Новости Севастополя

Предыдущие главы

Глава 21

Долго размышляя над предложением Молчанова сделать звонок в Москву, Марина наконец-то решилась сделать его из переговорного пункта, который находился рядом с ее домом. Вечером, как всегда, в их доме было тихо и можно сказать спокойно, Наташа делала уроки, готовясь к школе, Арчик понуро ходил по комнатам, своим видом напоминая хозяйке о будущей прогулке. Но на душе у нее не было спокойно, она все взвешивала «за» и «против», чем для нее и для ее семьи может обернуться это звонок, и поможет ли он, и как его начать, и как просить: требовательно, или как слабая женщина, которая не очень-то умна? Советоваться было не с кем, маму она не хотела просвещать в эти тонкости, надо было рассказать все сначала об их знакомстве, а ей не хотелось это делать! У нее было много близких подруг, но доверять такую информацию она не могла, вспомнив под какой удар она поставила свою подругу Ирину, которая больше всех пострадала в автомобильной катастрофе. Сестра была далеко, жила в Николаеве, да и мала она еще для таких откровений. Все надо решать самой и желательно быстро, если «да», то «да», если «нет», то «нет»! Прислушиваясь к своей интуиции, она быстро одела кожаное пальто, крикнув дочери с коридора, что скоро придет, погрозила Арчику пальцем, чтобы он не скулил, открыв дверь выскочила в коридор, думая на ходу, в какой последовательности будет вести разговор.

В переговорном пункте почти никого не было, поэтому ей сразу же назвали номер кабинки, в которой она должна была вести разговор. После несколько гудков, она услышала знакомый голос: «Слушаю!» Марина заулыбалась самой себе, чтобы придать своему голосу веселый тон: « Добрый вечер, Миша! Беспокоит легендарный город Севастополь в лице Марины Николаевны, если вы еще не забыли такую?!» Раздался приятный смех и он заговорил с заметным московским акцентом: « Добрый, добрый, да как же можно забыть, этого строгого администратора ресторана Кондратевского, Марину Николаевну? Очень рад слышать ваш голос и чувствую, что настроение неплохое, вот это здорово. Мне всегда нравились веселые ,оптимистичные женщины, а ваш голосок говорит об этом. Правда, знаю, что оптимизма в вашей ситуации не очень-то много, но держитесь. Молодцом!!!»

И вдруг тон его голоса стал очень жестким и на удивление суровым: « Так чем, Марина Николаевна, я вам обязан? Чем могу помочь?» Марина сразу поняла, что надо говорить четко и ясно без всяких волнительных ноток, и быть предельно честной с этим человеком: « Ситуация сложная. Прошу поддержки и помощи, так как не уверена, что будет дальше. Приехала команда из Москвы, под руководством Молчанова Сергея, который имеет бумагу иметь доступ к делу, связанного с убийством Лазебникова Андрея. Они уже начали работать, всего лишь второй день работают, но, вчера вечером гуляя с собакой я встретилась с нашим общим знакомым Лешой, который мне подобно обрисовал обрисовал ситуацию, возникшую в их мире. А ситуация такова, пошел разговор, о том что я не хочу жить тихо в этом городе, и поэтому надо либо меня либо мою маму или дочку припугнуть жить спокойно, без всяких московских гостей. Конечно, я боюсь, очень боюсь за своих родных, и не знаю, что мне делать? Молчанов успокоил меня, обещая помочь в решении этих вопросов, но ты сам понимаешь, как я им доверяю, и вообще могу ли полностью довериться нашим государственным структурам, которые все делают для того, чтобы закрыть это дело, и скорее поместить его в архив, и забыть об этом убийстве. Поэтому и звоню тебе, так как больше посоветоваться не с кем, да и не хочется, не доверяю я никому! Все мои друзья подвластны государственным структурам и что-то их просить делать – это значит ставить под удар их и их семьи, а делать мне этого не хочется!»

