Новости Севастополя

Предыдущие главы

Глава 13

Прошло четыре месяца, и вот в апреле пришло подтверждение, что Марине надо ехать в Москву получать страховку за смерть ее мужа. Эту страховку выдает наличными деньгами Военное ведомство в Москве, так как Андрей был офицером Российского Флота, и выписано она была на его бывшую жену Лазебникову Марину Николаевну. Все заволновались! Конечно, об этом узнали почему-то все, и каждый посчитал своим долгом спросить ее: «Когда же ты собираешься ехать в Москву? Когда же тебе заплатят страховку за мужа? И разрешают ли тебе выезжать в столицу?» Эти все вопросы возникали как бы сами по себе, но один вопрос только ее волновал, откуда все знают, что она собирается в Москву. Но вопрос есть, а ответа не было, все кто спрашивал о поездки, отводили глаза объясняя, что от кого-то слышали….. Только первый помощник владельца Торгового Дома Кондратевских, бывший адмирал Флота, встретившись с ней в коридоре, потихоньку сказал ей на ухо: « Не езжай одна в Москву! Если хочешь позвонить в Москву и сообщить, когда приедешь туда за деньгами мужа, то можешь сделать это из моего кабинета, так как мой телефон не прослушивается спецслужбами». Что она и сделала, так как ей надо было сообщить друзьям в Москву, что когда она выезжает, чтобы они ее встретили, и едет она не одна, а со своей подругой Ириной.

Она взяла билеты туда и обратно, и выехали в Москву, где их должен был встречать близкий друг ее мужа Карасев Владимир. Он вместе с Андреем учился в Нахимовском училище, потом они дружили с ним, когда три года жили и учились в Москве, он конечно же был на похоронах Андрея. Владимир встретил их на перроне, и Марина приятно удивилась, увидев с ним на перроне ее лучшую московскую подругу Лену Хохлову, со своим мужем Сергеем. Вот это была встреча! Все были знакомы, и все были рады этой встрече. Лена сразу предложила поехать с ними в Коломну, так как они приехали всего на два дня, и на следующий день были билеты обратно. У Володи в Москве была маленькая однокомнатная квартира, где все бы никак не поместились для торжественного ужина, посвященного встрече друзей. У Лены была трехкомнатная квартира в Коломне, и можно переночевать всем вместе, и завтра с утречка тронуться в путь в Москву, для получения денег и покупки Наташеньки платья на выпускной вечер.

Так и решили. И с вокзала тронулись в путь в Коломну, ехать было всего лишь два часа. По дороге Лена раздала всем попробовать новые малоалкогольные напитки в баночках, под смешными названиями. Всем было хорошо и весело. За рулем был Володя, рядом сидел Сергей, а на задним сиденье посредине сидела Марина, слева Лена, а справа подруга Марины. Всегда классно встречаться с друзьями, и Марина начала рассказывать как им живется в Севастополе. Пока они ехали по городу, никто не обращал внимание, кто едет рядом, кто за ними, все смотрели на красивый город Москва, тем более это было уже вечернее время. Но, когда выехали на трассу, Володя стал волноваться, он постоянно косился в зеркало заднего вида, то ехал быстро, то медленно, и Марина, заметив это, стала оглядываться назад, но кроме темной дороги и фар, следующей за ними машины, она ничего не видела.

