Забытые страницы истории – 35-я береговая батарея

опубликовал (а) -
0 94

К началу Великой Отечественной войны Береговая оборона Главной базы Черноморского Флота располагала развитой системой береговых батарей с орудиями калибром от 305 до 45 мм.

К 30 октября 1941 года в городе насчитывалось 45 орудий, в декабре дополнительно было установлено 16 орудий, к концу мая 1942 года на рубежах обороны уже действовало 151 орудие. 305-мм бронебашенные батареи, как наиболее мощные, защищенные и современные, стали основой всей системы артиллерийского огневого поражения противника, ее главной составной частью.

Во время обороны Севастополя  батарея №35 входила в состав 1-го отдельного артиллерийского дивизиона Береговой обороны Главной базы Черноморского флота, вместе с башенной батареей №30, открытыми 203-мм батареей №10 и 102-мм батареей №54. Батареей №35 командовали старший лейтенант А.Я. Лещенко и старший политрук А.М. Сунгурьян (с 15 мая 1942 года политрук В.Е. Иванов).

30 октября 1941 года передовые подразделения 11-й немецкой армии вышли в район Севастополя. Начались бои за Главную базу Черноморского флота. Планы противника овладеть Севастополем с ходу рухнули, и он вынужден был предпринять три наступления — ноябрьское  и декабрьское в 1941 году, июньское — в 1942 году.

На подступах к городу немцы имели  большое количественное превосходство над нашей полевой артиллерией. Под Севастополем противник сосредоточил корпусную артиллерию, артиллерию армейского и фронтового командования. Блокировав сухопутные и контролируя морские коммуникации, противник не испытывал недостатка в боеприпасах, тогда как наша полевая артиллерия могла их получить только морем. Уже 13 ноября 1941 г. командование Севастопольского оборонительного района (СОР) докладывало: «Сидим без боезапаса. Через три дня нечем будет стрелять. Срочно снаряды». 14 ноября на имя начальника Генерального штаба и народного комиссара ВМФ посылается телеграмма, в которой подчеркивается, что для артиллерии Приморской армии нет боеприпасов. Не получив ответа, Военный совет СОР вынужден был обратиться к Верховному Главнокомандующему: «…Снарядов полевой артиллерии осталось на три дня боев. Жду немедленных решений». Тяжелое положение с боеприпасами в полевой артиллерии Приморской армии привело к тому, что артиллерийская поддержка сухопутных войск легла в значительной степени на береговую артиллерию.

После окончания первого наступления гитлеровцев вся артиллерия Береговой обороны была сведена в отдельную самостоятельную группу во главе с начальником артиллерии Береговой обороны подполковником Б.Э. Файном. Это дало возможность использовать ее более рационально и централизованно. Ввиду малой живучести орудий береговой и корабельной артиллерии для ведения огня, было принято решение привлекать ее каждый раз с особого разрешения штаба артиллерии Севастопольского оборонительного района по заявкам начальников артиллерии секторов. Огонь по самолетам можно было открывать самостоятельно, но в условиях острых курсовых углов цели.

Первую стрельбу по противнику батарея №35 произвела 7 ноября, выпустив 21 фугасный снаряд по площади по хутору Макензия. Всего во время отражения первого и второго штурмов Севастополя батарея №35 «провела 59 стрельб, из них 43 стрельбы по площади и разным точкам. Израсходовано 458 выстрелов. 11 стрельб проведено с корректировкой, 48 без корректировки (81%), 2 стрельбы проведены на дистанции 87 каб, остальные на дистанции более 100 каб (130–144 каб). Результат: разбито до 10 автомашин, уничтожено до 6 артиллерийских и минометных батарей и до 800 человек пехоты». Между вторым и третьим штурмами Севастополя батарея №35 вела огонь по пехоте и артиллерийским батареям противника. В период с 23 февраля по 20 марта 1942 года батарея №35 вела огонь по батареям и огневым точкам противника, выпустив 111 фугасных снарядов по селениям Мамашай, Алсу, Черкез-Кермену, по площади. В результате стрельб была уничтожена минометная батарея, подавлено несколько огневых точек, в районе Языковой балки уничтожен склад боеприпасов. В период с 20 марта по 20 апреля 1942 года батарея №35 выпустила 23 снаряда по тыловым узлам противника в районах Алсу и Кучук-Мускомья.