Пауза затянулась, и в трубку задышали так, что она отчетливо слышала каждый вздох и выдох: « Да, возвращается все на круги свои, не могут успокоиться! И что же такое знал твой муж, что они даже мертвого его боятся? И статью никакую подвести не могут, нет никаких доказательств! Козлы!!!» Промолчав, добавил уже более спокойно: « Так, не бойся, помогу! Разведем совместно твою ситуацию. А ты, барышня боевая, да и Бог на твоей стороне или ангел-хранитель влюблен в тебя до сих пор, ишь как помогает! А может, ну все это к черту, приезжай в Москву! Здесь легче будет жить, да и устроим тебя неплохо, ты говорила, что и знакомств у тебя полно….. чего цепляешься за Севастополь, мало гадостей получила, а теперь жить надо оглядываясь? Здесь крыша попрочнее будет? А? Какие мысли по этому поводу?» Марина, засмеялась в трубку, скороговоркой ответила: « Да, нет уж лучше в Питер, я же родилась там, да и больше его люблю, а что ваша купеческая Москва, как любила пыль в глаза пускать так и пускает, а Питер более интеллигентный, более по моему духу! А вообще разговор по поводу переезда преждевременный. В этой жизни мне надо думать не только о себе, но и о своей дочери, она только вошла в колею, а тут опять в путь-дорогу, нет сейчас не поеду, вот после того, как она закончит школ, можно подумать! А насчет помощи нашего спокойствия, то это более существеннее для меня, и почему-то вашему слову я верю больше чем кому-либо, спасибо за спокойствие. Значит, команду можно не отсылать в Москву, или угроза все равно будет, если они останутся в Севастополе. Или ты мне завтра сообщишь по телефону о результатах?» Теперь засмеялся Миша: « Да, узнаю Марину Николаевну, любишь брать быка за рога! Либо «да», либо «нет»! Лады, до завтра, вечером в тоже время звони мне, или я тебе, как скажешь, хотя ты сейчас звонишь не из дома, мой определитель не высветил твой номер телефона, значит звонишь ты, а не я, так как думаю, что твой телефон с прослушки не сняли! Ну, до завтра, ресторану привет, может быть прибудем всей честной компанией на Новый год, примешь?» « Конечно, приму и с большим удовольствием, приезжайте! До завтра, в это же время!» Выдохнув в трубку, услышав гудки, Марина улыбнулась своему отражению в стекле, довольная и более спокойная чем до беседы, вышла из кабинки, направившись к кассе оплатить счет.

Пока она дошла до дома настроение стало еще лучше, но подумав, решила, что и завтра возьмет отгул на работе. Отвезет дочку в школу, потом встретится в холле гостиницы с Молчановым, а потом если останется время забежит в маме, и опять вернется в школу за дочей. Дома было спокойно, но когда она открыла дверь, то увидела смешную картинку. Арчик лежал в своем углу, честно заработанном и отвоеванном месте от хозяев дома, и лапой придерживал тетрадку, которую Наташка пыталась вытащить. Она делала это медленно и верно, но Арчик был на страже, каждый раз пытался куснуть ее за руку. Увидев Марину, он бросил эту затею и рванулся к хозяйке, в надежде, что скоро с ним пойдут гулять. Наташа с облегчением сказала: « Ой, мама, как хорошо, что ты пришла, а то этот обормот забрал у меня тетрадку с сочинением, пока я ходила на кухню, и теперь не хотел отдавать, как «Кащей Бессмертный над златом чахнет». Марина одной рукой обняла дочу, а другой обхватила шею Арчика, который тоже просил ласки, и улыбнувшись сказала: « Ну, не надо ссорится, я ведь вас очень люблю, правда, Арчик, я Наташу больше люблю чем тебя, но ты же собака должна это понимать!» Арчик, услышав это, обидевшись ушел на свое место, а Марина с Наташей пошли на кухню пить чай. Это был вечерний чай, к которому их приучил Андрей, и вот уже полгода как его не было с ними, но традиция жила и будет жить, это они решили сами и навсегда!

