Новости Севастополя

Севастополь /Новости, 15 апреля 2016/.

Гофман: Привет. Рад, что опять вижу тебя.

Олесия: Привет. Я тоже рада! (улыбается). Хороший день для того, чтобы рассказать тебе все мои тайны…

Гофман: Помнишь, как мы с тобой познакомились?

Олесия: Да, это был тот неловкий момент, когда мы друг друга только увидели. Наши ангелы уже повстречались, появилось ощущение, будто мы знакомы целую вечность!

Гофман: Ты это серьёзно?!

Олесия: Может да, а, может, и нет. Все вокруг придумывают и ошибаются… Ты согласен?

Гофман: Спорить не буду! Вообще, существует два способа дискутировать с женщинами, и ни один не работает (оба смеются)… И, кстати, я давно уже понял, что нас может спасти только ирония. Вот и сегодня я с тобой хочу поговорить тоже достаточно иронично. Заранее предупреждаю, что буду тебя провоцировать, намеренно, неполиткорректно обострять. Короче, вести себя как прожженный журналюга….

Олесия: Что ж, давай, обостряй…

Гофман: Первый вопрос «крупными мазками»… Мне интересно, что с тобой происходило до приезда в Севастополь. ТЫ кто? Откуда? Как бы хотела представиться нашим уважаемым читателям?

Олесия: Ну… (смеётся). По жизни я — человек, который в любой деятельности ищет смысл. Суть всегда появляется, когда ты можешь помочь другому человеку быть ему полезным. Ещё с университета я занималась журналистскими расследованиями и готовила репортажи. Оконченное дело, которое может быть полезно для кого-то, всегда мне доставляло глубочайшее удовлетворение. Это мой внутренний настрой, чисто интуитивный. Когда понимаю, что за мною люди — не чувствую страха и преград.

Гофман: Это такой твой личный мейнстрим?

Олесия: Возможно, но я имела ввиду нечто другое. И, тем не менее, считала, что реализовать себя можно только в бизнесе. В 21 год стала директором «Интурист-Петрозаводск». За год смогла сделать компанию с долгами  — одной из самых успешных в России. Позже меня пригласили в столицу, так я оказалась в Москве. Там возглавила компанию «Интурист-Магазин Путешествий». Под моим руководством находилось 46 дочерних компаний, а за год открыла 215 офисов продаж.

Казалось бы, двигаюсь по намеченному плану, встроилась в столичную жизнь. На этом пути я довольно скептично относилась к общественной деятельности моей мамы, которая работала со студентами. Она всю жизнь посвятила патриотической деятельности. Благодаря маме познакомилась с Францем Адамовичем Клинцевичем, который возглавлял Совет сторонников «Единой России».


Так я стала руководителем федерального проекта «сторонников» — «Россия — активное долголетие». Ездила по регионам, увидела сколько там проблем и поняла, что решить их можно лишь сообща. За три года таких поездок проект реализовался в 34 регионах России. Мы открыли несколько десятков клубов общественного здоровья, школы здоровья, разработали социально-оздоровительные программы для старшего поколения и многое другое. Через какое-то время поняла, что общественная деятельность – это моё.

Возглавила комиссию по качеству жизни социальной платформы «Единой России» и патриотическое движение «Рад жизни в России». Мы начали отрабатывать новые модели взаимодействия общества, власти и бизнеса, механизмы вовлечения общества в решение вопросов на местах и в формирование образа будущего развития территории. В период возвращения Крыма и Севастополя в родную гавань мы в Москве собирали общественные организации, подготовили обращение в адрес россиян и президента в поддержку такого решения крымчан. После приехали в Севастополь для того, чтобы наладить контакт общества и власти. И вот так случился разговор с губернатором. Потом прилетел премьер-министр РФ Дмитрий Медведев и сказал о восстановлении связей между властью и обществом.

Так, летом 2014 года, появился Общественно-экспертный совет, который теперь занимает большую часть моего времени. Привыкнув работать с крупной аудиторией и проведя тысячу встреч в регионах, была уверена, что в Севастополе всё окажется так же просто.

Но уже на первой сессии, в рамках которой работали группы садоводов, мы не смогли прийти к общему решению: все говорили хором, перебивая друга друга, сорвав обсуждение собственного вопроса. Сначала они какое-то время слушали меня, а потом резко переключились и просто перестали слушать, вышли на улицу и начали ругаться между собой. Это было первое яркое впечатление, именно тогда я поняла, что все будет непросто.


