Новости Севастополя

Севастополь /Новости, 28 июля 2016/. Алла Амелина, депутат Госдумы РФ первого созыва, журналист, сопредседатель историографического сообщества «Политика на сломе эпох»:

Конституционный закон «О референдуме» был внесен в Госдуму РФ 1 ноября 1994 года. Всего через полгода после того, как главой государства был представлен на рассмотрение депутатов закон «Об основных гарантиях избирательных прав граждан РФ». На первый взгляд, эти два законопроекта тесно связаны как содержательно (плебисцит, волеизъявление народа), так и процессуально – на нескольких пленарных заседаниях они рассматривались одновременно. Однако судьба у них была разная: за законопроект «Об основных гарантиях…» депутаты готовы были перегрызть друг другу глотки, а проект закона «О референдуме» не вызывал столь бурных эмоций, хотя без баталий не обошлось.

Итак, после внесения Президентом РФ проекта закона, «О референдуме», в Госдуме тут же появился аналогичный законопроект, но от фракции «Яблоко». Как и в случае с законом «Об основных гарантиях…», эта партия, исходя из популистских соображений, пыталась вписать себя в историю законотворчества. Но депутаты,  наученные опытом полугодичной давности, как и в прошлый раз, отклонили проект «Яблока». В результате рассматривался только проект Ельцина.

В первом чтении, которое состоялось 23 ноября 1994 года, депутаты пытались внести в него некоторые поправки, но, как мы уже писали, регламент Госдумы такого не предусматривает, так как закон в первом чтении принимается рамочно, как концепция. Поэтому, недобрав всего 18 голосов, он был отклонен нижней палатой парламента.

Как и в истории с законопроектом «Об основных гарантиях…», была назначена согласительная комиссия, которая «допиливала» проект документа для первого чтения. Поясним, в чем же заключались главные противоречия. Их, к слову, было всего два. Во-первых, депутаты хотели сократить количество инициаторов всенародного голосования. Во-вторых, народных избранников заботило, чтобы никто из инициаторов не ставил вопрос о сокращении или продлении сроков полномочий выборных органов власти. В первую очередь, конечно же, депутатов (особенно «красно-коричневого» толка) заботили воспоминания о событиях октября 1993 года. Во вторую очередь, они откровенно опасались продления президентских полномочий, хотя к этому не было никаких предпосылок.

Очередное первое чтение этого законопроекта прошло через месяц – 22 декабря 1994 года. За прошедший месяц согласительная комиссия «утрясла» немногочисленные противоречия и представила его на голосование. «За» проект закона проголосовали почти все депутаты, в том числе, что удивительно, даже фракция «Яблоко».

Второе чтение прошло 19 мая 1995 года. Как мы знаем, это то время, когда в документ вносятся основные поправки и разрешаются противоречия. Но, поскольку согласительная комиссия очень тщательно проработала проект к первому чтению, а также потому, что он не играл столь важной роли для депутатов, прения по поправкам свелись к минимуму. Главная загвоздка в этот раз состояла в том, чтобы на референдум не ставились вопросы о сокращении или продлении полномочий выборных органов. Как написано выше, это был вопрос, волнующий, в основном, «красно-коричневых» депутатов. И смысл их беспокойства, конечно же, состоял в том, чтобы не были продлены полномочия главы государства Бориса Ельцина. Предпосылок к этому не было и быть не могло, а эти депутаты ориентировались на заявления некоторых СМИ, а также прокоммунистических аналитиков. Но теперь фракция КПРФ решила даже изменить свою позицию – не исключить эту норму из будущего закона, а оставить ее (!!!). Как мы можем понять, депутаты-коммунисты надеялись на очередное обострение политической ситуации, в котором они будут иметь моральное право заявить о том, что президент желает продления полномочий и сказать: «Ну, мы же говорили, предупреждали!».

В частности, представитель КПРФ Анатолий Лукьянов в своем выступлении сказал следующее: «По поручению фракции я просил бы разъяснить нам один вопрос. Речь идет о том, что фракция считает, что не надо исключать из проекта ранее включавшуюся туда статью о том, что на референдум не может ставиться вопрос о продлении полномочий или изменении полномочий выборных органов, включая Президента. Я хочу объяснить это тем, что вполне возможна, как об этом пишут сейчас газеты, попытка поставить на референдум вопрос о продлении полномочий Президента до 2000 года. С нашей точки зрения, такой порядок и такой вопрос должны быть решены в законе, который поставит все точки над «i» и установит, что на референдум не могут выноситься вопросы о сокращении или продлении полномочий».

На что представлявший будущий закон депутат Сергей Зенкин парировал вполне достойно: «В связи с тем, что задан такой вопрос и была просьба разъяснить, я должен сообщить, что эта проблема ставилась постоянно в ходе работы над законопроектом. Но на заключительном заседании Комитета по законодательству и судебно-правовой реформе по предложению уважаемых членов комитета, входящих во фракцию Коммунистической партии РФ, эта формула – формула о досрочном прекращении или продлении срока полномочий, или об отсрочке выборов — все же была изъята из законопроектов.

То есть, я так понимаю, что на сей день позиция фракции изменилась. Этим, вероятно, объясняется данный вопрос. Но я хотел бы сказать, что комитет без каких-либо возражений пришел к данному выводу, увязав этот подход, это решение и с решением проблемы по другому вопросу, Анатолий Иванович, вам хорошо известному. Поэтому, инициируя данную постановку, мы рискуем столкнуться с другими проблемами. Кроме того, я хотел бы сказать, адресуясь и к вам, со всем моим уважением, и ко всем другим депутатам: конечно, политик может вынести себя на суд народа, но ведь народ-то решит по заслугам. Поэтому…». Что именно «поэтому» – останется втайне, так как выступающего резко прервал спикер нижней палаты парламента Иван Рыбкин (Аграрная партия, подконтрольная КПРФ), назначив голосование.

Еще одна дискуссионная поправка принадлежала фракции «Выбор России». Депутаты этой фракции предлагали расширить круг инициаторов референдума. Эта поправка была спорна не только в широком кругу депутатов, но и в самой фракции. Как бы то ни было, во втором чтении проект закона был провален.

Очередное второе чтение было назначено на 21 июня 1995 года. К этому времени фракция «Выбор России» пришла к выводу, что расширение круга инициаторов референдума приведет к волне народных волеизъявлений, что плохо скажется как на политической ситуации, так и на экономической – организация референдума довольно затратна для государства. На заседании глава фракции Егор Гайдар так и сказал: «Уважаемые коллеги! Фракция не настаивает на этой поправке». Результат – закон «О референдуме» принят во втором, а затем и третьем чтениях.

В последующем судьба двух законов «Об избирательных правах…» и «О референдуме», во многом схожих, свела их еще ближе. В 1997 году вторая Госдума РФ доработала эти два документа и объединила их в один закон – закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ».

Но в новом тысячелетии судьба  вновь «развела» эти два закона. В 2004 году, в Госдуме четвертого созыва, менее чем за месяц был принят новый закон «О референдуме», инициированный президентом РФ. Безо всяких «страстей»: 19 мая внесен, 11 июня принят.