Новости Севастополя

Спросонья она не поняла, что происходит за дверью, но звук, доносящийся оттуда, ей показался очень знакомым, напоминающий скулеж любимца дома далматин А Арчика, поэтому она быстро распахнула дверь и увидела… своего отца, сползающего по двери на пол с закрытыми глазами, и тихо говорившего только одно слово, ее имя «Наташа».

Она стрелой влетела в спальню родителей, громко крикнув: «Мама, что это с папой?» Вздрогнув от ее крика, мама проснулась, и как была в ночной рубашке, рванула к двери, и увидела лежащего около входной двери терявшего сознание мужа. Далматин Арчик преданно сидел около ног хозяина, как бы охраняя его, и через раз слизывал кровь, которая стекала на пол из рта хозяина. Зрелище было страшное и ужасное! «Быстро звони в больницу и соседке!» прошептала мама, шикнув на Арчика, подхватив голову папы и положив ее себе на колени. Все закрутилось и завертелось у нее в голове! «Андрей, Андрюша!» — она позвала его, но ответа не последовало. Не было слышно и его дыхания, ей стало страшно, он умирал у нее на руках.

Наташа, еще совсем ребенок, стояла декабрьским утром около соседского окна и смотря на улицу, присыпанную снегом, думала «Что случилось? Что будет дальше?» Было много вопросов, но она тупо твердила одно только слово «Папа!»

Все было как во сне. Откуда-то приехала скорая помощь, почему-то уехала одна без мамы и папы, потом приехала, какая-то военная машина, которая долго была в их квартире, и увезла одного только папу. А она все стояла и чувствовала страх, который потихоньку вползал в нее через спину. Она почувствовала, что подошла плачущая мама и сзади обняла ее за плечи, прошептав, непонятные слова: «У нас случилось беда! Надо быть сильной! Если ты будешь сильной, то и я смогу осилить беду, которая свалилась на нас. Твой папа убит!»

Это случилось 15 декабря 1993 года и за два месяца до ее пятнадцатилетия!

Глава 1

Ее рождение было долгожданным, она была первым ребенком у двадцатипятилетней мамы Марины и двадцатидевятилетнего папы Андрея. Отец ее, офицер Флота Российского, очень ждал рождение уже любимого ребенка. Довольно самостоятельные родители, знающие что они хотят в жизни, и как строить свою жизнь! Когда она появилась на белый свет, то сразу почувствовала себя любимой и долгожданной дочерью и внучкой. У нее были дедушки, бабушки, мама и папа и как было здорово расти в такой семье. Деды были офицерами Флота Российского, и когда она ходила с ними на парад, то они всегда одевали офицерскую форму. Один дед одевал форму адмирала, а другой подполковника. Она была единственной внучкой, поэтому всеми очень любимая! Бабушки пытались завоевать ее внимание и воспитывали как девочку из Института благородных девиц, так как одна из бабушек росла и воспитывалась в Питере. Другая бабушка прошла всю войну, но до 1949 года еще работала в Берлине, она много знала о жизни. Но самые главные у нее были мама и папа! Они были очень веселые и заводные, у них было много друзей. Росла она спокойным, открытым ребенком, никогда не плакала по пустякам и всегда слушалась старших и взрослых, и не доставляла никому никаких неудобств.

Она росла в отличной семье, где все понимали друг друга, помогали и растили замечательную умную и красивенькую девочку. Окруженная вниманием и любовью и со стороны мамы и папы, дедушек и бабушек, она жила в хрустальном дворце, в котором она являлась принцессой. Но самое интересное, что она не была избалованным ребенком, и принимала дары жизни с удовольствием и с пониманием.

Родилась Севастополе, потом переехала с родителями в Москву, где ее папа Андрей учился в Военно-Морской академии, затем поехала к новому назначению месту службы папы в Североморск, Мурманской области. Обыкновенная судьба офицерской дочери, которая вместе с мамой Мариной следовала по всем местам прохождении службы папы Андрея.