Гофман: Я вообще не представляю, как тебе удаётся попадать в такие ситуации (смеётся). Но, тем не менее, в двух словах: «Севастополь-это….»?

Олесия: Севастополь для России – духовный оплот, её душа. Это город правды, который сумел отстоять свою суть. Это город, у которого есть стержень, настоящий русский характер. Знаете, меня очень зацепила фраза одного коренного севастопольца: «Мы думали, что вернемся в Россию, и она будет такой, каким мы помним СССР. Оказывается, мы единственные, кто сохранил то лучшее, что было в СССР». Вот что такое Севастополь для меня, и, думаю, для всех нас. Уверена, что коллективное решение Севастополя подтолкнуло и всю Россию к восстановлению своей русской идентичности, гордости, уверенности в том, что можешь сам изменить свою судьбу.

Гофман: А что это за понятие — «единый коллективный Севастополь»? Можешь мне объяснить?

Олесия: Очень сложный вопрос!

Гофман: И, тем не менее, считаю ответ на этот вопрос своевременным…

Олесия: Севастополь – это живой организм, в котором у каждого есть своя функция – кто-то сердце, кто-то почки, кто-то руки….. И важно, чтоб каждый орган не старался подменить другой, и каждый понимал, что важен и нужен на своем месте. Считаю, что человек приходит в жизнь со своим предназначением. Главное, его понять и применить. А реализовать себя человек может именно служа своей Родине.

Поэтому ОЭС – это коллективный орган, который объединяет все сообщества и группы. Именно в открытом коллективном режиме мы принимаем все решения. Никто не может лоббировать ничего личного, не убедив совет, что это нужно всем. А чтоб убедить, должно быть понимание результата. Таким образом, когда есть общее видение, и каждый знает, что делать – такой город никогда не победить. Именно в таком месте каждый сможет себя реализовать и быть счастливым. У Севастополя есть все шансы на это, а если получится здесь, то получится и везде.

Гофман: У Фаины Раневской как-то спросили, почему она не делает пластические операции. Ответ был гениален:«Смысл делать фасад, если канализация старая….» Ты понимаешь о чём я?

Олесия: Знаешь, внешнее – это отражение внутреннего. Часто я вижу людей, которые говорят одно, хотят другое, делают третье — это бич нашего времени. Такие люди не имеют целостности и устремления, несмотря на то, что любой человек способен на многое. Поэтому я считаю, что не надо заделывать дыры и пытаться решить внешние проблемы. Надо разбираться по сути и менять полностью нормы. Решать вопросы системы, в долгоиграющей перспективе. Сейчас залатали дыру сверху, хотя вся система прогнила и не работает. Поэтому моя задача – создать такие условия, в которых появятся механизмы и инструменты, устраняющие не последствия, а причину. Я хочу дать удочку, а не рыбу. Чтобы сделать, человек должен сам разобраться. А чтобы разобраться, он должен открыто признать, что есть проблема, сорвать маски и быть максимально открытым.

Гофман: Буквально на днях Общественно-экспертный совет Севастополя, который ты возглавляешь, выдвинул тебя кандидатом в депутаты ГД. Это ваш коллективный перфоманс для раскрутки ОЭС или серьёзное обдуманное решение? Каково это — делать что-то, что так похоже на «ничто»?

Олесия: Это серьезное и обдуманное решение, потому что сегодня так много вопросов, которые должны быть решены. Мне знакомы проблемы Севастополя, его жителей, каждого сообщества, социальной группы, двора. Мы решаем насущные вопросы в ОЭС. Однако, большинство проблем – системны. Они касаются федерального уровня, а как их решить там – я знаю, и к тибетскому «ничего» это не имеет никакого отношения.

Гофман: Ушла от ответа… (улыбается). А ты сама в это веришь? Или это некая личная трансцендентальная медитация, которая тебе не позволяет видеть очевидные вещи?

Олесия: У Мольера есть пьеса, где главного героя спрашивают: «Во что ты веришь?» Он отвечает: «Я верю в то, что дважды два будет четыре»…

Гофман: У тебя прям какой-то дар — отвечать на вопросы, как настоящий политик…(смеётся)

Олесия: (улыбается) Я пока лишь начинающий политик… А вот настоящий мой дар я тебе не скажу!

