Основание Севастополя

опубликовал (а) -
0 425

СЕВАСТОПОЛЬ…» Считается, что Севастополь был основан в 1783 году. Однако это не совсем так. В этом году были построены первые здания, а указ Екатерины II «Устроить крепость большую Севастополь, где ныне Ахтиар…» вышел 10 февраля 1784 г. Но это по старому стилю. Мы же эту дату должны отмечать 21 февраля. Именно в этот день 231 год назад появился город с именем Севастополь. Кто дал ему это название и кто был его основателем? Споры ведутся уже давно. Круг этих людей менялся в зависимости от исторического периода и политической ситуации в стране. Есть в этом списке и истинные основатели, и «назначенные», и те, кто «имел отношение к основанию Севастополя».

Среди них — двоюродный дед Пушкина, военный командир Херсона И.А. Ганнибал, отправивший капитана 1 ранга И.М. Одинцова провести исследование новой гавани. Одинцов составил «Карту Ахтиарской гавани с заливами, промерами глубин и положением берегов» и начал строить первые постройки на берегу бухты, а капитан-лейтенант И.М. Берсенев, командир фрегата «Осторожный», провел в апреле 1783 г. работы по укреплению берегов Севастопольской бухты.Еще более весомый вклад в основание Севастополя внес А.В. Суворов, который в 1778 г. для предотвращения высадки турецких войск в Крыму начал строительство первых укреплений у входа на Севастопольский рейд. Его биограф А. Петрушевский пишет: «Сохранились подписанные им, Суворовым, планы: проект… севастопольских укреплений, часть их строилась при нем и продвинулась вперед ощутительно, другая только начата, есть и оставшиеся в проекте за коротким временем и недостатком денег».

Само строительство крепости и города легло на плечи адмиралов Черноморского флота. В Севастополе так было всегда, достаточно вспомнить адмирала М.П. Лазарева. А тогда вице-адмирал Ф.А. Клокачев, приведший 2 мая 1783 г. новый флот в Севастопольскую бухту, перенес место базирования кораблей, предложенное Одинцовым, из Сухарной бухты в Южную, тем самым определив место исторического центра города. Возможно, это и послужило причиной того, что в книге А.И. Баглея и В.М. Артюхова «Севастополь» (1975) Клокачев назван основателем Севастополя.

Но 8 мая адмирал убывает в Херсон. Вернуться обратно, чтобы продолжить строительство, ему не пришлось: вскоре он умирает во время эпидемии чумы. Интересная деталь: во время нее Ф.А. Клокачев задержал выход корабля «Слава Екатерины» из Херсона, чтобы не занести чуму в Севастополь. А вот его преемник на посту командующего Черноморской эскадрой Ф.Ф. Мекензи стал для потомков и строителем, и основателем Севастополя. Э.И. Тотлебен писал, что «Мекензи деятельно принялся… за рубку леса и начал строить казармы, адмиралтейство, магазины и дома… Таким образом, Мекензи принадлежит честь основания Севастополя». 

Однако даже такой знаток города, как Е.В. Веникеев, приведший эту цитату в одной из своих статей, сам был смущен этим открытием. «Конечно, это слишком сильно сказано, — писал он. — Настоящими создателями Севастополя были те простые матросы, солдаты и мастеровые, которые своими руками строили новый город…»

Так же, разумеется, считали и советские историки. И «обрусевшего англичанина» Мекензи заменили его флаг-офицером лейтенантом Д.Н. Сенявиным, ставшим впоследствии выдающимся флотоводцем. Возможно, сыграло свою роль то, что Сенявин подробно описал возведение первых сооружений нового города в своих «Записках». Но молодой офицер никак не мог постоянно руководить строительством, поскольку в его послужном списке сказано, что он ежегодно находился в плавании как командир корабля.

Его роль в основании Севастополя точно отражена в дореволюционных изданиях. Так, в «Морском сборнике» за 1855 г. сказано, что Д.Н. Сенявин «принимал деятельное участие в первоначальном устроении и обзаведениях, необходимых для всегдашнего пребывания флота в Ахтиарском порту, переименованном впоследствии в Севастополь, и, как выражался он сам, «был товарищем в делах и распоряжениях контр-адмирала Мекензи».

Все вышеперечисленные «основатели» Севастополя в той или иной мере принимали участие в его строительстве на самом первом этапе — кто в силу своих служебных обязанностей, кто согласно приказам свыше. А вот отдавали их первые лица Российской империи, которых и следует считать истинными основателями нашего города.