Она себя начала помнить с жития-бытия в городе Североморске, куда они своей маленькой, но дружной семьей приехали и прожили лет десять. В этом северном городе, она начала ходить в детский садик, и поступила в школу. Она была просто счастливым ребенком которому все покупалось, и любимый папочка всегда из своих военных рейдов из-за границы привозил красивые игрушки и модную одежду. Мама Марина всегда прибывала в хорошем расположении духа больше делилась с ней как с подругой, чем воспитывала ее. Ей нравились взаимоотношения с мамой, она всегда ее слушалась, потому что на Севере, кроме мамы не было никого, ни бабушек ни дедушек, да и папа редко бывал дома. Когда папа был дома, то всегда в доме появлялись друзья, и дом наполнялся весельем, которое иногда мешало ей делать уроки. Но она никогда не жаловалась, так как у нее всегда была отдельная комната, где всегда можно было уединиться со своими любимыми куклами, мишками и зайчиками.

Ей все нравилось в жизни родителей, и их отношения и как они ее воспитывали, без крика и наказаний, потому что не за что было ее наказывать и ругать. Училась она и в музыкальной школе, где была хорошей ученицей. Огромные глазище, черные чуть-чуть волнистые волосы, загорелый цвет лица, делали ее красивой девочкой. Ее любили учителя, потому что она всегда слушала все, чему учили.

Жизнь красивой девочки и всеми любимой, делало ее доброй, открытой и спокойной. Ей нравилось приезжать после длинных, северных ночей в Севастополь, где жили ее бабушки и дедушки, и купаться от души в Черном море. Но потом она с удовольствием возвращалась в свой любимый Север, к папе и маме, и дальше продолжалась их жизнь. Как им было здорово втроем! Втроем они катались на санках по вечерам, ездили в кино в Мурманск на своей машине Волга ГАЗ-24, затем обедали в ресторане, летом собирали бруснику, голубику и грибы.

Она всегда гордилась своими родителями. Они были красивой парой! Мама всегда соблюдала диету и следила за своей фигурой, была стройненькая и подтянутая, черноволосая с огромными глазами, очень миловидная. Но главная особенность в ней, это ее изюминка, она постоянно притягивала восхищенные взгляды мужчин и ревностные взгляды женщин. Одевалась она просто великолепно, у нее были хорошие и модные вещи, много золота, и она могла преподнести все так красиво и благородно, что ей могла позавидовать любая женщина. Плюс ко всему она была очень веселой и совсем не капризной, отлично танцевала и хорошо пела. Но самое главное, что она чувствовала, как любит ее муж, и от этого она расцветала еще больше! А папа, этот красивый, высокий, подтянутый мужчина был хорош во всем и всем. Его сердце было открыто для всех, его любовь к людям была откровенна, его преданность родине и чувство долга было пронизано патриотизмом, он был всегда преисполнен чувством долга к своей семье. И самое главное, что он очень любил своих девочек, делал все чтобы они были счастливы!

И когда они появлялась в санаториях, в гостях, просто на улицах было невозможно не оглянуться на эту красивую и уверенную в себе пару, настоящих мужчину и женщину. А она была их дочь, но какая дочь! Она росла и вбирала в себя эту любовь, это чувство открытости, чувство радости, которое присутствовало и у мамы, и у папы.

Папа Андрей рос по своей служебной лестнице, мама Марина по своей, и все им давалось легко и просто. Папа, после окончания Военной академии в Москве, стал в Североморске заместителем командира девизии по политической части, а мама после работы инженером на станции технического обслуживания, перешла на работу в администрацию города, став при этом депутатом городского совета. Наташа в это же время училась в 6 классе Североморской школы. Для нее, и только для нее, родители купили ризеншнауцера, она очень долго просила собаку, и папа всегда был на стороне дочки, поэтому эта покупка была долгожданной, и в доме появился маленький щенок. Наташа очень радовалась этому приобретению, и недовольной маме пришлось согласиться на совместное проживание в одной квартире с маленькой собачкой!

Вскоре папе дали новое назначение и перевод в город Севастополь, там открывалась новая, интересная должность начальника пресс центра Черноморского Флота. А она с мамой осталась еще на полгода в Североморске, чтобы закончить школу, и мама могла бы разобраться с своими служебными делами, и что-то решить с двухкомнатной квартирой. Мама была очень хитренькой и могла проворачивать любые дела, связанные с бизнесом, она никогда и нигде не проигрывала. Очень хваткая женщина и способная на любые поступки, плюс ко всему ничего не боялась, да и что ей бояться за такой сильной спиной, как папина! Дела она провернула хорошо, смогла квартиру военного ведомства поменять на городскую квартиру, получив при этом справку на разрешение получить городскую квартиру в городе Севастополе. Папу очень разозлила эта мамина комбинация, но она сделала с юридической точки зрения все правильно, и поэтому он только пожурил ее.