Утром она проснулась от звонка, но сразу не поняла от какого: то ли в дверь, то ли по телефону. Но, схватив телефон она услышала взволнованный голос мамы: « Дочка, быстрей включай телевизор, там про тебя говорят! Через час опять будут новости, повторят, но сейчас беги к телевизору, может быть успеешь.» Быстро включив телевизор, Марина услышала последнюю фразу ведущей Первого канала: « Мы надеемся, что это не произойдет и спокойствие семьи погибшего офицера Черноморского Флота Лазебникова Андрея будет защищена двумя государствами!» Она сидела, уставившись в телевизор, и понимала, что теперь ей не грозит опасность, теперь ОНИ побоятся что-нибудь сделать с ее семьей, значит она вовремя узнала информацию, а ее друзья нашли возможность защитить ее!» Она опять перезвонила маме, и уже подробнее решила узнать, о чем говорили по телевизору?

Мама вставала в шесть утра и сразу включала своего дружка, так она называла телевизор и слушала все новости. Этим утром, включив телевизор, она пошла на кухню ставить чайник, но вдруг на пол пути опять вернулась в комнату, села слушать новости.

Говорили об экономике и всякие новости по всему миру, и вдруг голос диктора Первого канала сообщил, что в Севастополь направлена команда, которая поможет расследовать местным органам убийство офицера Черноморского Флота Лазебникова Андрея Леонидовича. Российская розыскная команда будет работать вместе с прокуратурой города Севастополя до тех пор пока не представят полный отчет по расследованию убийства офицера Черноморского Флота. Ходатайствовал и подал прошения о помощи в расследования командующий Черноморским Флотом Кисатонов В.В. вместе с группой офицеров, а также командующий Северным Флотом, который лично был знаком с погибшим офицером. Надеемся, что больше не повторится таких убийств ни в России, ни в Украине. Спокойствие в семье погибшего офицера не будет больше нарушаться, и надеемся, что в скором будущем мы узнаем имена настоящих убийц офицера.

В это утро много звонков нарушило покой их обитателей, звонило много друзей, которые поддерживали и радовались в душе, что скоро сможем узнать, как это произошло. Марина была очень взволнованная в это утро, понимая, что хоть какая-то защита есть у нее, да не хоть какая-то, а большая – защита двух государств! Быстро собравшись и сев за руль своей любимой машины, она отвезла дочь в школу, а сама поехала в гостиницу «Севастополь» на встречу с Молчановым.

Он уже ждал, и многозначительно улыбался ей, входящей в холл гостиницы. Запыхавшись, она успела проговорить на одном дыхании: « Сергей, огромное спасибо! Обязана Вам всем, что вы делаете для меня, для спокойствия моей семьи, я все слышала по телевизору! Теперь можно спокойно не только дышать, но и жить! Еще раз, огромное спасибо!» Молчанов, улыбнувшись в ответ, ответил: « Доброе утро, Марина Николаевна, я рад, что у вас утром такое хорошее настроение! Мы сделали все, что смогли, и еще раз подтверждается, что мир не без добрых людей, а тем более у вас, и у вашей семьи очень много хороших друзей. Ваш погибший муж оставил вам хорошее наследство! А теперь к делу. Расскажите мне, об отношениях вашего мужа и Сергея Михайловича Кондратевского-Шурыги. Если можно, то с самого начала……

Глава 22

Марина немного подумала, вспомнив последние дни, прожитые с мужем, и начала рассказывать: « У нас была дружная семья, и мы всегда все решали вместе. И когда Андрей получил новое назначение в Севастополь, то мы очень обрадовались, но решили, что первым поедет в Севастополь Андрей, а потом мы с дочкой подьедем. Дочке надо было закончить учебный год в школе, мне дотянуть последний год работы. Андрею за это время получить в Севастополе квартиру. Так мы распланировали. Андрей входил в курс новой должности – начальника пресс-центра Черноморского Флота, это происходило в начале 1991 года.

В это время Сергей Михайлович Шурига являлся одним из крупных бизнесменов нашего города. Его знали и в главе администрации, и в области о нем говорили, как о бизнесмене, который занимается благотворительностью. В то время было модно проводить встречи, которые заканчивались банкетами, и на одной такой встрече Андрей познакомился с Сергеем Михайловичем. Возможности у него были большие, да и деньгами он ворочал немалыми. В своем Торговом Доме на улице Ленина, он проводил банкеты, на которые приглашал всех знаменитостей города, начиная от главы города и его кабинета и заканчивая представителями криминального мира. Тогда это было в почете, слияние государственной власти и криминального мира только начиналось.