Все произошло внезапно. Двигаясь по дороге на Жигулях, они не заметили, как с проселочной дороге вылетела белая машина марки «Москвич», которая со всей своей скорости врезалась в бок Жигулей! Все замерло и застыло, пропал звук и все остановилось, даже время! Первая очнулась Марина. В момент столкновения она выпрыгнув со своего сиденья вперед, но потом вернулась назад, получив при столкновении, множество осколков в лицо и шею. На зеленый плащик капала кровь, но она не понимала, что же случилось и почему все молчат! Водитель Володя был прижат рулем, и его голова находилась почти что на руле. Сережа, сидящий с водителем, пытался подняться, но у него не получалось. Лена, сидящая слева, потеряла сознание, а подруга Марины сидела справа, не поднимая головы. Марина смогла выползти и машины, и Сергей вышел чуть-чуть хромая, и в этот момент захрипел водитель Володя. Первый нарушил молчание Сергей: «Как ты? Давай вытащим Володя из-за руля, а то неизвестно, что с ним, ты держи сиденье, а я буду его вытаскивать.» Это заняло не более пяти минут, и Володя очутился на капоте, кашляя и выплевывая слюну. Сергей стал ему помогать, а Марина в это время заметила, что врезавшаяся в них машина лежит в яме, и оттуда доносятся голоса мужчин. Один кричал, а второй ругался матом. Она заглянула в неглубокую яму, и увидела, как мужчина вытаскивает из смятой машины другого мужчину, который кричал, волоча за собой ноги. Оглянувшись, она увидела еще одну машину, стоящую рядом с перекрестком главной дороги и проселочной, и все поняла, что вторая машина ехала за ними, и видела как произошла авария. В этот момент мужчина тащил из ямы пострадавшего человека к своей машине. Марина рванула к нему, понимая что этот мужчина наверное тоже может им помочь: «Мужчина, помогите нам, у нас полная машина людей, и я не знаю, что с ними случилось?» То, что она увидела поразило ее до глубины души, это были неживые глаза мужчины, уставившиеся в одну точку, как бы не видя лица Марины, выругавшись, он ей ответил: «Слышишь, сука, а ну вали отсюда, это не моя проблема!» Плюнув через плечо, втолкнув другого в машину, он сел за машину и мгновенно растворился во тьме дороги. Она поняла, что надо бежать на дорогу и останавливать машину, чтобы ей помогли.

Темнело, кровь заливала ей левый глаз, и она стала переживать за свой глаз, видит он или нет? Встав по середине дороги, Марина пыталась остановить двигающие на нее машины, но ни одна машина не останавливалась! Они все стайкой объезжали ее и машину, освещая силуэт фарами, и от этого ей становилось страшно что никто так и не остановится. Но все-таки одна машина остановилась, и из нее выбежал водитель, который сразу предложил ей помощь: « Женщина чем вам помочь, что случилось?» Сочувственно смотрел на ее залитое кровью лицо. Она, проглотив слезы, подступившие к ее глазам, только попросила: « Посмотрите, есть ли у меня глаз, а то я не понимаю, что с ним стряслось? И пожалуйста, вызовите к нам сюда «Скорую помощь». Наверное, есть пострадавшие в машине и без «Скорой помощи» мы не справимся». « Конечно, в первом же населенном пункте, я вызову «Скорую помощь», не волнуйтесь, вы можете надеется на меня. Ваш глаз, по-моему, нормально, но все залито кровью, да и темно, я не могу вам сказать, что я его вижу, но он моргает, значит есть.» От этих слов Марине стало немножко легче, и она повернувшись пошла к своей машине, чтобы увидеть, что там происходит.

Сергей потихоньку вытаскивал свою жену Лену из машины, она стонала и хваталась за голову, но слава богу, была жива. Марина, подхватив ее за другую руку, спросила ее: « Лена, как ты? Как себя чувствуешь? Что болит?» Но, Лена молчала, только тихонько стонала, и невидящим взглядом осматривала всю обстановку: « Господи, а где мы? Что с нами случилось? Марина, что у тебя с лицом? Почему, столько много крови?» Сергей начал ей объяснять, что с нами произошла авария, самое главное, что мы все живы, но Лена твердила одну и ту же фразу: «Где мы? Что с нами?» Марина оставила их, понимая, что все равно Лена сейчас ничего не понимает, и обернулась к капоту машины, на которой лежал Володя: «Вова, как ты? Ты можешь говорить? Что у тебя болит?» Володя полулежал на капоте, при его дыхании раздавались какие-то непонятные всхлипы, и через некоторое время произнес: « Очень болит грудь, не могу разогнуться, и очень трудно говорить! А что с Ириной?» Тут Марина вспомнила, что в машине остался еще один человек, ее подруга, на которую она не еще не обратила внимание. Открыв дверцу машины, она увидела огромные глазище своей подруги, которая смотрела на свою белую кость ноги, торчащую из черных брюк, и не понимала, что с ней происходит. Марина сразу поняла, что это открытый перелом ноги, кровь еще не появилась, шок еще не закончился, значит Марина только что пришла в сознание, и что будет дальше, если «Скорая помощь» не приедет. Ей стало страшно представить, что будет в следующее мгновение, и страшно за все, что с ними случилось. Боже, и она во всем виновата, если бы не эта поездка, то…..