Еще у нее был небольшой бизнес. Они с подругой открыли школу аэробики, и теперь надо было либо ее закрывать, либо продавать эту школу. Как-то хорошо решился этот вопрос, и мама смогла на эти деньги купить красивый, но дорогой китайский ковер, и выплатить полностью свою лисью шубу, которую взяла в рассрочку. Натка в это время закончила школьный год, мама доработала до определенного количества лет на Севере, и они собрали все вещи и стали ждать папу, для того, чтобы перевезти весь их скарб в город Севастополь. Папа прибыл на несколько дней, собрал всех друзей, и началось великое веселье, после которого они кое-как собрались, все погрузили на военный самолет, начиная с коробок книг и заканчивая машиной Волгой, и полетели в родной город Севастополь, тогда он еще был очень родным!

В родном крае жизнь закрутилась и завертелась, папа устроил ее в английскую школу, мама занялась благоустройством новой квартиры, и жизнь потекла обычным чередом. Все время она удивлялась слаженности действий своих родителей, что у них все и хорошо получается, скандалы были, но быстро проходящие, вопросы всегда решались дома, папа советовался с мамой по любому поводу, а она была всегда его боевой подругой! Друзей было много и они всегда толпой вваливались в их квартиру, и начинался пир горой. К тому времени уже дедушки ушли в мир иной, остались одни бабушки, и ее папа стал единственным, главным мужчиной в их семье, так как остались из мужчин только папа и муж его сестры тоже Андрей. Папа занимал большой пост, работал в команде командующего Черноморским Флотом, помогал семье своей сестры, продвигал по службе ее мужа Андрея, и был ответственен за судьбы и жизни двух семей. Это он мог, его любили и уважали, и он мог помогать людям, независимо от должности и положения.

Глава 2

Все началось в начале 90-х годов. Обстановка в Украине накалялась, из-за политического положения в стране. Наступили горбачевские времена, время демократии, но, ничего хорошего в политике не наблюдалось. Общество было разъединено, не имело единой цели. Правительство лихорадило, шла война кланов. За возможность влиять на политику крымские новоявленные бизнесмены готовы пойти буквально на все! Обстановку накаляли те люди, которые хотели разделить или отделить Украину от
России. Постоянно приезжали в город какие-то люди, которые устраивали митинги и призывали граждан бороться за что-то. То ли за раздел, то ли за совместное проживание двух стран, что они хотели трудно было разобраться. Но было очень страшно смотреть на этих кричащих людей, и что-то требующих, провозглашающих какие-то лозунги. А в Крыму происходило еще больше волнений, так как здесь было смешение кровей. Здесь жили украинцы, русские, татары, евреи, молдоване, армяне, турки, греки и болгары. Многонациональный Крым, в котором хотели поделить землю на русскую и украинскую, а что остальным нациям делать? Делили страну, делили флот, делили города, делили населения на русских и украинцев, делили все, что можно было даже не делить!

Папа всегда предупреждал и просил ее не садиться ни в какие машины, ни с кем не разговаривать и конечно не ходить на эти митинги. После школы одноклассники любили побежать и посмотреть, что делается на площади Нахимова. Но она помня напутствие папы, не ходила на эти митинги, старалась ни с кем не разговаривать на эти ужасно-непонятные темы, после школы спешила домой или к бабушке. Мама иногда разговаривала с папой о безопасности семьи, и папа ее просил не обращать внимание на незнакомых людей, которые пытались с ней разговаривать. Вечерами папа на своей машине забирал маму с работы, и они вместе приезжали домой. Когда папа говорил об осторожности с незнакомыми людьми, то мама всегда смеялась и говорила, что это все ерунда, но папа был очень серьезным.

Как-то она с мамой разговорилась о жизни, ведь ей уже было 13 лет, и вдруг мама серьезно прижала ее к груди, и сказала страшные слова: «Не дай бог, если что-нибудь с тобой случится, я просто не переживу этого, доча, будь очень осторожна на улицах». Этот страх передался и ей, она и так была трусихой, поэтому после школы бежала домой. Мама тоже становилась с каждым днем серьезнее и серьезнее, политическая обстановка в городе накалялась, папа иногда не приходил домой ночевать. Объяснял, что работает в команде командующего Флотом, который не может доверять каждому свою жизнь и жизнь своей семьи.

