Новости Севастополя

Севастополь /Новости, 04 апреля 2016/. На историко-патриотическом сайте «Планета Севастополь» продолжается публикация материалов проекта «Третья оборона Севастополя. Народная летопись». «Севастопольские рассказы» знакомят вас с фрагментами публикаций за прошедшую неделю.

Татьяна Ищенко. У меня просто душа заиграла!

Севастополь – мой родной город, но окончательно перебралась сюда только в 2011 году. Жила здесь с российским паспортом, получила вид на жительство. Я не на Украину уехала на ПМЖ (постоянное место жительства), а в Севастополь. У меня тут дедушка, папа, у меня все корни, все похоронены здесь, я тут росла в Севастополе и никогда не могла принять его как Украину. Пишу адрес на письме, автоматически пишу Россия, город Севастополь. Письмо возвращается назад, переписываю адрес, и снова рука выводит – Россия. Мне девушка говорит: «Ну что же вы одну и ту же ошибку делаете, списали что ли?»…

История Севастополя

 

Никто не знал, что 23-его будет судьбоносный митинг, до этого нас все кормили обещалками.

Чиновники хотели разрядить обстановку?

Да. Но когда «Беркут» приехал, тут уже не до обещалок стало. Пропахшие все, от них жженной резиной пахнет, стоят… Они вот тут стояли, а мы, женщины, там сзади. Я по спине одного трогала, у меня руки после этого долго пахли… Бедные ребята, их просто предали! И вот тогда назначили митинг на следующий день. Я не думала, что столько народу соберется. Ну, мы конечно работу провели, мы же были организованные уже, друзьям, приятелям, родственникам объясняла, что надо прийти. Это наверно каждого результат, что пришло много народу на митинг народной воли.

Добраться на митинг было непросто. Я помню, спустилась на Пожарова, а ни один автобус не останавливался, я уже три дня митингую – ничего, нормально добиралась, а тут вообще все мимо едут переполненные. Я пошла на Восставших, там уже через один останавливались. Села. Вышла на центральном рынке, а там уже людская река на пл. Нахимова течет. А на площади уже море было…

Когда объявили, что референдум будет 16-го, я тогда переехала жить к подруге, потому что страшно было. Я живу в глухом районе, у меня только радио работало, украинские новости передавало, а у подруги телевизор, там российские каналы. Но я все время ходила с георгиевской ленточкой, только после всех событий уже сняла, так как не актуально стало.

Спасибо Путину! Спасибо Господу, что у нас все это случилось! Мы поняли, кто есть друг, кто есть враг.

История Севастополя

 

Меня по итогу наградили медалью «За возвращение Крыма», на которой с обратной стороны написано «с 20 февраля по 16 марта». Многие спрашивают: «Почему 20 февраля?», а я отвечаю, потому что это тот самый организованный этой инициативной группой, дай Бог им здоровья, митинг нас таких вот. Я сидела бы себе на кухне и, конечно, может, плакала бы, может ужасалась бы, но вот как-то нашлись люди, которые подняли во мне дух Севастопольца, дух Россиянина. Я очень благодарна тем людям, которые это сделали.

Наталья Курская. Внученька, неси шампанское!

С Севастополем меня, донскую казачку, многое связывает. Мой родственник по отцу, Александр Иванович Казначеев, будучи таврическим губернатором, в 1830 году усмирял чумной бунт в Севастополе. Приложил немало сил для развития Крыма. Уйдя в отставку, стал таврическим губернским предводителем дворянства. Мой брат учился в Севастополе, окончил военное училище. И так сложилось, что судьба привела меня в Севастополь, где я живу уже двадцать два года.

Когда начались события на Майдане, я смотрела телевизор, оцепенев от кошмара, происходящего в центре Киева. В голове стучала одна только мысль: «Необходимо действовать, нельзя сидеть и ждать, когда фашисты захватят власть!»…

История Севастополя

Одна из первых в своем районе я надела георгиевскую ленточку. Мне даже в школе сказали: «Ты знаешь, что в ленточку тебе могут прицельно выстрелить!». Я ответила: «Ничего страшного. Зато дети будут видеть».

В начале февраля вместе с преподавателем труда и НВП (прим. — начальная военная подготовка) Кудрявцевым Сергеем Николаевичем, потребовали снять украинский флаг. Директор школы отрезала: «Распоряжения не поступало».

На уроках старшеклассники меня спрашивали: «Что происходит?». Вместо того чтобы вести урок по программе, я объясняла ребятам, что в Киеве произошел государственный переворот и бандеровцы рвутся к власти. Они залили кровью Майдан. Они готовы уничтожать физически всех, кто не приемлет их  фашистскую  националистическую идеологию.  После таких уроков некоторые ребята тоже стали носить георгиевские ленточки.  Я была уверена, что в те дни важнее было объяснить ребятам происходящие события, а учебный материал мы успеем догнать и изучить…