Вдруг она услышала приближающую «Скорую помощь» и рванула к ней. Машина остановилась перед ней, и оттуда выскочила молоденькая медсестра: «Что у вас здесь случилось? Каждая проезжавшая машина сообщала нам о Вашей аварии. Где пострадавшие? Все живы? Что у вас с глазами и лицом, почему все в крови?» Марина успела только сказать: «Самое страшное в машине. Там у подруги открытый перелом ноги, бегом туда, ей надо помочь, она уже выходит из шока!» Медсестра рванула к машине и закружилось и завертелось, подругу Марины стали потихоньку вытаскивать из машины, но она громко кричала, так как ей было очень больно! В это время другая медсестра обрабатывала Марине лицо, при этом приговаривая: «Ничего, все спокойно, у вас с глазом все нормально, а лицо заживет, главное, что не надо накладывать швы!»

Подругу уже укладывали в машину, она стонала и ей сделали обезболивающий укол. К Марине подошел Сергей и сказал: « Надо, чтобы кто-нибудь поехал в больницу с Леной, Володей и Ириной. Поезжай ты, а я останусь здесь, займусь машиной и подожду милицию, потом к вам подъеду. Мы находимся почти что у Коломны, вас повезут в нашу городскую больницу, я знаю где это, там жди меня!» Так и решили, Марина на «Скорой помощи» поехала с пострадавшими, а Сергей остался на дороге разбираться с машиной.

В больницу они приехали минут через пять, и в приемном отделении сразу обратили внимание на лежащую на носилках ее подругу. Всю дорогу Марина гладила руку подруги, успокаивая ее, что все будет хорошо, хотя сама прекрасно понимала, что ничего хорошего нет и уже не будет! Пришел врач-хирург, который сразу занялся Ириной, объясняя ей, что здесь потребуется операция, так как открытый перелом колена, и сколько это займет времени, этого никто не знает. Марина взяла на себя ответственность за операцию подруги, так как понимала другого выхода у них нее нет. Врач в приемном отделении, осмотрев Володю, сказал, что есть перелом ребер, поэтому ему сейчас сделают обезболивающий укол, и положат в палату до полнейшего выздоровления. У Лены был перелом голеностопного сустава, но самое главное, что у нее пропала память. Амнезия, так сказал врач, но чтобы все восстановилось надо с ней постоянно разговаривать, спрашивая, кто она, откуда она, где живет. Марину осмотрел врач и сказал, что она отделалась легкими ранами на лице, вытаскивая при этом кусочки лобового стекла из ее лица. Глаз был в порядке, это ее обрадовало. Потом врач с ее слов описывал, что с ними случилось, а в это время ее подруге делали операцию. Медсестры хвалили ей врача-хирурга, который делал операцию и говорили о том, как ей повезло, потому что сегодня его последнее дежурство и завтра он уходит в отпуск. Марина кивала головой, но тяжелые думы одолевали ее, а что будет дальше. Она постоянно спрашивала Лену: « Как тебя зовут? Где ты живешь? Скажи свой адрес? Где работаешь?» Лена обстоятельно отвечала, как ученица в школе: «Меня зовут Лена. Живу я в Коломне. Работаю в фирме, где торгуют одеждой». Вообще это было смешно, но с каждым разом Лена отвечала все быстрее и быстрее, и когда она попросила сигарету закурить, Марина поняла, что у нее все будет хорошо. Хромая, так как ей положили гипс, они вышли на улицу, закурив сигарету, стрельнув у врача в приемном отделении. Теперь они сидя на ступеньках больницы, ждали Сергея, который должен был уже приехать или прийти. Курили молча, каждый думая о своем, Лена вспомнила, что мама их ждет, и сколько сейчас времени? Было уже около двух часов ночи, когда приехал Сергей и рассказал: « Была милиция. Машина не подлежит восстановлению! Слава Богу, что мы остались все живы! Есть у нас ангел-хранитель! Мы не виноваты, машина сама врезалась в нас. Какая машина, он им объяснил, что был белый Москвич, номера были замазаны грязью. Милиция стала искать и нашла, что белый Москвич находится в розыске, и им воспользовались для аварии! Помним ли мы какие-нибудь приметы, если вспомним, то должны сообщить. Милиция завела уголовное дело, но сразу сказали, что если мы больше ничего не вспомним, то будет очень тяжело найти виновников аварии!» Все задумались, особенно Марина, она пыталась вспомнить приметы двух мужчин, которых видела на дороге. Они у нее стояли прямо перед глазами, и они решили, что завтра утром, они обязательно заедут в коломенскую милицию на штраф-площадку, куда отвезли их машину.