У папы было оружие, которое он постоянно носил с собой, и когда он ложился спать, то пистолет находился под подушкой, то есть папа был постоянно на чеку. Иногда они с мамой по вечерам шептались на кухне, за чашкой вечернего чая, и когда она появлялась на пороге кухни, они просто замолкали. Было что-то зловещее в этом молчании, не договоренное, застывшее слово или вопрос висел в воздухе, лица родителей были напряженные. Но папа всегда умел разрядить обстановку, хватал ее на руки, сажал к себе на колени и спрашивал, почему этот ребенок еще не спит? За ней обязательно тащился их любимец — далматинец Арчик, который всегда скулил, если на него не обращали внимание, поэтому в кухне начиналась веселая возня. Мама отбегала к плите, потому что и Арчик и Натка пытались первыми взобраться на папу, но всегда побеждал Арчик, так как у него было четыре лапы, а у Натки только две. Он признавал ее как своего друга или сестру, но никак не хозяйку, хозяйка была лишь только мама Марина. Только она могла прикрикнуть на него, и он послушно, вздыхая на каждом шагу, шлепал в свой спальный угол. В конце концов папа усаживал на свои колени полуспящею дочку, и они с мамой шепотом продолжали свой серьезный разговор. Она сначала слышала, что они говорили, т о есть обрывки слов, но быстро засыпала, так как ей было очень спокойно на коленях любимого папочки. Утром, просыпаясь в своей кровати, от громкого голоса папы, Наташа понимала, что наступило утро, и надо вставать и начинать новый рабочий день. Так было всегда и так хотелось, чтобы было всегда, но жизнь расставляет свои точки и запятые.

Глава 3

И вот наступило это страшное утро, которое потрясло весь их город! До сих пор она не понимает, как пережила эту беду, обрушившуюся на их семью. Все смешалось в ее голове, что, как зачем, почему, только одна мысль постоянно билась в ее висках: «Нет папы, больше его никогда не будет!» Она отгоняла эту непонятную ей мысль, но она опять всматривалась своими огромными глазищами в это вдруг постаревшее лицо, но с бешеным огоньком в глазах, как бы спрашивая ее: «Что случилось? Что будет? Я ничего не понимаю!» Ведь ей только 14 лет, и как же жить дальше с такой страшной мыслью, что ее папочки больше нет! Других мыслей в ее голове не было.

С каждой секундой страх глубоко забирался к ней в душу, и чувствовал себя там очень неплохо, зато с каждой секундой, ей становилось еще страшнее и страшнее! Что будет?!?!

Какой-то ужас происходил в их доме. Приехала, вызванная соседями скорая помощь, которая делала папе искусственное дыхание в их прихожей, а в это время мама металась в гостиной в одном халате и молилась, молилась за то, чтобы папа пришел в сознание. Но, он не приходил, в гробовом молчании врач скорой помощи зашел в гостиную, и обычным голосом, сказал, что папа УМЕР, но забирать они его не будут, так как вызвали бригаду из прокуратуру, и когда те приедут, то они расскажут в чем дело и почему так все внезапно случилось. Молча, собрав все свои инструменты, они ушли, оставив маму одну с папой. Вытерев слезы, стиснув зубы, запахнув мокрый халат от папиной крови, мама вышла в прихожую, и как она не сошла с ума это непонятно, увидев, лежащего папу, с раскинутыми руками.