Несколько раз командующий Черноморским Флотом проводил свои приемы, на которые приглашал и Кондратевского. Там Сергей Михайлович знакомился с офицерами Флота Российского. На эти приемы приезжал сам президент Крыма, а также представители различных партий Украины. Эти встречи были интересны как и для города, так и для Флота. Севастополь – портовый город и «город русских моряков», всегда являлся «лакомым кусочком» как для Украины, так и для России. А тут еще и Крым собирался отделиться, а территориально город Севастополь относился к Крыму, а по экономической части его обслуживала Россия.

Андрей всегда пользовался большим доверием у командующего Флотом, и поэтому нередко был на этих банкетах представителем командующего. Это все знали и понимали, что любую информацию начальник пресс-центра Черноморского Флота донесет до командующего. Хотя Сергей Михайлович был намного моложе Лазебникова Андрея, но они нашли общий язык, я думаю, один имел большой опыт на поприще политики, другой на поприще бизнеса.

Потом приехала я, и конечно же попала на работу в Торговым Дом Кондратевских, так как в то время «правой рукой» Сергея Михайловича была школьная подруга моего мужа, Галина. Я работала в туристическом отделе, и конечно же впоследствии Сергей Михайлович узнал, что у него работает жена Лазебникова.

Потом Торговый Дом Кондратевских совместно с Флотом проводил шоу «Звездный прибой» для жителей города. В этом шоу участвовали все звезды Российской эстрады, и оно проводилось на деньги Торгового Дома, при участии Флота. Флот занимался обеспечением, так как сама сцена шоу делалась на Черном море, и для этого были необходимы не только городские силы, но и силы Флота. После этого шоу Андрей неоднократно был на приеме у Сергея Михайловича Шуриги, который в то время «купил» себе новый титул и новую фамилию Кондратевский.

Надвигались выборы. Кондратевский хотел, чтобы эту работу возглавил Лазебников Андрей, так как у него большой опыт на этом поприще. Андрей работал у командующего в предвыборной кампании, поэтому отказался от работы у Кондратевского. Сергей Михайлович неоднократно, еще до выборов, предлагал Андрею оставить службу и перейти к нему на работу, в качестве его заместителя по организационным вопросам Торгового Дома.

В это же время командующий Черноморским Флотом Кисатонов В.В. собирался в Москву на повышение, и предложил Андрею поехать вместе с ним в столицу. Квартиру в Москве он не обещал, зарплата тоже была не сильно ахти какая большая, да и должность намечалась не такая уж интересная и ответственная. Мы только обустроились в новой квартире, которую муж долго выбирал из возможных предложенных ему вариантов, и его выбор пал на квартиру в новом доме на Николая Музыки. Опять в путь дорогу не очень-то хотелось, думали, что надо успокоится и жить в Севастополе, здесь были все родные, его мама, моя мама и его сестра с семьей. Андрей отказался от Москвы, но пока не собирался бросать службу на Флоте.

Андрей не раз советовался с мной по поводу решения уйти из Флота, но каждый раз мы находили новые и новые причины остаться на службе. Да, он помогал Кондратевскому в выборной компании, и мне намекали в прокуратуре, может быть убийство мужа – это дело рук Кондратевского. Но ниточки никак не связывались, зачем ему надо было убивать Лазебникова, он наоборот был в нем очень заинтересован. Зная, наши хорошие отношения с мужем, мне неоднократно предлагали серьезно поговорить с ним о его переходе на работу в Торговым Дом.

Кондратевский сам был очень перепуган убийством Андрея, я сама слышала, как его жена Ирина говорила ему, не смей лезть в политику, ты хочешь, чтобы тебя как Андрея убили? Человек, какой бы он не был, всегда боится за свою жизнь. Кондратевский лично позвонил мне в день убийства, не веря, что это правда случилось! Я плакала, когда ему рассказывала, но чувствовала, что он был очень, повторяю, очень расстроен убийством Андрея. Конечно, можно было так притворится, но все равно, сколько я не думала, не могла понять, если это было сделано по его команде, то ЗАЧЕМ? Много вопросов, но нет ни одного ответа! В конце разговора он мне сказал, что эти убийцы должны быть наказаны, и что их обязательно надо найти, но сможет ли раскрыть это преступление наша севастопольская прокуратура, он не уверен. Надо прислать из Симферополя лучших сыщиков из России.

