Новости Севастополя
В 1986 году я учился на вечернем и работал в Академии Гражданской авиации электриком. На всяких хозяйственных должностях там работали отставные вояки, кто из «стратегов» (стратегическая авиация), кто из «маленьких» (истребители). Народ заслуженный, с летной работы списанный, но куда-нибудь пристроиться надо, вот и энергетиками да начальниками разного уровня трудились. А в нашей каптерке собирались в обед в домино «козла» забить, байки потравить.
Вот одна из таких баек от первого лица:

Дядька с кулаком в размер маленького арбуза. Добродушный такой, с ним никогда никто не спорил.

«Во Вьетнаме мы официально не воевали. Военспецами и инструкторами были. Найти нормального вьетнамца — проблема. Они маленькие, дохлые, перегрузку не держат. Наши парни до 10g держали нормально, а эти на пяти уже сознание теряли. Их кормили насильно, под трибунал отдавали, если кто-то мяса положенную пайку не съест, на тренажерах их крутили — все без толку. Теряют сознание и все тут. На несколько секунд, но этого хватает.

Американские летчики быстро поняли, что вся вьетнамская авиация делится на русских летчиков и вьетнамов. Сбить вьетнама — дело почетное, прибыльное (деньги платили хорошие), а главное — безопасное. С русскими дела обстояли гораздо хуже. На них вываливаешь вроде неожиданно с солнечной стороны, из облака, вроде бьешь наверняка, а он сделает противоракетный маневр, крутанет фигуру с перегрузкой офигенной, и уже у тебя на хвосте. Хрен с ними с деньгами и со славой, так ведь и собьет же еще тебя! Правда тех, кто катапультировался — не добивали. И на том спасибо русским парням.

Америкосы быстро смекнули, как отличить русского от вьетнама. Идет бой, как правило это очень скоротечно. F-4 на хвосте у МиГа. МиГ делает маневр, перегрузка растет, пять, шесть — хоп! Крылышки задрожали, насекунду, едва заметно — все понятно, вьетнам. Можно не бояться.

А вот если на 8g МиГ также уверенно выполняет маневр, то там точно не вьетнам, а русский, и хрен его знает, чем все закончится.

Поэтому америкосы открыто выходили в эфир и с фразой «Ванья! Я ушель!» выходили из боя.

И правильно. Береженого бог бережет.»