Папа по утрам гуляя с Арчиком, любил одевать камуфляжную военную форму, и сейчас поперек большой прихожей лежал в военной форме огромный и красивый мужчина, без признаков жизни, а лет ему было только 43 года! Где мама взяла столько сил, чтобы не упасть в обморок, но она молча склонилась над папой, поцеловала его в закрытые глаза и в крепко сомкнутые губы, приложила его большую руку к своей мокрой щеке, и в шоке закрыла на минутку глаза. Перед глазами, за какой-то миг промелькнула вся ее молодая жизнь с этим уже не ее мужем, с начала знакомства и до вчерашнего вечера. Но вздрогнув, она начала быстро осматривать его. И она увидела! Увидела эту маленькую дырочку в районе плеча, ближе к шеи, оставленную огнестрельным оружием, и на минуту ей стало ужасно и страшно, но не от того, что случилось, а от того, что сейчас начнется. Быстрым движением, она осторожно сняла с его большой и ласковой руки, ее любимой руки, дорогие часы, и взгляд ее натолкнулся на золотую цепочку, которая была одета на его шее. Мама обняла на последок и навсегда своего мужа и осторожно, чтобы не было ему больно, так она считала, расстегнула этот сложный замок цепочки, и положила обратно голову на линолеум, при этом подумав, наверное его голове сейчас очень холодно. Все это она делала автоматически, шепча ему нежные слова, как бы разговаривая с ним, но слова были одни и те же: «На кого же ты меня оставил?» Она понимала, что на этот вопрос никогда не будет ответа, но постоянно повторяла его, как заводная кукла. Провела рукой по всей длине его ладного, физически красиво сложенного тела, вздрогнув, вернулась в действительность. Мозг работал вместо нее, она поняла, что надо что-то делать, вскочив, побежала к шкафу, достав из него черную юбку и черный свитер, ей стало холодно, зубы стучали друг о друга, внутри все стучало, дергалось, обрывалось, становилось то холодно, то горячо, знобило, как будто у нее поднялась высокая температура. Все время про себя она твердила: «Будь сильной, будь сильной, надо мне выдержат все это!» А душа в это время кричала:» Как я буду жить без него, что я буду делать без него!»

Ужас сковывал ее, и поэтому она повторяла одно и то же движение несколько раз, и опять первый сработал разум: «Надо позвонить маме, надо ей сказать, но очень осторожно, чтобы не испугать!» Появилось дело, которое она должна или просто обязана сделать, позвонить маме, и чтобы она скорее пришла, потому что она не выдержит этого напряжения, голова просто раскалывалась, ее уже трясло как в лихорадке. Одна, уже совсем одна, в этой трехкомнатной квартире, она направилась опять в прихожую, где лежал ее муж, подошла к телефону, глянув на мужа с какой-то надеждой, а вдруг это ей приснилось, и все будет хорошо, и набрала знакомый номер.

Это был утро, ранее утро, но ее мама Лариса Семеновна, ответила бодрым голосом:»Алло!» Мама, проглотив ком в горле, сказала тихим голосом:» Мамочка, пожалуйста, приди ко мне прямо сейчас, у меня случилось несчастье!» Глотнув опять ком, она поняла, что еще минута и она просто разрыдается, поэтому сжав руку в кулак и заставив себя спокойным, но тихим голосом повторила то же самое. Лариса Семеновна ее переспросила:» Ну, что у тебя там случилось, я только встала, сейчас приму душ, позавтракаю и приду.» И тут она услышала всхлипы, нет это были не всхлипы, то был отчаянный плач ее старшей дочери: »Мамочка, пожалуйста, приди сейчас, случилось непоправимое, наверное Андрея убили!» На том конце провода ей сказал самый близкий человек на земле:»Доченька, сейчас буду, не волнуйся!» Она обернулась к лежащему мужа, сказала вслух ему: »Сейчас приедет твоя любимая теща!» И горько заплакала, вдруг почувствовав свое уже пришедшее одиночество. Но мозг работал расчетливо, что надо сделать еще один звонок, до приезда следственной группы. Надо позвонить Наташе Соловьевой, сестре Андрея, она еще дома, еще не ушла на работу. Набрав привычный номер, она услышала знакомый, веселый Наташин голос:»Алло, я слушаю!» «Наташа, это я, Марина, у нас случилось беда, убили Андрея!» Не поняв или не расслышав, Наташа переспросила:» Что ты сказала, я ничего не поняла, кого убили?» Опять мама, проглотив ком рыдания, сказала потухшим, уставшим голосом: «Наташа, какой-то кошмар произошел сегодня утром, убили Андрея, была уже скорая помощь, но отказалась его забирать, сейчас жду следственную группу, потому что он умер не сам. Пока я ничего не знаю и не понимаю, Андрей пока в доме. Должен приехать водитель Слава, я его пошлю к Вам, надо как-то сказать маме- Валентине Борисовне! Это ужасно!» Наташа слушала и молчала, и мгновенно молчание наполнило весь мир, оно было и здесь и на том конце провода, оно было везде, во всем мире. Но вдруг пришел ответ, ужасно сдавленным голосом: «Если это правда, то я должна подготовить маму, она не переживет этого!» И заплакала, всхлипывая, говоря при этом:» Как это случилось?» «Случилось в подъезде, мне кажется, что он не выходил из дома, но после выстрела он еще дошел до четвертого этажа, больше ничего не знаю!» Тут кто-то позвонил в дверь, и мама оборвав телефонный разговор, стала открывать дверь, и в нее вошло много незнакомых людей, с чемоданчиками, в военной форме и в белых халатах. Одна только мысль мелькнуло в голове у мамы, сейчас заберут моего Андрюшеньку, и больше никогда, ужасно, никогда, я его больше не увижу! И еще она поняла, что черная черта прошла по ее жизни, разделив ту жизнь, где она была любимой женой, другом, просто Маришкой, и эту жизнь, в которой появилась другая женщина, в которой она стала Мариной.