Пришел в сознание Володя, ему после укола стало полегче, так как он военнослужащим, то ему посоветовали лучше обратиться в госпиталь, что там лечение будет лучше. Ирине уже сделали операцию, успешно, и сказали, что теперь она будет месяц прикована к постели, так что сдавайте билеты, месяц прикована к постели, так что сдавайте билеты, она не сможет ехать в Севастополь, а остается в областной больнице Коломны. Предоставили «Скорую помощь» и они тронулись в путь. Прибыли домой они быстро, мама Лены была в шоке от этих перевязанных бойцов, и не понимала в чем дело, что случилось. Все собрались на кухне, где был готов праздничный стол с салатиками и всякими разными вкусностями, но никто не хотел есть, а тем более пить, так как никому нельзя было пить, кроме Сергея, который отделался легкими ушибами и синяками. Наметив план завтрашнего дня, вся честная компания легла спать все мгновенно уснули от перенасыщенных событий.

Глава 14

Утро было невеселым. Но план для был разработан. Прежде надо съездить навестить Ирину в больницу, как у нее прошла ночь. Так они и сделали. Лена вызвала с работы машину, и они двинулись в путь. Ирина спала всю ночь и выглядела неплохо, правда бледненькая от потери крови. Она даже шутила: « Вот мы прикольно съездили в Москву! Хорошо нас встретила Москва!» Было смешно и досадно, что так случилось. Вдруг Марина спросила у всех: « Ребята, а что вы помните? Кто, что видел? Как это все случилось?» Но все молчали, потому что никто ничего не видел и не заметил, к сожалению! Видела все только Марина, она стала вспоминать, как же это все произошло! Но время поджимало, вечером у нее отходил поезд, а сколько еще дел надо было сделать!

Поговорив с Ириной, вся честная компания двинулась на штраф площадку, где стояла разбитая машина, чтобы поговорить со смотрителем площадки. Разговор был коротким, да и с милиционером тоже не состоялся долгий разговор, потому что он даже не хотел открывать дело и разговаривать с ними. Что-то странное было в этой обстановке, машина не подлежала восстановлению, искать машину с которой они столкнулись милиция и не собиралась, потому что особых примет не было. Надо зайти в отделение милиции и там оформить все документально, а там уже буду искать. Милиционер произнес это все таким тоном, что они поняли, что никто и никогда не найдут эту машину, пусть они даже не надеются! Записав на клочке бумаги адрес милиции, он повернувшись заспешил к выходу. Они стояли и не понимали, что им делать в следующую минуту, но было очень гадко и противно. Сторож штраф площадки, ударив ногой по колесу Володиной машины, сказал: « Да, ребята, досталось же вам! За что вам так? Но скажу вам что вы это не первый и не последний случай, таких последнее время много. Кто-то из вас кому-то насолил, вот и решили припугнуть, так как даже не хотят в милиции заниматься этим делом! Жаль! Видно, что вы приезжие, не из наших краев, поэтому уезжайте по-добру по-здорову, так будет лучше! Поверьте моим словам, не найдут они никого!»

Медленно они выходили с штраф-площадки, каждый думал свою думку, но хозяину машины не было от этого легче! Молча сели в машину и поехали в Москву. По дороге Володю завезли домой, отдав его в руки перепуганной жене, и поехали в финансовый отдел получать страховку за погибшего мужа Андрея. На работе у Лены взяли двух охранников, оставив Сергея на работе, Марина как смогла привела себя в порядок. В зеркале отражалось лицо усталой женщины, перепачканное зеленкой, и опухшее от травм, но самое главное это были затравленные глаза, которые выражали боль, печаль и ужас от происходящего! Она понимала, что это не кончится, что ей надо выдержать и это! А как она в таком виде появится в такой серьезной организации, как финансовый отдел Флота, и что ей делать с деньгами, которые она получит, не повезет же она их в поезде одна! Она уже боялась, и страх потихоньку влезал в ее отважную душу, но нельзя было это допустить. Собрав всю свою силу, она гордо вышла из машины, и стала подниматься по ступенькам здания.