В 1787 г. во время путешествия Екатерины II по Крыму, французский посол граф Сегюр сделал ей комплимент: «Ваше Величество, основанием Севастополя вы довершили на юге то, что Петр начал на севере». При этом дипломат прекрасно знал, что всю титаническую работу по строительству нового порта и города взял на себя ближайший помощник и «соправитель» (по определению В.С. Лопатина, автора книг «Потемкин и Суворов» и «Тайный брак Екатерины») императрицы князь Г.А. Потемкин.

Почти весь 1782 г. он проводит на юге, убеждая Екатерину в необходимости присоединения Крыма к России. Наконец 14 декабря 1782 г. императрица соглашается. «Настал наиболее удачный момент, чтобы осмелиться, и для того надлежит начать занятием Ахтиарской гавани», — пишет она князю. 20 января 1783 г. Г.А. Потемкин приказывает графу А.Б. де Бальмену занять берега Ахтиара, а Ф.А. Клокачеву — собрать все суда в Азовском и Черном морях и с началом навигации войти в бухту.

С тех пор Севастополь становится «любимым детищем» Потемкина, и он ревностно относится к нему. Из-за него он ссорится с И.А. Ганнибалом, который, будучи в его подчинении, обратился напрямую к императрице с результатами гидрографических работ, определивших место главной базы Черноморского флота. Князь добивается его перевода в Петербург и отправляет в Херсон Клокачева, чтобы заниматься Севастополем единолично. Примечательно, что в любимый город он вкладывал не только государственные, но и личные средства. Для этого были устроены верфи в его белорусских имениях: селе Дорогокупове на Двине, в Полоцком наместничестве и Кричеве.

Именно Г.А. Потемкин дал имя Севастополю. В основу названия было положено греческое слово «себастос», аналогичное римскому «август», означающее «священный», «возвышенный богами», как было принято именовать императоров. Это была обычная для того времени традиция — называть новые поселения в честь императора. Только в Черноморском регионе существовало четыре города с именем Себастополис: три — на территории современной Турции и один — в Абхазии. Их дословный перевод — «город Божественного» (в данном случае императора Римской империи Октавиана Августа).

«Светлейший», по мнению исследователя Р. Хайруллина, эту идею подхватил и назвал Севастополь в честь Екатерины II, также носившей императорский титул, вложив в название несколько иное значение — «город Божественной». Вот как он писал ей в письме от 13 июня 1783 г. из Херсона: «Не описываю о красоте Крыма, сие бы заняло многое время, оставляя до другого случая, а скажу только, что Ахтияр — лучшая гавань в свете. Петербург, поставленный у Балтики, — северная столица России, средняя — Москва, а Херсон Ахтиярский да будет столица полуденная моей Государыни».

Следует сказать, что «светлейший» был автором большинства указов Екатерины II по Крыму и Севастополю. Петербург был далеко, и только Потемкин досконально знал обстановку на юге империи. Он пересылал указы в столицу, обосновывал их и просил императрицу, которая полностью доверяла ему, подписать.

Потемкин утвердил выбранное для города место между Южной и Артиллерийской бухтами и составил «Журнал записок, подносимых Ея Императорскому Величеству», в котором в разделе «Распоряжения работ по проектам Таврической области» предлагался план строительства Севастополя на ближайшие десять лет. В 1785 г. был составлен штат Черноморского адмиралтейства и флота, непосредственным начальником которого был назначен Потемкин со званием «главнокомандующий Черноморским флотом».

«Князю Потемкину предстояла возможность беспрепятственно действовать и употреблять все средства к лучшему устройству как порта Севастопольского, так и вмещавшегося в его бухтах флота. Заботливость Потемкина о новоприобретенном крае была необыкновенна; он весьма часто приезжал в Крым и всегда проживал некоторое время в Севастополе для того только, чтобы удостовериться, исполняются ли в точности все его предначертания», — сообщает «Морской сборник» (1855). Кстати, помогал ему во время этих приездов в Севастополь все тот же Д.Н. Сенявин. «Он часто и о многом спрашивал меня, я угождал ему ответами и тем весьма нравился ему», — вспоминал он впоследствии.

В августе 1785 г. Потемкин представил императрице подробнейший доклад, в котором показал глубокое знание всех вопросов, касающихся строительства порта и крепости, размещения в бухте флота, а также охраны и обороны ее, доставки к месту работ необходимых стройматериалов и изыскания людских ресурсов. Объемный и всесторонне продуманный доклад поражает своим совершенством. В нем Потемкин писал: «Главная и одна только крепость должна быть Севастополь при гавани того же имени…»

Очень жаль, что Севастополь никак и ничем не отметил пока своего главного создателя. Нет ни памятника, ни мемориального обозначения, именем князя Г.А. Потемкина-Таврического, которому, по выражению А.С. Пушкина, «мы обязаны Черным морем», не названа ни одна улица нашего морского города.

Источник