Ее попросили уйти куда-нибудь, и она ушла на кухню со следователем, отвечать на его каверзные и непонятные ей вопросы. Что происходило в прихожей она не знала, потому что ее засыпал вопросами следователь. Выпив, стакан воды и сдерживая рыдания, она пыталась вспомнить как наступило это утро, и что происходило этим утром. Наступил день 15 декабря 1993 год.

Положив на носилки уже тело Андрюши, она увидела как закрыли белой простыней его лицо, и на секунду, закрыв глаза, она поняла, что кошмар в ее жизни начался, и она одна с этой ужасной новостью. Вдруг ворвалась Лариса Семеновна, с криком «Марина, что случилось, почему Андрея унесли на носилках и с закрытым лицом? Он, что УМЕР?» Она произнесла слово «умер» как будто не своим голосом, но видя лицо своей дочери, поняла, что это все правда! Андрея нет, он УМЕР! Обняв, плачущую дочь, она не знала, что ей говорить, так как сама не могла поверить в эту ужасную новость, которая ворвалась в их дом!

Глава 4

Дом начал наполняться близкими друзьями, их было очень много, все не понимали в чем дело, и не верили в эту ужасную смерть. Но уже все знали, что это была не просто смерть, это было убийство Лазебникова Андрея – начальника пресс-центра Черноморского Флота. Эта новость распространялась быстро и мгновенно по городу, и люди ужаснулись этой новостью, некоторые не верили, некоторые пытались проверить эту информацию через знакомых в милиции. Севастополь замер! Это было второе убийство за полгода в Севастополе, которое потрясло весь город!

СПРАВКА:

Лазебников Андрей Леонидович. Родился 15 сентября 1950 года в Севастополе.

Прописан в городе Севастополя по ул. Николая Музыки дом 50 кв. 21

Мать – Лазебникова Валентина Борисовна, россиянка, проживает в Севастополе.

Отец – Лазебников Леонид Михайлович, еврей. Умер в 1990 г.

Жена – Лазебникова Марина Николаевна / девичья Зиббини/ Родилась 30 сентября 1954года, уроженка города Санкт-Петербурга.

Чета Лазебниковых имеет дочь Наташу, родившуюся 18 февраля 1979 года.

А. Лазебников закончил Нахимовское высшее военное училище, затем продолжил учебу в Москве, в Военно-политической академии, после выпуска служил на Северном Флоте, начиная службу с политработника и закончил службу зам. командира по политической части дивизии в городе Североморске.

Последнее место работы – начальник пресс-центра Черноморского Флота, под руководством командующего Черноморским Флотом Кисатонова Ю.В.

Мама сидела на кухне с отрешенным видом, когда водитель папиной машины Слава привез сестру папы Наташу. Плача, эти две молодые женщины обнялись и Наташа-папина сестра, сказала, что она все знает, так как ей по дороге рассказал Слава. Невозможно было описать горе этих двух женщин, они не понимали, что происходит, они просто плакали от нахлынувшего на них несчастье. Несколько раз вызывали для Марины скорую помощь, потому что она не могла сдерживать слезы и рыдания, ей становилось очень плохо и врачи пытались ей помочь. Бабушка, мамина мама все время была при маме и каждый раз когда маме становилось плохо, она держала в руке приготовленный бутылек лекарства. В доме пахло горем и страданием!

