Новости Севастополя

Севастополь /Новости, 09 апреля 2016/Ранней весной 1954-го в лесу восточнее Балаклавы появилась группа людей в штатском. На туристов они не походили, подснежники не собирали. Гладко выбритые, подтянутые и сосредоточенные мужчины явно были не охотниками и не лесорубами. Они едва заметной лесной дорогой передвигались на машине, но большую часть своего пути проделали пешком по кромке скал над Золотым пляжем. Несколько дней они искали в горах что-то одним им известное. И нашли. Старшим в этой группе был командующий береговой обороной генерал-майор И. Коваленко. А искала рекогносцировочная группа место для размещения первого в мире ракетного берегового противокорабельного комплекса «Скала».

ПРЕДЫСТОРИЯ

С оперативно-тактической точки зрения выбор был идеальным. Одновременно на карте и местности обозначены точки установки двух стартовых площадок на удалении 5940 метров. Это расстояние впоследствии вносилось в целеуказания для ракет. Осенью того же года в режиме строжайшей секретности началось строительство «Объекта N 100». В неофициальных разговорах военные его называли «соткой».

Два дивизиона строились одновременно. Возводились стартовые позиции из жаропрочного бетона. Рубились в скалах подземные помещения для главного и запасного командных пунктов, узла связи и центрального поста. Тут же размещались посты предварительной и окончательной подготовки ракет к старту, хранилище ракет боевого комплекта и техническая позиция. Комплекс имел полную автономию: дизельные электростанции, фильтровентиляционные установки, запасы топлива, воды и воздуха. Все это в случае атомного удара позволяло частично герметизировать объект. Вот только о длительном пребывании личного состава на объекте проектировщики забыли. Уже после его приемки пришлось завозить умывальники, койки, пищу. Еще позже началось строительство казарменного городка с домиками для офицеров и их семей. Он располагался в полутора километрах к северу от позиции.

Военные строители начали первый этап работ. Руководил ими главный инженер строительного управления ЧФ полковник А. Геловани. Позже он стал заместителем министра обороны, маршалом инженерных войск. Начальниками двух строительных площадок были, соответственно, А. Кузнецов и А. Клюев. Монтажными работами от предприятия «Эра» руководил Ф. Карака. На каждой площадке в пиковые моменты работало до тысячи человек. Штольни проходились буровзрывным методом. Порода удалялась углепогрузочными машинами. Доклады о ходе работ уходили в Министерство обороны каждый день.

Одновременно началась подготовка кадров для будущей части. Осенью 1955 года на Феоленте был сформирован отдельный 51-й специальный дивизион с испытательной батареей в составе 53-го экспериментального учебного центра береговой обороны. Им командовал капитан 1 ранга Перцев. Первый выпуск специалистов ракетного оружия состоялся в 1956 году. Часть личного состава убыла на «сотку», часть — на Северный флот формировать ракетную часть («Объект N 101») на острове Кильдин.

Директивой командующего ЧФ от 21 января 1957 года было предписано сформировать на «сотке» отдельный специальный полк береговой обороны. И уже 2 февраля 1957 года командир создаваемого полка подполковник Г. Сидоренко издал первый приказ. Основу полка составляли офицеры береговой артиллерии, выпускники севастопольского и рижского училищ. Подготовка офицеров-ракетчиков была возложена на ЧВВМУ имени П.С. Нахимова, в котором создали кафедры, курсы, классы, береговой факультет, отделение заочного обучения.

Весь подготовительный этап «сотки» завершился 23 февраля 1957 года, когда полк был включен в состав боевого ядра ЧФ. Этот день и отмечался в качестве дня рождения части.

РЕАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ

В минувшем январе вместе с полковником запаса артиллеристом Сергеем Вершковым мы поднялись на западный дивизион «сотки». Когда-то Сергей Дмитриевич служил здесь начальником штаба полка. Маршрут наш пролегал от села Оборонного по некогда стратегической дороге. По ней подвозились продукты и топливо в часть, ракетовозы доставляли боекомплект. Сейчас дорога разбита вдрызг. Ремонтом ее могут интересоваться только лесники, добирающиеся по единственному тракту на берег моря в урочище Инжир. Пока же лесники поставили несколько шлагбаумов и навесили замки.

С Сергеем Вершковым мы посетили родник Иоанна Предтечи, прочитали молитву, испили воды и пошли дальше. Пара-тройка километров пути по живописной лесной дороге привели нас в заброшенный военный городок. Как раз тот, где были казармы и баня, спортплощадка и свинарник подсобного хозяйства, домики офицеров и штаб дивизиона. Сегодня — полнейшая разруха и запустение. Полковник горестно пожимает плечами. Городок был построен на северном склоне горы. С него открывается чудный вид на Мангуп, Инкерман, на долину Черной речки. А с площадки автопарка на перевале уже и Инжир виден, и весь южный сектор морского горизонта. Воздух чистейший. Благоухает можжевельник, шуршит ржавыми, не опавшими осенью листьями дуб пушистый. Сосновые посадки за десятилетия приобрели вид дикого леса. Санаторий, да и только. Можно было бы позавидовать ракетчикам прошлого века. Любуясь морскими пейзажами, вспоминаем боевое крещение части.