Дежурный по финансовому отделу Флота изумленно посмотрев на нее, проводил в финансовую часть, где долго проверяли документы, сравнивая ее фотографию с самой. Мужчины отводили глаза, а женщины участливо смотрели на нее, как бы спрашивая: « А что же с Вами случилось?» Она боялась открыть рот, чтобы рассказать эту ужасную историю, происшедшую вчера с ней. Молча, расписалась в ведомости, пересчитала

деньги, вежливо поблагодарила и вышла. Вслед доносился шепот людей: « Это же жена Лазебникова Андрея Леонидовича, которого застрелили в Севастополе… А что с ней случилось, почему она такая побитая и вся в зеленке, что может быть где-то подралась или напилась?…..» Она шла и слышала, слезы душили ее, и она боялась, что не дай бог подскользнется и упадет, так как ноги заплетались, и стало трудно дышать! Прямо у дверей стояла верная подруга Лена с охранниками и подхватила ее за руку, спросив: « Что ты? Что с тобой? Все хорошо? Не беспокойся, успокойся, все будет хорошо! Я тут тему одну пробила и хочу с тобой посоветоваться. У нас еще есть время, и мы можем заехать к друзьям Андрея, которые предлагали заняться его делом. Ведь так больше продолжаться не может! «Они» должны бояться тебя, а не угрожать тебе! У тебя убили мужа, а ты еще страдаешь за то, что открываешь рот, рассказывая, что не согласна с «их» версиями убийства! Нет, надо, что-то делать! Нельзя так сидеть сложа руки! Я звонила Молчанову Саше, который помнишь приезжал в Севастополь сразу после похорон Андрея, и пытался договориться с украинской прокуратурой, чтобы ему дали ознакомиться с «Делом Лазебникова». Ты тогда была в невменяемом состоянии, готовилась уехать в Марокко, и я записала телефон и свой дала, вот они мне и названивают периодически, спрашивая, как продвинулись в Севастополе дела! А сегодня они сами позвонили, и попросили с тобой встретиться, зная, что ты в Москве! Откуда узнали, понятия не имею? Но, хочешь мое мнение, поехали, тебе надо с ними встретиться! А потом ко мне на фирму, я договорилась с генеральным директором, что он возьмет на сохранение твои деньги под ма-а-ленькие проценты, а потом бегом в магазин, покупать Натке выпускное платье, и к восьми вечера на поезд! Ну, что, согласна?»

Да, она была согласна! Вышла из здания, сцепив зубы от ненависти к той обстановке, которая последнее время ее окружала, она решила, что надо действовать, хватит терпеть! Встреча произошла около студии «Останково». Два часа разговоров, она рассказала все, что знала, но понимала, что ей не хватает ни опыта, ни силы, чтобы это все объединить и вывести ситуацию на правильную дорожку. Одной это сделать было невозможно, но в Севастополе она никому не могла доверить, а вот здесь в Москве ей было не страшно, она чувствовала защищенность, она доверяла этим людям. Договорились, что в ближайшее время они подъедут в Севастополь, но инкогнито, чтобы не нарушать «видимое спокойствие» в городе.

Купив платье дочери на выпускной, Марина вовремя успела к отходу своего поезда Москва – Севастополь. Вошла в свое купе с охранниками, которые проверили обстановку, и перед этим, поговорив с проводницей, обязав ее больше уделять внимание этой пассажирке. В купе были одни женщины, они боязно оглядывались на внешнее состояние Марины, так как без слез на нее невозможно было смотреть. К вечеру все тело болело, голова была тяжелой, лицо стянуло зеленкой и левая сторона сильно болела, поэтому она стразу же легла спать, так до Севастополя она и проспала.

В Севастополе ее встречали друзья. Они уже все знали! Все были рады видеть ее – любую, но какую ее увидели, этого они не ожидали. На их лицах было написано все! Но светило солнышко, дул приятный ветерок, Севастополь жил своей обычной жизнью, оставаясь таким же великолепным и красивым своей историей, и своим величественным видом. Но выходя из вагона, она вдруг почувствовала, что опять стала незащищенной мишенью, и это чувство опять вернулась к ней – чувство неуверенности за себя! А если она не уверенна за себя, как же она может почувствовать уверенность за жизнь своего ребенка. Все это молниеносно промелькнуло у нее в голове. Но, видя радостные улыбки своих друзей, эта заноза-мысль потихоньку ушла из ее сознания. Последнего кого она увидела на перроне, это был Андрей Соловьев, который спешил обнять ее, но она увидела, как он держится за живот и кривится от боли. Еще одна проблема обрушивалась на их жизнь, да, значит правда говорят: «Пришла беда, открывай ворота!» Но, она была рада видеть его, обнявшись и рассмеявшись ему в лицо: « Что, Андрюха, не ожидал меня такой увидеть?» Он смеялся, но глаза его плакали, и он смахнул слезинку со своей щеки: «Ничего, Маринка, прорвемся! Ну, ты прикольно выглядишь, как на бале-маскараде!»