Мне запомнилось слово «убийцы», значит это был не один человек, и второе, что раскрыть это преступление не под силу нашим органам. Они все искали в нашей семье какие-нибудь зацепки то ли в измене моего мужа, то ли еще в чем-нибудь, и было смешно наблюдать за этим! А как они аппаратуру подслушивающую поставили, то это вообще был «детский сад»!

А как севастопольская прокуратура не допустила московскую команду помочь в расследовании?! Интересно, кто запретил?! Простой человек не сможет запретить, значит кто-то запретил из властей?! Но КТО?! А обыски в квартирах, как-будто мы прятали что-то, так если так считаете, скажите, что хотите найти?! Так нет не говорили, все делали молчком, что-то не договаривали, получая какие-то указивки по телефону!

А как они ее обвиняли, что она что-то замалчивает, не договаривает, что они не хотят помочь следствию! Оказывается такая неразговорчивая была не только она, но и его сестра, а что им оставалось делать?! Они все расследования клонили только одну сторону, то на деньги, то на долги, то на знакомства неподходящие для его должности, то есть с криминальным миром! Мы объясняли, что ему угрожали, свидетелем был его водитель Слава, который каждый день видел слежку за их машиной, тут в прокуратуре переполошились, а почему он раньше не говорил об этой слежки?! Довели Славу до такого состояния, что парень вышел из прокуратуры злой, говоря, что он не понимает, в чем он виноват?! Его оказывается спрашивали, куда он еще возил Лазебникова, может быть к какой-нибудь «даме сердца», что жена не знает?!

Может убийство произошло на почве ревности? Но это было очень смешно, оказывается этот вопрос задавали всем нашим друзьям, и они все отрицали. Лучший друг Андрея Игорь Пашков в прокуратуре рассмеялся им в лицо, сказав что в жизни не видел лучше и крепче семьи, чем чета Лазебниковых!!! А когда Слава возил Андрея Леонидовича в Симферополь, да еще Слава и знал к кому, и что Андрей Леонидович пробыл в стенах горкома партии больше двух часов, и вышел оттуда злой, кулаком стукнув по панели «Волги ГАЗ – 24», выматерился, это их не волновало! Не знаю были ли они в Симферополя у Бугрова, разговаривали ли с ним, я «дело Лазебникова» не видела!!!

Вечером, накануне убийства, ему звонил какой-то мужчина таким елейным, вкрадчивым голоском, она еще подумала, что мужчина непонятной ориентации. Андрей взял трубку долго молчал, слушая, что говорят, а потом сердито сказал, что ни на какие предложения он реагировать не будет, и что он знает, кто это за «птица» и так просто он это не оставит. И что он ничего не боится, и нечего его запугивать. Андрей разговаривал в прихожей, а я была на кухне, готовила ужин и все слышала потому и запомнила. После этого телефонного звонка, он пришел на кухню и сказал: « Вот, сволочи! Так всю страну разграбят, никакой порядочности у людей нет! Но я так это не оставлю! Завтра у меня много дел, но опять придется ехать в Симферополь, но это будет к нему последний визит». «К кому» — спросила я, «Да к этому гаду, все хочет скупить, начиная с власти заканчивая людьми! Откуда у него такие деньги? Правда, сейчас такие вопросы не задают»! Зная характер мужа, я поняла, что больше он ничего не скажет, и что домой приедет поздно! Но встреча не состоялась, так как утром произошло это убийство. Я рассказала в прокуратуре про тот последний звонок, но они этому значение не придали, а жаль….! Все таки им нужна была другая версия!!!

Ну вот и все! Больше информации у меня нет, кроме той, что в «красной папке» и интуиция, которая подсказывает, что надо искать в высших эшелонах власти, но как и где?…..Это думаю уже не мой вопрос, в данной ситуации я бессильна….!