Гофман: Догадываюсь: ты знаешь, как тяжело быть женщиной? (смеётся)

Олесия: Знаю! Про женскую долю знаю немало. Но мой дар в другом…..(задумалась)… Даже если меня разбудить посреди сна, могу заснуть снова и досмотреть, чем всё закончится (оба смеются).

Гофман: Комсомольская привычка из прошлого?

Олесия: В своих снах я веду себя достаточно активно, как, впрочем, и в жизни…. А вообще, я успела побывать в октябрятах, и даже в пионерах. В комсомол не успела вступить, но участия в общественной жизни было много. В то время мы постоянно что-то решали, обсуждали…

Гофман: Тебя не напрягает, не раздражает общение со многими людьми?

Олесия: Нет! Мне интересен каждый человек: не потому, что он мне может рассказать что-то, чего я не знаю, хотя и это может быть. Я нахожу, что люди мне откровенно интересны. Каждый человек не похож на другого. Хотя иногда и побыть наедине хочу, желательно на природе… А еще не понимаю, что такое зависть. Никогда ничего подобного не чувствовала. Наоборот, радуюсь, когда у кого-то получается достичь успеха в любом начинании. Не понимаю, почему люди завидуют. Если желать всем самого лучшего, твоя судьба тоже становится лучше! Кстати, зависть всегда приносит убыток. Щедрость — это лучшая инвестиция!

Гофман: Ну тогда «вопрос — выстрел»: «Почему, когда человек говорит «да идите вы все…», он, как правило, уходит сам?»

Олесия: Это говорит о том, что он не принимает существующую действительность и пытается от неё сбежать. Он вступает в конфликт со своим внутренним «Я» и поэтому искаженно воспринимает весь мир, ну а мир конфликтует с ним. Но ведь всё, что окружает нас – прекрасно. Это огромное чудо, что мы живем. Если воспринимать каждую ситуацию, плохую или хорошую, каждого человека, плохого или хорошего, как урок, как учителя, и быть благодарным за все, что происходит в жизни, то никогда не захочется сказать «уйдите» или уйти самому.

Гофман: Как считаешь, в жизненных ситуациях следует терпеть или что-то менять?

Олесия: Считаю, что терпение имеет эффект пружины. Оно всегда опасно, потому что чем больше ты терпишь, тем больше ты попадаешь в конфликт с собой. Пружина сжимается, и в какой-то момент может выстрелить. Обычно это случается внезапно. Пример тому – межнациональные конфликты в странах, где заставляют терпеть. Я выступаю за взаимное уважение, которое рождается от знания и понимания. И уважение — оно бесконечно. И когда у тебя возникает понимание и больше знаний, тогда ты готов менять, но менять что-то нужно. Лишь изменив себя, тогда ты можешь и других вдохновить своим примером. Поэтому я люблю слова «спасись сам и спасутся тысячи». Это сказано именно на этот счет.

Гофман: Ну хорошо…. а твоя личная жизнь – что с ней?

Олесия: Моя личная жизнь настолько личная, что в ней присутствую только я (улыбается). Чтобы личная жизнь была счастливой — живите тайно. Счастье любит тишину.

Гофман: Креативно! Но всё-таки для понимания тебя, как женщины, скажи: «Согласна ли ты с изречением Тэтчер: «Петух, может быть, и кукарекает, но яйца все-таки несет курица».

Олесия: Бред какой-то. Я считаю, что мужчина и женщина – две части одного целого. Каждый прекрасен и дополняет друг друга. Очень важно, чтобы мужчина и женщина принимали друг друга такими, какие есть. Именно это даст совместное развитие и счастье. Считаю, что женщина должна быть мягкой, оберегающей. Она – вдохновитель, а мужчина – создатель. И это их роли.

Гофман: Я смотрю, ты специалист в межгендерных коммуникациях (оба смеются)… Все девушки хотят найти красивого, умного парня, а в итоге влюбляются в того, с кем можно ржать до утра и внезапно куда-нибудь рвануть…

Олесия: Без комментариев…

Гофман: А свой личный «фасад» как ты оцениваешь?

Олесия: (удивлённо) Ты имеешь ввиду мою внешность?