Со стороны противника береговые батареи подвергались непрерывным бомбардировкам с воздуха и обстрелам из тяжелых и сверхтяжелых орудий. По воспоминаниям командующего немецкой армией в Крыму Э. Манштейна, «в целом во второй мировой войне немцы никогда не достигали такого массированного применения артиллерии, как в наступлении на Севастополь». По его свидетельству, под Севастополем, не зря именуемом «самой неприступной крепостью в мире», «среди батарей большой мощности имелись пушечные батареи с системами калибра до 190 мм, а также несколько батарей гаубиц и мортир калибра 305, 350 и 420 мм. Кроме того, было два специальных орудия калибра 600 мм (мортиры типа «Карл») и знаменитая пушка «Дора» калибра 800 мм». Только с 2 по 7 июня 1942 года гитлеровская авиация сделала более 9 тыс. самолето-вылетов, сбросив до 45 тыс. авиабомб, а артиллерия выпустила 126 тыс. снарядов крупного калибра. На каждый квадратный метр первого рубежа обороны противник израсходовал до 1,5 т снарядов, мин, авиабомб. За последние 25 дней осады Севастополя немецко-фашистская авиация сбросила столько авиабомб, сколько, по мнению французского генерала Л. Шассена, английский воздушный флот сбросил к этому времени на Германию с начала войны. Всего за время июньских боев противник выпустил по линии обороны и городу 446 тыс. снарядов, 740 тыс. мин и сбросил 106 тыс. авиабомб. Значительная их часть пришлась на орудия береговых батарей. Так 10 июня во время стрельбы батареи №35 на неё совершили налет 12 бомбардировщиков и несколько истребителей. С началом третьего штурма противником по батарее было выпущено 177 снарядов и сброшено около 120 авиабомб.

Во время третьего штурма Севастополя батарея №35 вела интенсивный огонь по противнику, поддерживая героически оборонявшиеся войска. С 7 по 11 июня батарея провела 31 стрельбу, выпустив 211 снарядов. Большинство стрельб было на поддержку войск четвертого сектора – район деревни Бельбек и станции Макензиевы Горы по пехоте и танкам противника. 16 июня батарея израсходовала 20 фугасных, 21 шрапнельный и 21 бронебойный снарядов. Артиллерийская стрельба велась частично по площади, частично с корректировкой. В течение 23–27 июня батарея уничтожила до двух взводов пехоты, подавила огонь вражеской батареи.

Ночью 29 июня на батарею №35 прибыл Военный совет флота, во главе с вице-адмиралом Ф.С. Октябрьским. Несколько позже туда же перебралось командование и штабы Приморской армии и Береговой обороны Черноморского флота. Вечером 30 июня в каземате батареи №35 состоялось последнее заседание Военных советов флота и Приморской армии, на котором было принято решение об эвакуации командования Севастопольского оборонительного района, Военных советов флота и Приморской армии. Комендант Береговой обороны Главной базы Черноморского флота генерал-майор береговой службы П.А. Моргунов приказал командиру батареи №35 капитану А.Я. Лещенко подорвать батарею, после израсходования боезапаса. Расстреляв полностью боезапас и выпустив до 50 практических снарядом батарея №35 в ночь с 1 на 2 июля была взорвана. Приказом Народного комиссара Военно-морского флота от четвертого декабря 1943 года башенная батарея №35 была исключена из состава Военно-морского флота, как погибшая при выполнении боевых заданий.

Батарея №35 сыграла важную роль в героической обороне Севастополя. В составе 1-го отдельного артиллерийского дивизиона Главной базы Черноморского флота вместе с башенной батареей №30 она являлась своеобразным «костяком» системы артиллерийской обороны крепости и нанесла противнику серьезный урон в живой силе и технике. Результат боевой деятельности батареи №35 был отражен в политдонесении Политуправления Черноморского флота от 22 июля 1942 года об итогах июньских боев и эвакуации Севастополя: «В наиболее напряженный период, когда противник большими группами танков прорывался из района хутора Кальфа и Николаевки, большинство средств береговой обороны было разбито, основной удар по прорвавшейся группе нанесла батарея №35, которая начиная с 30 июня 1942 года являлась последним наиболее устойчивым узлом сопротивления на подступах к Херсонесскому полуострову. Личный состав подошедших частей, под прикрытием огня батареи последние три дня отбивал многочисленные атаки противника, обеспечивая эвакуацию морем и воздухом».

Во время оккупации Севастополя в уцелевших казематах батареи №35 был оборудован госпиталь и командный пункт командующего 17-й немецкой армии генерала К. Альмендингера.

12 мая 1944 года в районе батареи №35 капитулировали последние немецкие солдаты. Батарея была освобождена.

После войны батарея №35 не восстанавливалась, но ее казематы использовались в качества погребов боезапаса, командного пункта и помещений личного состава четырех орудийной 130-мм батареи №723, размещенной около массива батареи №35.

Источник