Мама не могла поверить своим глазам! Она ждала дочь, а на пороге появилась особа женского рода, лицо которой было все разрисованно зеленкой: «Что случилось? Почему ты приехала одна? Мне никто ничего не рассказывал, что у вас там произошло?» Конечно, Марина все пыталась перевести на шутку, но надо знать Ларису Семеновну, которая ни одному ее слову не поверила. Арчик радостно лаял, а дочери, слава богу, не было дома, она была у подружки. Вот и вся ее семья! Глядя на них, Марина думала, надо все сохранить, надо быть очень аккуратной и в своих действиях, и в своих поступках! Рассказав на кухне, за чашкой чая, что Володя не справился с управлением машины, поэтому и произошла авария, из-за которой все пострадали, особенно подруга-Ирина. Лариса Семеновна долго сокрушалась, говоря при этом: « Я же говорила, что Володя не очень-то хорошо водит машину а вы поехали в вечернее время, да еще по незнакомой ему дороге, да и по дороге вы его отвлекали своими разговорами, вот тебе и авария!» Марина молча кивала головой, соглашаясь с мамой, думая про себя, что как здорово, что мама не знает, почему произошла эта авария.

Глава 15

А жизнь продолжалась! Надо было выходить на работу, опять пришла повестка в прокуратуру, ремонт в квартире надо было заканчивать, дела, дела, дела….После этой злополучной аварии, Марина встречалась с Андреем Соловьевым, который ей сообщил преинтереснующую новость: « Пока тебя не было, я был у одной бабки, опять начал лечиться народными средствами, так вот она меня спросила, что не потерял ли я в ближайшее время очень дорогого себе человека, и не боюсь ли я потерять еще кого-нибудь? Я конечно удивился, но виду не подал, а она мне опять говорит, что еще неприятная новость посетит твой дом, и будет она связана с твоими ближайшими родственниками, и подумай, что не каждый друг тебе точно друг, кто-то пытается с тобой сильно подружиться. А тут на днях звонил мне заместитель Лазебникова по службе, ты его знаешь, некий Соколов Александр, и просил встретиться со мной. Я, конечно, встретился, посидели мы с ним в баре, он предложил выпить, но ты же знаешь, что я сейчас не пью, так как самочувствие не улучшается, да и врачи и бабка не советуют, поговорили об Андрее Лазебникове, этот Соколов жаловался, что прокуратура и его не оставляет в покое, все ищут какую-то красную папку, в которой как-будто есть подборка материалов, связанных с выборами и в нашем городе, и в области. Я прикинулся, что первый раз слышу об этом, но взял на заметку, тогда он поинтересовался, а в каких я отношениях с вдовой погибшего, и можно ли будет с ней поговорить? Потом пояснил, что его сын и дочь погибшего Андрея учатся в одном классе, но он не знаком с вдовой. У меня мысли в голове крутятся, что ему надо, и чего он добивается, набиваясь в друзья. По Севастополю ползет слушок, что смерть Андрея нарушила политические планы некоторых политиков в высших эшелонах, а дело Андрея стоит на месте и не продвигается, а что дальше с ним делать неизвестно, ведь никто не хочет брать на себя ответственность! Темнят, что-то, товарищи политики! Да, и криминальный мир неспокойный, такое впечатление, что им лучше убивать, чем докапываться до истины. Что они и делают! Будь осторожна, старайся меньше встречаться и разговаривать с людьми, которые хотят к тебе приблизиться. Все спрашивают о красной папке, может быть нам надо ее поискать, ведь не зря о ней все спрашивают? Да, и расскажи об аварии, что-то странное событие, да и бабка меня предупреждала, и на душе было тревожно после твоего отъезда?»