Куря сигарету за сигарету, Молчанов слушал Марину, на ходу что-то записывая из ее рассказа. Ему было жаль эту женщину, она все время трогательно поправляла свои волосы, подкашливая, скрывая этим свои слезы, которые постоянно навертывались на ее глаза. Да, нелегко ей тогда пришлось, да и сейчас трудно, но она стойко переживает свое горе.

Глава 23

«Все подошло время ехать к президенту Крыма Бугровым, и необходимо встреча с ним» — эта мысль настойчиво билась в его голове. Но встреча должна быть не тет-а-тет, а с кем-нибудь из представителей власти и желательно с подслушивающим устройством. Еще бы хорошо взять с собой человека, который был бы знаком с Бугровым, то ли по бизнесу, то ли по политическим соображениям. « Кто же это может быть? Об этом надо поговорить в отделе пресс-центра Черноморского Флота»

Все эти мысли пронеслись у него в голове. Марина пила кофе и задумчиво смотрела в окно. «Марина Николаевна, а кто сейчас стал начальником пресс-центра Черноморского Флота? Некто Грачев, тоже Андрей, бывший заместитель Лазебникова» — сам же ответив на свой вопрос. «Такой небольшого роста, чернявенький, очень грамотный моложавого вида мужчина, помнится мы с ним где-то встречались….. Вы с ним знакомы? Можем мы в ближайшее время с ним встретится?» « Да, после смерти Андрея, он стал начальником, и если он сейчас на месте, то мы можем сегодня же с ним встретится» — подумав сказала Марина. Быстро вытащив из барсетки мобильный телефон Молчанов предложил позвонить Грачеву, что Марина незамедлительно и сделала, и после двух-трех минут разговора, отключив телефон, она сказала: « Поехали, нас уже ждут!»

Сидя в машине у Марины, Сергей понял, что разговор будет серьезным, даже очень серьезным, придется опять поднимать пласт прошлой жизни и службы ее мужа, и сможет ли опять эта женщина выдержать все воспоминания, и нужен ли они ей этот разговор, а может быть у Грачева есть что сказать? Он сомневался, и думал, как будет лучше, но прибыв на место встречи в бывший кабинет ее мужа, понял, что вопрос решился сам собой.

Прямо около дверей кабинета их встретил, приветливо улыбаясь, капитан первого ранга Грачев Андрей, который не дав им даже слова сказать, рассыпался в любезностях: « Очень рад вас видеть, Марина Николаевна в полном здравии, а тем более познакомиться с теми людьми, которые хотят нам помочь. Я сам хотел предложить вам встречу, но дела, дела, дела, да и сейчас бегу на совещание к командующему, поэтому прошу вас меня извинить, но сегодня встреча не получится, но давайте перенесем ее на другой день? Я думаю, вы будете согласны?» — подталкивая их к выходу, сказал Грачев. «Ну, вот»! – подумал Молчанов, « встреча сегодня не состоится, а ведь рассчитывали… да, военные люди есть военные для них самое главное приказы!»

Марина, не скрывая своего недовольства спросила: « А, мы так надеялись на сегодня, может быть мы подождем, совещание у командующего займет не так много времени?» Уже выходя из кабинета, держа под мышкой папку на которой было написано « Начальник пресс-центра Черноморского Флота Лазебников Андрей Леонидович», Грачев быстро спускаясь по лестнице говорил уж очень-то громко: « Нет, ну что вы, Марина Николаевна, долго вам придется ждать, давайте на другой день»! Так втроем в полном молчании они спускались по лестнице на улицу.

Выйдя на свет божий, Андрей, повернувшись к ним сказал: « Ну, вот так будет лучше общаться, без присутствующих и всяких разных устройств…! Смешно сказать, но «конспирация и еще рад конспирация», как говорил дедушка Ленин, всегда полезна во всех вопросах. «Грачев Андрей Александрович» — протягивая руку Молчанову, произнес он. « Теперешний начальник пресс-центра Черноморского Флота!» Улыбнувшись, и только сейчас поняв всю обстановку, Молчанов протянул свою руку на встречу другой дружелюбной руке: « Молчанов Сергей Владимирович, руководитель московской следственной группы, занимающейся расследованием убийства Лазебникова Андрея Леонидовича». Марина, стоя между ними понимала, что хоть и прошло много времени, чуть меньше года, но люди боялись, так как не были никем не защищены. А долг свой выполняли не перед высокостоящими начальниками а перед Родиной, пытаясь помочь семье погибшего человека, понимая, как тяжело жить на свете, не зная, кто же на самом деле виноват в убийстве сына, мужа, отца и брата!