Гофман: Да, да, да и ещё раз да…

Олесия: Ну, нельзя же нравиться всем подряд. Нужно для разнообразия кого-то и раздражать (смеётся)… Я всегда с иронией относилась к своей внешности. Не то, чтобы не считаю себя красивой. С 15 лет начала понимать, что во мне что-то есть — просто по реакции людей вокруг. Я шла по улице и буквально чувствовала такие толчки — пуф! Это были взгляды людей.

Гофман: Красиво сказала. Я лично считаю, что это важно для политика, когда он своей внешностью притягивает людей. Не только слова, лозунги там всякие, но и внешность, походка, манеры…

Олесия: Ну, а самое главное в политике — это мораль и эффективность.

Гофман: Ты считаешь, что моральный политик может быть эффективным?

Олесия: Я считаю, настоящий политик должен быть честным и открытым. Потому что он пример для других людей. Уверена, что всякая ложь будет раскрыта. Считаю, что созидать, возрождать нашу страну могут только те люди, у которых есть морально-нравственные качества и большая ответственность перед другими. Когда люди видят перед собою такого человека — они ему верят, идут за ним, берут с него пример, становятся соратниками и вместе решают проблемы.

Гофман: То есть, получается по-настоящему эффективные политики, они всегда высокоморальны? Но тогда что такое эффективность?


Олесия: Эффективность… (задумчиво) Американцы выпустили книгу «Русские, как болезнь». Там они написали, что у русских людей есть два странных качества: жертвенность и совесть, которые для них непонятны. А ведь это те сильные стороны, что спасли нашу страну не раз. Они объединяют нас, а настоящий политик должен обладать этими качествами. На мой взгляд, когда ты теряешь совесть, то теряешь душу. Слышала такую метафору, что нынче стало много бездушных людей: и среди политиков, и бизнесменов. А всё почему? Теряя по частям совесть, ты продаешь душу по частям. Ведь говорят же – он продал душу дьяволу. Что это такое? Ничто иное, как сделка с совестью. Когда человек потихоньку разменивает совесть, он теряет душу. Бездушный человек не может быть чутким и добрым. Он не готов услышать, не стремится помочь человеку в беде. Он не будет эффективен.

Гофман: Природа дала тебе мозги, чтобы ты думала, какое платье надеть. А ты думаешь о том, как жить нам всем лучше, глупенькая (смеётся).

Олесия: Природа дала женщине мозги, чтоб сберечь потомство и мир, который вокруг нее. Только у каждой женщины этот мир разный – у кого-то семья, у кого-то что-то иное… А у меня  это пространство куда шире. Вот папа у меня был пограничником. С детства помоталась по всей территории Союза. Полагаю, что сфера моей ответственности выработалась именно так. Женщины наши такие, что если они отвечают за свой мир. Чем ответственней к нему относятся, то и весь мир устойчивее. Весь мир просто держится на женщинах, понимаешь? А народ наш вообще часто воевал, мужчины уходили как воины, как добытчики. Вся ответственность оставалась на нас, женщинах.

Гофман:
 Достаточно интересно! Я думал, что знаю тебя. Оказывается, что совсем не знаю. Для меня это откровение! Скажи мне, в чём ты разбираешься лучше всего? На случай, если нужно будет спросить у тебя совета.

Олесия: Готова помочь по любому вопросу – мой мозг работает круглосуточно. Правда, если сердце не открыто, то и его ответ будет неполным. Спрашивай, в общем….

Гофман: Почему полотенца требуют стирки, если ими следует вытирать только чистые руки? (смеётся) Как тебе такой вопрос?!

Олесия: Мне гораздо проще разобраться в вещах больших и сложных, чем в чём-то незначительном и простом. Я думаю, это и сделает меня настоящим политиком.

Гофман: Не в бровь, а в глаз!

Олесия: Когда не знаешь, что делать — падай в обморок, как настоящая леди (оба смеются).

Гофман: Ну хорошо, будем дальше «мучить» тебя. Скажи мне всего один пункт твоей программы, с которой ты пойдёшь на внутрипартийное голосование «Единой России» 22 мая текущего года?

Олесия: Не мешать, а помогать жить севастопольцам. Остальное — мелочи.

Гофман: Достаточно философский призыв. А как ты считаешь, есть ли сейчас в Севастополе идея, которая могла бы сплотить горожан?