Марина молча слушала и думала, сопоставляя все факты, и интуиция ей подсказывала, что правильно она сделала, что поговорила с ребятами из Москвы, правильно они решили довести дело «убийство ее мужа» до конца, но надо ли это рассказать Андрею или промолчать? Видя его страдания и мучения, прежде всего она спросила о его здоровье. Ответ прозвучал незамедлительно: « Плохо мне, все болит, но есть надежда и не хочется верить, что моя жизнь в одночасье может закончится, еще столько много незавершенных дел. Мне надо бороться за жизнь, как никогда, ведь я один остался, ни у тебя нет отца, ни у моей жены тоже, да еще и брата жены убили, мне нельзя расслабляться. Хоть болезнь и тяжелая, да и вылечить ее трудно, я надеюсь на операцию. Опухоль в брюшной части расползается, я ее чувствую, да и в госпитале делал опять анализы, очень плохие, врачи говорят тянуть нельзя, нужно хирургическое вмешательство, но в Севастополе делать операцию не хочу. Может быть попробовать в Бурденко в Москву? Там все-таки и специалисты лучше и медицина на высоте. Как ты думаешь? Марина сразу отвлеклась от своих дум и переключилась на здоровье Андрея, ужасно видеть перед собой молодого, цветущего 38-летнего мужчину, у которого врачи поставили диагноз «рак брюшной полости». Операцию надо делать в срочном порядке, поэтому она решилась на этот серьезный разговор: « Завтра буду звонить в Москву, во-первых я обещала позвонить, чтобы отчитаться, что деньги получила, и что уже в Севастополе, и во-вторых, что тебе надо срочно делать операцию, но только в Москве. Я думаю, что этот человек, бывший начальник моего мужа тебе поможет!» Потом они долго разговаривали о поездке в Москву, Марина говорила не только о своей поездке, и об аварии, но и о своих чувствах, о своих предположениях, а потом уже о встрече с ребятами из Москвы. Самое главное, что их мысли совпадали, и им обоим было приятно чувствовать, что они думают одинаково.

Вернувшись домой, она пошла погулять с Арчиком, и все слова и все думы крутились только около одной цели – найти эту «красную папку»! Гуляя, по любимым местам своей собаки, она в мыслях обыскивала всю свою квартиру. Но не было ни одного уголка, куда бы она не заглянула! В мыслях она дошла до кладовки, где стоял сейф, и вдруг какое-то шевеление произошло в душе, как-будто внутренний голос ей говорил : «Обрати внимание! Обрати внимание!» Арчик рванулся в сторону, увидев гуляющую собаку, и мысли опять вернулись на прежнее место, но она успела ухватить главную мысль – «кладовка»! Когда они входили в подъезд, то каждый раз собака останавливалась на одном и том же месте, на втором этаже, где предположительно был сделан выстрел в ее бывшего хозяина. Арчик останавливался и мялся, как бы говоря своей хозяйке «Извини, но я не виноват, что не смог защитить хозяина!» Каждый раз Марина гладила ей холку, приговаривая: « Ну, что ты дурачок, я ведь понимаю, что ты в этом не виноват»! Так, они склонив голову, поднимались на свой четвертый этаж, и это было очень печальное шествие.

Помыв Арчику лапы, и покормив его она вернулась к своим мыслям. Кладовка, полки, сейф, разные вещи, вешалка с формой Андрея, сезонная обувь, что там еще есть. Она открыла кладовку и осмотрела ее, и вдруг шальная мысль посетила ее, а ведь это так просто, она должна быть за сейфом, это между стенкой сейфа и стеной! Руку туда просунуть было невозможно, отодвинуть 100 килограммовый сейф тем более, и она попробовала провести линейкой. Что-то мешало линейке, и Марина почувствовала, что там находится какой-то предмет. Кое-как она попыталась вытащить, что там находилось, и ее попытки увенчались успехом. Это была красная папка!

Глава 16

Первое лето без Андрея было и не было. Конечно, такая пора наступила, но не для Марины, дня не проходило, чтобы слезы не подступали к ее глазам, и ей не было в радость, что и в их город пришло лето. Она училась работать в ресторане, многие в городе ее знали, и приходили праздновать в ее смену, так как им нравилась эта симпатичная, улыбчивая, но правда с грустинкой, женщина. Может быть кто-то приходил посмотреть просто на вдову Лазебникова!

Время шло, а ничего в деле не продвигалось, все стало потихоньку затихать. Она этому радовалась и не радовалась, иногда ее это злило, было очень досадно, что убили и все! Что дальше, а где же ваши хвалебные речи перед гробом мужа, что мы найдем убийцу, спи спокойно наш дорогой товарищ, мы за тебя отомстим!? Время шло, а новостей не было никаких, но интуитивно она чувствовала, что должно что-то случится.