Самая первая испытательная ракетная стрельба «сотки» была произведена 5 июня в присутствии командующего ЧФ адмирала В.А. Касатонова. Стреляла вторая батарея (лейтенант В. Корсаков) второго дивизиона (капитан Г. Исаков). В этот день в Военно-Морском Флоте родился новый род сил — береговые ракетные части. 3 июля был произведен залп двумя дивизионами. 25 июля 1957 года Госкомиссия приняла «Объект N 100». В августе был завезен полный боевой комплект ракет. 22 июня 1958 года поражена первая реальная мишень на расстоянии 60 километров.

Первой ракетой берегового комплекса была «С-2», созданная на базе истребителя «МиГ-15 бис». Она имела дальность стрельбы от 15 до 95 километров. Первая цифра говорит о «мертвой зоне» ракетного комплекса, когда ракета еще неуправляема. Боевая часть, фугасная, — до 1000 кг. Скорость полета — 300 м в секунду, высота — 400 м. При хранении и транспортировке ракеты консоли крыла приводились в вертикальное положение. Ракета после старта выходила на автопилоте на заданную высоту и попадала в конус радиолуча станции сопровождения и наведения ракеты. На конечном участке ракета переходила в режим полуактивного самонаведения на цель. Конечно, это не те параметры, которые имеет современный «Калибр». Но без «С-2» и «Калибров» бы не было.

Главная комиссия МО СССР во главе с генерал-полковником Барсуковым в течение 16 суток проверяла боеготовность полка. В ходе этой проверки в присутствии заместителя министра обороны СССР Маршала Советского Союза К.К. Рокоссовского были получены два прямых попадания в морскую мишень на дистанции 78 километров. Командир полка Г. Сидоренко и замполит А. Цепков в начале 1958 года награждены орденом Красной Звезды за освоение новой техники. А полку впервые вручили переходящий приз главкома ВМФ «За ракетную стрельбу по морским целям».

14 апреля 1959 года полк посетил министр обороны Маршал Советского Союза Р.Я. Малиновский. Он дал высокую оценку службе береговых ракетчиков. 27 июня 1959 года полк выполнил стрельбу на дистанции 86 километров. Два прямых попадания из трех ракет. Оценка — «отлично». Боевое знамя полк получил 30 января 1960 года. А 30 июня — постоянное наименование — 362-й ОБРП. С 1957-го по 1965 год полк произвел 25 пусков, из которых засчитаны успешными 71 проц.

Один из военно-научно-исторических журналов приводил данные об учебных 220 пусках ракет «Сопка» в период с 1962-го по 1971 год. Успешными засчитаны 53% из них. Балаклавская «сотка» опередила своих коллег на 18 процентов. Успех полка — в профессионализме офицеров. Ветераны полка вспоминают своих командиров. Среди них Д. Голиков, А. Карапетян, М. Демченко, Ю. Шмелев, А. Пегушев, М. Ребров, Э. Чеботько и многие другие профессионалы военного дела.

Освоение ракетной техники не обходилось без внештатных ситуаций. Ветераны полка часто пересказывают слова полковника Л. Орлова. Когда он командовал дивизионом, ракета на гоночной площадке при проверке маршевого двигателя сорвалась с тележки при режиме «Полный газ», проскользнула по загрузочной потерне через открытые бронедвери на техническую позицию, ударилась в стену и загорелась. С большим трудом удалось предотвратить распространение пожара на хранилище ракет боевого комплекта.

Были и трагедии. В 1960 году командир стартового взвода 1-й батареи лейтенант Г. Калашников при движении пусковой установки с заряженной ракетой по команде «Балка в накат» потерял бдительность и был задавлен коммуникационным ящиком. Старший матрос Дергунов пытался проскочить перед закрывающейся на электроприводе бронедверью, но был прижат и скончался по пути в госпиталь.

МОДЕРНИЗАЦИЯ «СОТКИ»

В 1962 году на вооружение полка поступил новый ракетный комплекс с крылатой ракетой «П-35». В сентябре на «сотку» прибыли военные строители для модернизации подземных сооружений под новое изделие. Более 400 вагонов тяжеловесного и негабаритного оборудования было доставлено с железной дороги в горы на батареи. Крылатая ракета «П-35» создана в КБ В.Н. Челомея, дважды Героя Социалистического Труда. Дальность стрельбы — до 300 км при скорости 500 км в час. Ракета могла нести и ядерную боевую часть.