История Севастополя

Я преподаватель английского языка и сама придумала себе занятие.  Решила вести беседы с иностранными журналистами,  рассказывая, что реально происходит на Украине и в Севастополе.  На площади Нахимова в то время было огромное количество представителей зарубежных СМИ.  Беседовала с журналистами каналов BBC, CNN и японским новостным каналом. На поверку оказалось, что BBC извратили смысл моего интервью. Мне задали вопрос, почему мы хотим уйти из Украины. Я сказала: «Мы не хотим, чтобы наши дети жили при фашизме. С Бандерой нам не по пути. Это не наши лозунги, не наши герои, не наш образ жизни, не наши ценности. У нас русские корни, русская история, у нас традиции, сохраненные и переданные нам отцами и дедами. Мы сопротивлялись украинскому национализму, но не столь активно, так как на нас не оказывалось столь мощного давления ни психологического, ни политического, ни физического. Когда мы встречали на площади Нахимова «Беркут», и я увидела этих измученных мужчин, закопчённых, раненых, со слезами на глазах — сердце разрывалось. Слезы у «беркутовцев» были от того, что севастопольцы встречали их словно родных братьев. В Киеве же  майдауны издевались над ними, убивали, сжигали. Власть, которую они защищали, их предала. Я окончательно поняла, ничто не может нас связывать с фашистской Украиной. Мы обязаны защитить свой город, если хотим, чтобы наши дети жили в свободной стране и выросли достойными людьми».

ВВС очень своеобразно расставило акценты: «Так почему же так голосит эта русская женщина на площади Нахимова? Почему она так боится своих собратьев? Она боится и не хочет жить с украинцами, потому что она оказалась под воздействием российской пропаганды».

В день выборов мы ездили к тем избирателям, которые сами не могли прийти на избирательный участок. Пришли к домику, он почти развалился. Постучали в калитку и услышали слабый голосочек: «Заходите, я вас жду». Я даже не поняла, откуда он доносится. Переступили порог и замерли. На стылой земле, на дощечке с колесиками сидела безногая женщина. Была она полуодета.  Несколько часов в узкую щель калитки она смотрела на улицу. Боялась, что мы пройдем мимо, и она не сможет проголосовать за Россию…

История Севастополя

В одном из домов, куда мы приехали, жила тоже женщина-инвалид. Встретила она нас, сидя в инвалидном кресле. Была она еврейка и всячески подчеркивала свою национальность. Когда она проголосовала, то выкатилась на инвалидном кресле в центр комнаты и крикнула: «Внученька, неси шампанское! Будем праздновать! Мы уже в России!».

Начиная с самого утра, как только открылся избирательный участок, постоянно звонил воин-афганец, который волновался о том, чтобы не забыли зайти с урной к его боевому другу, тоже воину-интернационалисту. Наконец мы подъехали.  Открыли двери подъезда и обомлели. Там стояли ветераны-афганцы, отдавая нам честь. Войдя в квартиру, мы увидели мужчину, одетого в военную форму. Он был без рук, без ног. Оказалось, это был бывший командир боевых товарищей. Ради него хлопотали его друзья, чтобы их командир непременно проголосовал. Один из воинов подошел и приложил свою руку к его фуражке. Эту честь приняли мы, чтобы передать России. Мы все разрыдались от охвативших нас чувств. Я повязала ему георгиевскую ленточку.

Юрий Панков. ОБР

Как называлась Ваша должность во время событий «Русской весны»?

– Координатор Отряда быстрого реагирования (ОБР). Отряд был создан и действовал самостоятельно. Причиной его создания было патриотическое желание не допустить силового конфликта между Россией и Украиной из-за Севастополя. Начинали действовать как небольшая группа единомышленников.

Мы с женой уже в январе 2014 года начали выпускать листовки и развешивать в городе. Потом группа стала больше. 25-26 января мы в составе колонны из 14 автобусов ездили в Киев на Антимайдан, 29 января прибыли обратно. Это, по сути, был последний мирный выезд в Киев. Следующий автобус уже обстреляли.

К 23 февраля в нашей группе было 15 человек. Во время митинга я поставил прямо рядом с памятником Нахимову стол и стул и стал записывать желающих в ополчение. За несколько дней записалось больше 250 человек. За двое суток этот список был разбит на десятки (в каждой группе — водитель, радист, медик и т.д.) назначены руководители этих групп, преимущественно – офицеры запаса. Встал вопрос о помещении для штаба ОБР. Я просто пришел в «Пельменную» (возле ДОФа, прим. – Дом офицеров флота на ул.Ленина), познакомился с хозяином, и он выделил под нашу работу часть помещения. Здесь мы организовали запись в отряд самообороны. 2-3 марта штаб переехал по адресу: ул. Ленина, 10.

 

Позднее мы влились в общий штаб самообороны под руководством Координационного совета. Всего в ОБР было зарегистрировано около 650 человек, из них реально понадобилось порядка 250. Главной нашей задачей было патрулирование центра города…

Приходилось нашей группе помогать крымским товарищам. Вскоре после референдума в деревне под Бахчисараем бдительная крымчанка увидела, как из окна соседнего дома мужчина целится в сторону леса из винтовки с оптическим прицелом. Мы выслали туда группу наблюдения. И когда информация подтвердилась, прямо накануне мусульманского праздника в этом доме мы обнаружили целый склад оружия.