Вторжение союзных войск в Крым

опубликовал (а) -
0 99

Соединенная англо-франко-турецкая армия разместилась в болгарском порту Варна. Ее численность превышала 60 тысяч человек; русские силы в Крыму составляли около 35 тысяч. Больше взять было неоткуда: с запада нападением грозила Австрия; в Балтике, у самого Петербурга, маячил англо-французский флот, нападения неприятеля ожидали на Белом море и даже на Тихом океане.

Силы русских были предельно распылены. Английские и французские корабли курсировали по Черному морю, грозя нападением Кавказу, Керчи, Севастополю, Евпатории. А на Одессу для острастки даже по-настоящему напали. Никто не мог предположить, где высадится неприятель. Кстати, командующие трех союзных армий тоже об этом спорили. Наконец, решили захватить Севастополь — главную базу флота, единственного боевого соединения русских, которого враг действительно боялся.

Днем 1 сентября 1854 года моряки и горожане наблюдали необыкновенную картину: в море мимо Севастополя нескончаемой армадой двигался на север огромный англо-французский флот, по свидетельству лондонской газеты «Таймс» от 30 сентября 1854 года, «покрывавший пространство вдоль берега на десять миль (18,5 км), так что последние корабли находились за линией видимости горизонта». А на следующий день на пологом побережье между Саками и Евпаторией беспрепятственно началась высадка десанта, доставленного армадой из 89 боевых и 300 транспортных кораблей соединенного флота Англии, Франции и Турции. В течение шести дней беспрепятственно на крымский берег была высажена огромная, из 62 223 человек, экспедиционная армия.

Возглявляли интервентов французский маршал Арман-Жак-Леруа Сент-Арно (1798-1854), участник войны в Алжире, военный министр Франции в 1851-1854 гг. и английский главнокомандующий фельдмаршал лорд Фицрой Джеймс Генри Сомерсет Раглан (1788-1855), участник битвы с Наполеоном I при Валерлоо (1815), где он потерял руку. Умершего в сентябре 1854 г. маршала Арно заменил генерал Франсуа Гертрэн Канробер (1809-1895).

Вскоре после высадки 60-тысячная армия двинулась к Севастополю. Князь А.С. Меншиков, сменивший мундир дипломата на должность главнокомандующего русскими силами в Крыму, попытался остановить неприятеля на берегу реки Альмы. Но, имея в 2 раза меньше войск и не умея ими управлять, Альминское сражение Меншиков проиграл полностью. Беспечность главнокомандующего Меншикова, поставившего на ответственнейший участок сражения малоопытного генерала Кирьякова, привела к тому, что Кирьяков утратил управление войсками и отдал практически без боя ключевую позицию на левом фланге. Заняв ее позицию, союзники перевезли на господствующие высоты артиллерию и расстреливали российские полки почти безнаказанно.

Тут сказались не только ошибки командного состава, но и качество вооружения наших войск. Русская пехота была вооружена старыми гладкоствольными ружьями, которые стреляли на 300 шагов и давали 10% попаданий. Неприятель, в том числе и турки, стреляли из новейших нарезных штуцеров, которые прицельно били на 1200 шагов. То есть, русские шеренги враг мог расстреливать, находясь в безопасности. Орудия неприятеля вели стрельбу в основном разрывающимися бомбами, а русские — чугунными ядрами и т.д.

Вместе с тем стойкость и храбрость солдат и офицеров, проявленные в сражении, изумили противника. Потери сторон были тяжелыми: русские войска потеряли 145 офицеров и 5600 нижних чинов, неприятель — 4500 человек. «Еще одна такая же победа, и у Англии не будет армии!» — заявил после сражения командир одной из английских дивизий герцог Кембриджский.

Источник