Олесия: Севастополь и так сплочен. Он никогда не был полярен. Наши дедушки и бабушки бились с фашистами. Мы были едины во время «Русской весны». Мы и так едины! Другой вопрос, что существуют разногласия у политиков и политиканов! Если это здоровая конкуренция, тогда пожалуйста. Если это вредит городу, то нужно ставить точку. Любые амбиции или нездоровые разногласия нельзя ставить выше севастопольцев! Да и никто не позволит это сделать!

Гофман: С началом любой избирательной кампании многие потенциальные кандидаты предпочитают связывать себя с известными личностями. Президент, губернатор, певец или известный актёр… Их авторитет может помочь заручиться поддержкой избирателей. Или всё же не стоит опираться на известные имена и необходимо действовать самостоятельно. Как считаешь?

Олесия: Для меня как таковых моральных авторитетов, в принципе, не существует. Как сказано в Библии: «Не создай себе кумира». Но если говорить о людях, которые являются для меня каким-то ориентиром, которые зацепили за струны моей души, то я сразу вспоминаю Владимира Путина. Никогда не забуду, как впервые встретилась с ним. Это было на Рождество, в церкви, в Карелии, в Сретенском храме. Мы ждали его три часа. Когда он зашел, то подошел ко мне и сказал: «Здравствуйте». А я от неожиданности выпалила: «Почему вы так долго летели, мы устали вас ждать!» Он так просто остановился и ответил: «Нам не давали посадку. Мы вынуждены были сделать два круга, очень большой снегопад». Кроме этого, Путин открыто и очень искренне поинтересовался, как дела и чем я занимаюсь. Потом встал рядом.

Мы отстояли два часа службы, я увидела сколько воли, силы и чуткости в этом великом человеке. В то же время в нём столько простоты. У меня наворачивались слезы, когда думала, как я, простая деревенская девочка, стою и молюсь рядом с первым человеком страны. И от этого у всех людей в храме было определённое чувство единения и благодати. А если вспомнить исторический персонаж, то я восхищена Екатериной Второй. Как ей, приезжей немке, удалось стать своей, искренне полюбить и понять Россию. Ведь время её правления не напрасно назвали Золотым веком!

Гофман: А ты когда-нибудь сомневалась в себе?

Олесия: Только в своих эмоциях. Никогда в себе, как в человеке. От родителей мне достался некий внутренний стержень. У меня всегда было чувство «если не я, то кто». Часто видела, как людям не хватает силы воли и уверенности в достижении своей мечты, которая часто на самом деле рядом. Что такое удача? Это постоянная готовность использовать свой шанс. А жизнь нам дает сотни шансов. Просто их надо видеть и находить в себе смелость действовать, преодолевать страх, уныние и лень. И когда я говорила «если не я, то кто», часто вдохновляла этим людей. Потому привыкла во многих вещах быть первой, делать первый шаг, и этот первый шаг часто поднимал других людей. И всё получалось.

Гофман: Ты часто плакала?

Олесия: Последний раз я плакала на похоронах бабушки — 23 января 2016 года. Она была крымчанкой. Родилась и выросла в Крыму.

Гофман: Некоторые считают, что они — поднялись. Но на самом деле они — всплыли. А как ты добралась до нашего с тобой интервью?

Олесия: Я взлетела (смеётся). Я ж не последний человек в Севастополе. За мною уже кто-то занимал?!

Гофман: Хотелось бы так думать! Самое хорошее интервью, когда не замечаешь, как идёт время. Для меня время пролетело незаметно. Спасибо тебе за откровенный разговор. Скажи, с «ИНФОРМЕРом» уютно?

Олесия: Конечно, уютно! Но нет ничего уютнее, чем встать темным утром, дойти босой по холодному полу до кухни, сделать чай и вернуться под тёплое одеяло…..

Гофман: Как в детстве… Ещё раз спасибо тебе за откровенные ответы. Желаю удачи на выборах! Тебе потребуется огромное везение и придётся очень много работать. Мы будем поддерживать.

Олесия: И вам спасибо! Всё было замечательно. А почему ты не спросил у меня, какая моя любимая музыкальная группа и исполнитель?

Гофман: Я догадываюсь. Это композиция: «Ещё чуть-чуть, и всё будет хорошо» (смеётся)

Олесия: Нет. Не угадал. Группа «Кино» и Виктор Цой —  «Кончится лето».

Гофман: Вот такая она — Олесия Романова……Голосуем «ЗА»!