нравился, а больше всего из патриотизма, который в то время, признаюсь, сильно нашел на меня.» ( Письмо Л.Т. к С. Н. Толстому. 3 июля 1855г.)…

В осаждённый город молодой подпоручик прибыл 7(19) ноября 1854 г. «Севастополь. Я приехал 7-го, все слухи, мучившие меня дорогой, оказались враньем. Я прикомандирован к 3 легкой и живу в самом городе. Все укрепления наши видел издали и некоторые вблизи. Взять Севастополь нет никакой возможности — в этом убежден, кажется, и неприятель…» (дневник,11 ноября 1854 г.) 10(22) ноября Толстого назначили в 3-ю лёгкую батарею 14-й, а позднее 11-й бригады, стоявшую на р. Бельбек на Северной стороне. О своих впечатлениях он писал в дневнике: «Дух в войсках свыше всякого описания. В времена древней Греции не было столько геройства. Корнилов, объезжая войска, вместо: «Здорово, ребята!», говорил: «Нужно умирать, ребята, умрете?»— и войска кричали: «Умрем, Ваше Превосходительство, ура!» И это был не эффект, а на лице каждого видно было, что не шутя, а ВЗАПРАВДУ, и уж 22000 исполнили это обещание… Рота моряков чуть не взбунтовалась за то, что их хотели сменить с батареи, на которой они простояли 30 дней под бомбами. Солдаты вырывают трубки из бомб. Женщины носят воду на бастионы для солдат. Многие убиты и ранены. Священники с крестами ходят на бастионы и под огнём читают молитвы. В одной бригаде, 24-го, было 160 человек, которые раненые не вышли из фронта. Чудное время! …я благодарю Бога за то, что я видел этих людей и живу в это славное время. Только наше войско может стоять и побеждать (мы ещё победим, в этом я убеждён) при таких условиях…» ( Письмо Л.Т. к С. Н. Толстому. 20 ноября 1854 г.)…

В это время он написал несколько военных проектов, в том числе и о переформировании армии, который намеревался передать одному из сыновей Николая I. Толстой собирался издавать военный журнал для солдат «с целью поддержать хороший дух в войске». Издание журнала разрешено не было, а военные проекты в высших кругах были отвергнуты. К тому же ему ответил отказом Н.А.Некрасов на предложение быть военкором от журнала «Современник» и давать туда репортажи с передовой. Молодой подпоручик был поражен инертностью высшего командования:  «16 я выехал из Севастополя на позицию. В поездке этой я больше, чем прежде, убедился, что Россия или должна пасть или совершенно преобразоваться. Все идет на выворот, неприятелю не мешают укреплять своего лагеря, тогда как это было бы чрезвычайно легко, сами же мы с меньшими силами, ниоткуда не ожидая помощи, с генералами, как Горчаков (П.Д.), потерявшими и ум, и чувство, и энергию, не укрепляясь, стоим против неприятеля и ожидаем бурь и непогод, которые пошлет Николай Чудотворец, чтобы изгнать неприятеля.» (дневник,23 ноября 1854 г.)…

Весной 1855 г. батарею перебросили на Язоновский редут 4-го бастиона, где Толстой под свист пуль и грохот ядер умудрился написать черновик повести «Юность» и первый «Севастопольский рассказ» (25 апреля).  Он тут же в пропагандистских целях был переведён на французский язык и отпечатан в российской правительственной газете «Север» (Le Nord), выходившей в Брюсселе. Характерно, что в таких же целях использовалась баллада английского поэта Альфреда Теннисона «Атака лёгкой бригады». После его издания это стихотворение было размножено в виде листовок и в августе 1855 г. отправлено в Крым и распространено в войсках под Севастополем…

11 марта Лев Толстой записал в своём дневнике: «Военная карьера – не моя, чем раньше я из неё выберусь, чтобы предаться литературной, тем будет лучше». Его поведение в Севастополе было типичным именно для военного корреспондента: «Он разъезжает по разным местам туристом, но как только заслышится выстрел, тотчас же явится на поле брани; кончено сражение – он снова уезжает по своему произволу, куда глаза глядят», —  так вспоминал полковник П.Н. Глебов, один из начальников Толстого. В дни затишья он любил ходить к первому севастопольскому памятнику – Казарскому, «Потомству в пример» на Малом (Матросском) бульваре. По-видимому, его вдохновлял подвиг моряков брига «Меркурий», а в его командире, писатель видел образ настоящего русского морского офицера…

Во втором «Севастопольском рассказе» Толстой беспощадно обличал офицеров-аристократов, ставивших своё тщеславие и корыстолюбие выше интересов родины. «За насмешки над нашими храбрыми офицерами» цензура изуродовала этот рассказ, и он появился без подписи. За героизм Толстого несколько раз представляли к «Георгию», но прошения куда-то постоянно «терялись». Всё же, «за нахождение во время бомбардировки на Язоновском редуте 4-го бастиона, хладнокровие и распорядительность для действий противу неприятеля» Льва Толстого досрочно представили к производству в чин поручика и наградили орденом св. Анны IV степени. С простыми матросами и солдатами Толстой обращался всегда по-дружески. На бастионе как-то произошел забавный случай, Услышав, как ругается солдат, молодой граф к нему обратился: «ну, что ж ты такое говоришь, ну так же нехорошо говорить, ну, скажи просто: «Эх ты ерфиндер пуп!» Солдаты это поняли по-своему и много лет спустя говорили: «Вот служил у нас на батарее его сиятельство граф Лев Толстой – вот ужо матерщинник был. Так загибал! Так загибал, что и не выговоришь!»…

В августе 1855 г. молодой поручик Толстой храбро сражался в самом жестоком и кровопролитном сражении на Чёрной речке. После боя он придумал песню, ставшую популярной во всей России: «На Федюхины высоты, нас пришло всего три роты, а пошли полки!..» Ранее им была написана песня «Как 8-го сентября» об Альминском сражении, также ставшая в народе популярной. Академик Е.В.Тарле, подчёркивая значение Севастопольской эпопеи для дальнейшего творчества Толстого, заметил, что в романе «Война и мир» действуют персонажи, «которые сплошь и рядом говорят не как офицеры 1812 года, а как офицеры Крымской кампании». Потрясённый героизмом защитников Лев Николаевич в «Севастопольских рассказах» писал: «Не может быть, чтобы при  мысли, что и вы в Севастополе, не проникло в душу вашу чувство какого-то мужества, гордости и чтоб кровь не стола быстрее обращаться в ваших жилах…». Эти рассказы, показавшие войну «в настоящем её выражении – в крови, в страданиях, в смерти», стали первым литературным памятником, прославившим героев Севастопольской обороны…

Интересным фактом является, что в Крымской войне принял участие ещё один известный русский писатель Толстой, — граф Алексей Константинович, племянник графа А.А. Перовского и владелец имения «Мелас» на Южном берегу Крыма, — автор романа «Князь Серебряный», стихов «Крымские очерки» и других произведений. Он приходился троюродным братом Льву Николаевичу, и был его старше на 11 лет. В марте 1855 г. он в звании майора  стрелкового полка «записался в число охотников», образовавших так называемый «полк императорской фамилии», который так и «не имел случая быть в деле и достиг только Одессы». А через год оба Толстых познакомились в Санкт-Петербурге…

Андрей Осташко