« А теперь я хочу пригласить вас в одно спокойное место, где мы можем поговорить без свидетелей, и кое-что вам рассказать, а мне есть что рассказать, не зря же я говорил, что сам хотел искать встречи с вами. Не зря я прихватил эту папочку, да и знатная она, осталось от Лазебникова, хороший был человек, да и начальник понимающий, в нем находится бомба-информация, которая, я думаю, во многом вам поможет. Эту информацию получил не так уж давно, просто берег, не знаю кому ее можно отдать, и кто сможет правильно ей воспользоваться. Узнав, что вы приехали из Москвы, очень хотел с вами встретится, но как говорится, «на ловца и зверь бежит»! Вот мы и встретились.

Зайдя в полуподвальное помещение, называемое баром «Морской», заказав три чашки кофе, они продолжили свой разговор. « Я берег эту информацию, сам ее обрабатывал дома по ночам, потом хотел передать ее на нашу радиостанцию «братьев Петровых», но подумав, решил, что нет, мало людей знают и ловят нашу радиостанцию, а информация очень серьезная! Это моя месть за убийство Андрея Леонидовича! Человек, который раздобыл ее уже далеко, живет за границей, ему боятся нечего, да мне тоже! Я получил перевод в Москву и максимум через неделю отбуду вместе с семьей на новое место службы, думаю, что там мне будет лучше и легче служить, так как я здесь задыхаюсь в этом «вонючем и криминальном мире». Все и вся связано с криминалом, они даже добрались и до нашего Флота. Пока был Кисатонов все еще держалось, но после его перевода и прибытия нового командующего Балтина, положение Флота становится подвластным так называемой криминальной СИСТЕМЕ.

Слияние государственной власти и криминального мира, да еще под гнетом новых образовавшихся систем типа СБУ,ФСБ, делает жизнь здесь невыносимой. За что служим, для кого служим, кого охраняем и как охраняем, а может быть способствуем во всех деяниях наших начальниках в «погонах с большими звездами». Но они сидят хвост поджавши. Не они сейчас правят миром! Есть люди, которые много знают, пока команды «фас» не будет – голоса не подадут. А все это на международном уровне! Вы послушайте их разговоры в кулуарах, так называемых курилках, все они о каком-то «хозяине» говорят, как-будто мы все «холопы какие-то»! Хозяин Крыма, который возможно установил контроль над президентом и качает бабки. Торговать нефтью, газом, портами, кораблями и людьми и самой «незалежностью». Украина также как и Крым огромна и богата.. Разве миллион-другой долларов и несколько человеческих жизней – цена за нее? Нет, ребята, не цена… Лезут со всех сторон Хозяева с Отцами, Газовые Принцессы и Футбольные Магнаты. Каждый хочет урвать «свое».. Но не прочь прихватить и чужого. Для этого все средства хороши – подкуп, шантаж, убийство. Важен результат. Противно слушать, но надо, и поддакивать, а то станешь такой же мишенью, как наш Лазебников! Да, еще и думать надо, что говоришь в своих кабинетах, и какие и с кем у тебя встречи, ненароком свои же и сдадут, имею в виду с кем я и работаю, а ведь Андрей Леонидович подбирал хорошую команду, знающую, смелую, а что получилось после его смерти. Обвал!!! Извините, что-то я расфилософствовался! Накопилось! Да еще не раз читал всю эту информацию, и с каждым разом понимал, что не хотят высшие эшелоны власти найти убийцу Андрея, не для чего это им! Не на руку им эта информация, но может быть она вам поможет. Да я просто уверен в этом. Вообще, ближе к делу! Конечно же новоиспеченный президент Крыма имел свою личную охрану, и состояла она из бывших… Один из которых и являлся бывшим офицеров СБУ, который потихоньку, не замыкаясь ни на кого «писал» президента Крыма Бугрова. Так вот здесь все его записи уже обработанные мною, но имеются также и кассеты, подтверждающие эти записи. И все это я передаю вам лично в руки, знакомьтесь и думайте, а уж как вы будете это использовать, это вам решать. Я еще в Севастополе пробуду около трех дней, а потом с семьей в Москву, там живут родители моей жены, так что первое время есть где остановиться. Своих координат не оставляю, если за три дня возникнут вопросы, пожалуйста, беспокойте меня, помогу чем смогу. А теперь разрешите узнать как продвигается «дело Лазебникова»?» — спросил Грачев, надеясь на такую же откровенную беседу.