В середине июня к ней в ресторан приехал Андрей Соловьев со своей женой Наташей, это было в пересменку, где-то часа в четыре. Сообщил: « Завтра уезжаю в Москву, место в больнице имени Бурденко готово, тянуть дальше нечего, по всей видимости сразу положат «на стол», то есть будут делать операцию. Я не боюсь, давно уже знаю, что это обязательно будет. А ты все-таки будь осторожна, хоть страсти в городе и приутихли, но береженого бог бережет. Береги своих друзей и друзей мужа, они еще не один раз тебе помогут. Передай огромное спасибо от моего имени, что так быстро меня пригласили в больницу имени Бурденко. Мои врачи в госпитале очень удивились, узнав, что я скоро отбуду в славный град Москва, даже предлагали сопровождающего врача, но я отказался, сам доеду, не такой уж я больной, хотя чувствую себя погано! Да, и еще не торопи события, твои ребята из Москвы сами лучше знают, когда приедут, помни наш разговор, береги ту вещь, что нашла, но о ней никому ни слова. Пока они приедут и будут разбираться, к тому времени и я подъеду, надеюсь там врачи мне быстрее помогут, все-таки мировые светила!»

Сидя втроем они не знали, что их ожидает через месяц, но слушая, этого молодого, цветущего мужчину, им казалось, что все будет хорошо! Приехал Андрюша сам за рулем, поэтому никто из них даже подумать не смог, что может так все кончится. Стоя около машины, ей вдруг так захотелось обнять Андрея и поцеловать, что она не устояла перед этим, и поцеловав его, она почувствовала запах смерти, который исходил от его тела. Ей показалось, что она видит его в последний раз, сидящим в машине, и улыбающегося ей, и «мороз» пробежал по ее коже, и ей стало холодно в этот июньский день.

Она была права, Андрей Васильевич Соловьев умер 15 июля 1994 года в Москве, в больнице имени Бурденко. Хоронить его в Севастополь привезла жена Наташа, которая до последнего дня была с ним, ухаживала за ним, и не верила до последней минуты, что он умрет! Ему сделали шесть операций, но рак страшная болезнь, она росла и росла, распуская свои щупальца, и сердце не выдержало. Перед смертью, он себя чувствовал хорошо, сам вставал с постели, шутил, веселился, а ночью умер! Страшная беда опять пришла в их дом! А умер он пол восьмого утра и тоже 15 числа, в то же самое время, когда убили Андрея, вот так судьба! Врачи сказали, что надежды не было никакой, очень уж долго «процветала» его болезнь!!! Все повторилось, только через полгода, опять похороны, опять кладбище, опять слезы, опять мама жива, а сына нет на белом свете. Ужас и кошмар наполнил их семью! Все повторилось опять, опять смерть, горе и они остались вдвоем, две вдовы с мамами и с детьми на руках, теперь уж точно у них нет ни одного мужчины, кроме Леонида, курсанта первого курса Училища имени Фрунзе в Санкт-Петербурге, и Костика, которому исполнилось только 8 лет!!! Как они это пережили, это только они знали, но они это пережили, ради детей и ради матерей.

Что дальше? Этот вопрос навязчиво приходил каждый день в ее воспаленный мозг. Она лишилась одной единственной поддержки, и дальше что? Смерть Андрея не укладывалась у нее в голове, она понимала, как трудно сейчас Наташе Лазебниковой-Соловьевой, жене и сестре, за этот год она лишилась сразу двух любимых мужчин, брата и мужа! Столько обрушилось на эту красивую и спокойную женщину, сколько горя и сколько несчастья посетило их дом. Мама, Валентина Борисовна, начала болеть, она иногда узнавала кого-нибудь, а иногда нет. Были какие-то провалы в памяти, и эта маленькая, мужественная женщина по своему переживала смерть сына, а теперь смерть мужа ее дочери.

Развалилась такая большая семья, в которой были счастливы дети, женщины, мужчины. Марина понимала, что рассказать все, что она знает Наташе, она просто не имеет на это никакого права! У Наташи было очень много забот, больная мама на руках, маленький сын, и еще надо было поддержать сына, который учился в Санкт-Петербурге. Марине надо было все решать самой, и друга у нее не было, которому можно было довериться или посоветоваться. Она просто боялась! Боялась огласки, боялась людей, которые жаждут от нее информации, боялась просто за свою жизнь, и поэтому должна держать язык за зубами. Она так решила! Она была уверена только за саму себя, знала, что пока информация только у нее, то все будет хорошо, и она не хотела с ней делиться! Надо было ждать, но сколько, этого никто не знал!

Продолжение