Последнее время папа часто выступал на всевозможных митингах, общался со многими людьми, представителями властей русских, и украинских, имел доступ во все организации, занимался встречами с иностранными гражданами, которые приезжали из других стран, и хотели сами наблюдать за обстановкой в Украине. Происходило что-то ужасное, все делилось и флот, и земля и даже зоны отдыха! Южный берег Крыма – самые главные курорты в СССР, сейчас стали территориально принадлежать Украине, а закона о земле еще не приняли, и неизвестно когда примут, но столкновения с гражданами России уже начались.

Но самое главное был Флот – непоколебимый русский флот, который охранял южные берега Союза, и который хотели делить две державы, но как это будет происходить никто не знал. Папа – Андрей Леонидович всегда был в центре событий, и вся информация стекалась в его пресс-центр, где проводились собрания и встречи, и даже сам главнокомандующий флотом частенько приходил сюда на совещания. Андрея Леонидовича очень ценили и любили, так как он всегда принимал решения самостоятельно, правильно отдавал отчет в своих делах и решениях, и всегда мог дать правильный и толковый совет. Конечно, он сумел соединить в себе знание и опыт, так как после Нахимовского училища продолжал учиться в Военно-политической Академии в Москве, а затем начал служить в Североморске, где начал свою службу с политработника на корабле, а закончил зам. командира по полит части дивизии. Это была самая большая дивизия на Северном флоте, а так как он всегда мог себя проявить хорошим специалистом в области политики, то ни одна полит конференция или съезд не проходил без его участия. Это все замечалось командованием, его знания, его умения общаться с людьми разного ранга и положения, а главное, что он всегда излучал энергию, и мог доказать свою правоту во всех вопросах, не сильно ударяясь в споры. Эти качества очень ценились и папа сам об этом знал, но никогда он ими не пользовался для удовлетворения своих потребностей, то есть был чист перед Флотом и Отчизной, которую всегда защищал на рубежах огромной России.

У него было много друзей и много учеников в Североморске, которые в дальнейшем не раз помогали его семье. Всегда в их дом приходили его ученики, с которыми он общался не как наставленник, а как отец, и хотя Наташа была очень маленькая, но все-таки понимала, как любили и уважали ее отца. Мама никогда не препятствовала этим встречам, а наоборот всегда накрывала «поляну», как любил говорить папа и уходила в другую комнату, оставляя их наедине. Так как комнат у них на Севере было две, то она приходила в ее детскую и начинала с ней разговаривать на любые интересующие их темы.

Еще в те детские годы она была для своей матери не только дочка, но и подружка, что это ей очень льстило и нравилось. Иногда у мамы были мысли вслух, и она слышала, как ее мама Марина, переживала за начинавшуюся обстановку в стране. А начинались горбачевские времена, это конец 80-х и начало 90-х годов, в стране творилось что-то невообразимое, в связи с этой демократией. Часто Наташа слышала споры между мамой и папой о политике, о будущем нашей страны, и папа все время доказывал маме, что мы сейчас «болеем», но пройдет время и выздоровеем, на что мама громко и отчетливо отвечала, что после такой болезни можно и «умереть»! Папа, смеясь и обнимая маму, пытался ей доказать, что так не произойдет, на что мама отвечала ему: « ну, если ты это обещаешь, то так оно и будет», но при этом выражение ее лица говорило совсем о другом. Ее родители переживали, но не за свое будущее, да и даже не за ее, а за будущее страны, они были патриотами своей страны. Мама была депутатом Североморского горсовета и после каждого заседания приходила домой мрачнее тучи, и они с папой закрывались в комнате, обсуждали свои повседневные дела. А дела в стране были не очень-то хороши, не хочется описывать состояние дел в стране, но надвигался кризис и безработица, страшный бандитизм окутывал всю страну, новые слова «гоблены» и «мафия» уже говорились не только на улицах, но и звучали и в новостях по телевизору и радио. Было очень неспокойно, тревожно как-будто какая-то черная туча надвигалась на их народ. И в этот момент мама и папа решили, что надо двигаться поближе к родным местам, потому что десять лет проведенные на Севере давали о себе уже знать, да и их родители старели.

И вот было так здорово, что папе предложили перевод по службе из Североморска в Севастополь, и они так этому радовались, еще не зная какое несчастье вскоре обрушится на их семью!

Продолжение