Стартовое оборудование включало двухконтейнерную пусковую установку с системой заряжания и предстартовой подготовки. Гидравлический подъемник поднимал пусковую установку с двумя ракетами из-под земли на высоту 6 метров и придавал ей стартовый угол в 15 градусов к горизонту. Все электроприводы дублировались ручными. Для этого батарея была укомплектована двумя офицерами, двумя прапорщиками и 25 сержантами и матросами. Дивизион мог осуществлять залп четырех ракет, а полк — восьми. Каждая из ракет шла к своей цели. Разведку и целеуказание обеспечивали РЛС «Мыс» и «МРСЦ-1». Они видели картинку надводных целей Черного и Мраморного морей, Босфора. Таким образом, комплекс «Утес» являлся разведывательно-ударным. Иностранные специалисты начали работы над его аналогом только в 80-е годы.

Ракета «П-35» имела дальность лета от 25 до 300 км на высотах до семи тысяч метров. Возле цели она снижалась до 100 м для затруднения противоракетных действий корабля. Длина ракеты — 9,8 м. Размах крыльев — 2,6 м. Стартовый вес — 4 т. Диаметр корпуса — 1 м. Это, конечно, тоже не «Калибр». Но следите за прогрессом.

Полк имел и мощные средства связи, что позволяло на «сотке» размещать командный пункт береговой обороны флота. Автотранспортный взвод дважды в день обеспечивал перемещение офицеров и прапорщиков полка из Севастополя и Балаклавы, доставку топлива, продуктов, технических грузов. Большинство водителей имело ДОСААФовскую подготовку. Но за всю историю части произошло только одно серьезное ДТП с гибелью матроса-водителя, опрокинувшего машину на вираже.

В полку была создана учебно-тренировочная база для освоения новой техники. К середине 1968 года монтажные работы нового комплекса были завершены. 28 мая 1971 года в 12 часов со второго контейнера первой стартовой батареи (командир — лейтенант И. Туник) ушла к цели первая ракета «П-35». Прямое попадание в мишень на дистанции 200 км. 25 февраля 1972 года в присутствии командующего ЧФ адмирала В. Сысоева стреляли оба дивизиона. Через час-второй — залп. Все ракеты поразили цели.

С апреля 1973 года любой иностранный корабль, зашедший в Черное море, был на мушке и в зоне поражения с вероятностью до 100 процентов. Дивизионы полка дежурили по очереди. Пришлось для постоянного пребывания личного состава со списанного крейсера «Слава» привезти подвесные койки, смонтировать котлы для приготовления пищи, установить телевизор и кинопроектор. С 1978-го по 1982 год полк произвел пуски 33 ракет «П-35». К 1980 году полк обеспечил мероприятия по испытанию новых крылатых ракет «Прогресс». Эта ракета по своим тактико-техническим данным была взаимозаменяемым аналогом «П-35», но имела высокую помехозащищенность, более длинный участок самонаведения на малой высоте. С 1982 года «Прогресс» стал на вооружение комплекса.

В 1985 году полк обеспечивал съемку приключенческого фильма «Одиночное плавание» киностудии «Мосфильм». Режиссер — Михаил Туманишвили. В ролях: Михаил Ножкин, Александр Фатюшин, Сергей Насибов. В массовых сценах — военнослужащие полка. Фильм стал лидером кинопроката 1986 года, собрав более 40 миллионов зрителей в кинотеатрах страны.

Полк сыграл важную роль в становлении ракетных войск Советского Союза. Но пришли иные времена. Западный дивизион лет 15 назад был полностью разграблен. Из бетонных массивов вырезан и вырван весь металл. Саму территорию незаконно перепродавали в частную собственность иностранным бизнесменам. Некогда цветущий военный городок теперь необитаем. Автопарк разобран по кирпичику. Подземелья продуваются ветрами. О былой мощи объекта напоминают только тяжелые железобетонные своды. В шахтах пусковых установок в зеленой тине летом квакают лягушки. Везде горы мусора. Особого удовольствия от посещения такого разграбленного объекта не получаешь. Воспринимаешь такой поход как учебно-познавательный процесс. Понимаешь, что нет таких крепостей, которые нельзя взять. А ведь и этот дивизион был неприступным для врагов. Его «свои» взяли. Взяли и уничтожили.

В. ИЛЛАРИОНОВ, капитан запаса.

P.S. Склоняю голову перед памятью земляка, первого председателя совета ветеранов полка В.Н. Остапчука, отдавшего много времени увековечению памяти своих сослуживцев. Увы, далеко не все планы он успел реализовать. Огромная благодарность командиру полка с 1977-го по 1984 год Виктору Потапову за работу по популяризации некогда секретных сведений о наших соотечественниках, о разработках и внедрении новейшего вооружения. Буду рад продолжить череду публикаций о «сотке» на основе писем и телефонных звонков участников тех событий.