Новости Севастополя

Севастополь /Новости, 25 апреля 2016/. Так уж сложилось исторически, что в период Великой Отечественной войны снайперское искусство пошло в массы. За весь послевоенный период сложно найти столько же результативных стрелков, сколько советские инструкторы в буквальном смысле слова вырастили из вчерашних крестьян и рабочих. Список советских снайперов с десятком и даже с сотней подтвержденных ликвидаций противника – сюжет для исторического фильма. Однако и в этом списке можно обнаружить людей, чья огневая подготовка и последовательное истребление противника достойны отдельного упоминания.

В одном ряду с артиллерией

Подготовка снайпера сейчас, в XXI веке, ввиду бурного развития снайперского вооружения, тактики и опыта вооруженных сил, серьезно отличается от тех методов, которыми снайперские подразделения готовили с 1941-го по 1945-й включительно. Если современного снайпера натаскивают для самых решительных действий в случае необходимости, то 70 лет назад снайпера готовили уничтожать противника сразу, хладнокровно, быстро и без сожалений.

Короткая выписка из боевого устава снайперов от 1942 года гласит: «Снайпер должен обеспечивать эффективное уничтожение живой силы противника –офицеров, наблюдателей, корректировщиков огня, снайперов противника, экипажей обездвиженных или остановившихся на короткое время танков, а также любых важных целей, оказывающихся в зоне видимости на короткое время». В период Великой Отечественой широко применяется и другое нововведение – снайперские пары в составе стрелка с наблюдателем.

По эффективности огня советское командование к 1944 году сделало вывод, что работа снайперов в районе наступления (или просто напряженном участке фронта) по эффективности не уступает артиллерии. В количественном выражении это означало, что один снайпер способен уничтожать до 40 солдат противника за короткий промежуток времени. Отдельное внимание уделялось и качеству стрельбы, ведь снайпер в период кровопролитных боев и без того обладал небольшой продолжительностью жизни.

Чтобы отсрочить собственную гибель, необходимо было руководствоваться правилом «один выстрел – один труп». Однако мастера точной стрельбы порой делали совершенно невообразимые выстрелы, повторить которые больше ни у кого не получалось.

Внимание к мелочам

Ликвидировать офицера противника в условиях войны – настоящая удача. К вопросу уничтожения командного состава снайперы РККА подходили масштабно: приходилось по несколько дней изучать распорядок передовых частей гитлеровцев, отслеживать и записывать время прибытия и убытия конвоев, засекать время смены караула и многое другое. Отдельное внимание уделялось способу уничтожения противника, а точнее, методам реализации выстрела.

«Максим Пассар – это вообще из ряда вон выходящий снайпер. Интеллектуал. Отличался особой манерой вести снайперский бой. Одного из гитлеровских снайперов сержант выслеживал целые сутки. Притворился убитым и целый день пролежал в чистом поле среди погибших красноармейцев, но как только определил позицию снайпера противника – моментально выстрелил и уничтожил его, а уже ночью стал двигаться назад к своим», – отмечает военный историк Борис Хазиев.

Невозможный выстрел

Часто случалось так, что снайперу, имеющему в своей книжке около десятка записей об уничтожении противника, долгое время не удавалось уничтожить офицера. Хорошо оборудованная огневая позиция снайпера Леонида Лазутина (буквально пара сотен метров оставалась до окопа с немецкими солдатами) – опытного стрелка и мастера маскировки позволяла ему с минимальным риском для себя отстреливать нацистов одного за другим: густой кустарник, небольшая земляная насыпь внутри в качестве упора и шум листвы, пожалуй, служили идеальным укрытием, которое только можно было найти.

Выслеживая офицера противника, советский снайпер однажды наткнулся на солдат, занятых земляными работами – сооружением насыпи для организации пулеметного гнезда. Немного поразмыслив, снайпер решил, что раз выполнением работ заняты обычные солдаты, то где-то поблизости должен быть и офицер, проверяющий их качество.

На ожидание офицера ушло около часа, и, заметно утомившись от постоянного напряжения, Лазутин неожиданно для себя обнаружил, что «землекопы» собираются сделать перекур. Позиции и самого снайпера, и собравшихся в кучу немцев, ярко и эмоционально что-то обсуждавших, как поясняют историки, оказались лучше некуда, и в коротком затишье между атаками грянул выстрел.

«Несмотря на то что работами занимались около десяти человек, трое собрались в небольшую группу рядом друг с другом. Сложно сказать, каким именно образом стрелок произвел такой выстрел, но итог был таков: трое убитых, остальные деморализованы. Этот выстрел уже в послевоенное время пытались разобрать, смоделировать ситуацию и условия, при которых можно так стрелять, но воссоздать целиком такой выстрел так и не смогли», – поясняет армейский снайпер майор спецназа Олег Филатов.

Наблюдая за лежащими на земле солдатами, Лазутин пришел к выводу, что все трое убиты: крики о помощи и признаки движения отсутствуют. Немного погодя нашел свой участок земли и четвертый из десяти гитлеровцев, решивший проверить сраженных пулей товарищей. Стоит отметить, что «психологический» выстрел Лазутина и гибель сразу трех солдат немецкие войска от постоянной разведки не отвадили: то и дело появлялись небольшие (по пять-восемь человек) группы, которые так же методично уничтожались советским снайпером.

Видимо, изрядно набив руку и приобретя бесценный опыт, Лазутин заслужил право на уничтожение офицера. Своего, настоящего немецкого офицера, подстрелить которого для любого снайпера было делом чести. Обнаружив в глубине леса подобие полевого штаба, укрытием для которого служил грубо сколоченный домик, советский снайпер дождался появления офицера и метким выстрелом с 400 метров всадил в офицера пулю.

Выбежав на звук выстрела и обнаружив командира убитым, так же был застрелен один из штабистов. Через несколько дней в ходе наступления на участке фронта красноармейцы обнаружили, что по меньшей мере 12 гитлеровцев были ликвидированы стараниями Леонида Лазутина. Всего же автор «невозможного» выстрела записал в журнал учета боевой деятельности снайперов 49 попаданий, по праву заняв место в списке лучших снайперов за всю историю Великой Отечественной войны.

Автор: Дмитрий Юров