Так втроем они просидели часа два, и о чем разговаривали знали только они. После продолжительного разговора, каждый направился в свою сторону. Грачев побежал на службу, Марина поехала за дочкой в школу, а Молчанов решил прогуляться до гостиницы «Севастополь», где ему выделили помещение под штаб следственной группы. Придя в гостиницу, он вытащил папку, открыл ее и стал изучать все, что там написано.

Запись сделана в помещении, где применили видеозапись и получили объяснение от Мельник Бориса Леонидовича, родившего 18 октября 1966 года в Октябрьском районе Одесской области:

— Назовите, пожалуйста, вашу фамилию, имя и отчество?

— Я – майор запаса Службы безопасности Украины Мельник Борис Леонидович.

— Назовите, пожалуйста, свою последнюю должность?

— Моя должность – начальник отдела охраны президента Крыма.

— Вы мели доступ к помещениям, где пребывал президент Крыма?

— Да, имел.

— Когда и при каких обстоятельствах проводилась запись, которую вы передали соответствующим органам?

— Запись я начал проводить после того, как стал свидетелем во время выполнения служебных обязанностей, как президент Крыма отдает преступный приказ и только после того, как я узнал, что этот приказ выполнен, я стал документировать дальнейшие события.

— На протяжении какого времени осуществлялась запись?

— Документирование разговоров президента Крыма в его рабочем кабинете осуществлялось на протяжении длительного времени, и тех материалов, поверьте, достаточно, чтобы доказать, что президент Крыма действует не на благо своего народа.

— Как технически осуществлялась запись? Какое устройство использовалось для снятия информации?

— Цифровой диктофон.

— Где сейчас находится это устройство

— В надежном месте.

— Под вашим контролем?

— Да.

— Вы могли бы его предоставить при необходимости для проведения независимой экспертизы?

— Я готов передать это устройство для проведения независимой экспертизы, но и в Крыму, и на Украине независимой экспертизы не может быть!

— Проводились ли перезапись звукозаписи?

— Те материалы, которые я передал вам содержат отрывки тех записей, которые у меня есть. Я передал те отрывки, которые касались «дела Лазебникова», заказа на него на то…чтобы его…

— Что побуждало вас на осуществление этих записей?

— После того, как я узнал, кто нами правит, какие приказы отдаются, какие выполняются, как офицер который дал присягу на служение Украине, я не мог не за документировать и не передать, чтобы все население узнало о том, кто нами на сегодняшний день правит. Я это делал, чтобы положить конец эти преступным действиям.

— Чем вы руководствовались в свои действиях?

— После того, как я узнал, о преступном приказе и после того, как этот преступный приказ был приведен в действие, эти обстоятельства побуждали меня к тому, чтобы начать документировать эти разговоры.

— Уточните, какая информация, касательно каких лиц, каких приказов есть в этих записях.

— Президент Крыма отдавал приказы главе государственной налоговой администрации, начальнику внутренних дел и службы безопасности. Эти приказы были направлены на уничтожение неподконтрольных режиму, средств массовой информации. Также он отдал приказы на подавление радиостанции ВВС и «Свобода». Это касалось также ряд предприятий, банков и фондов. Также он отдавал приказы на использование органов судебной и исполнительной власти для того, чтобы придушить противодействие некоторых начальников, которые пытались что-то изменить и бороться. С самого начала правление отдавались приказы такого содержания – никого не прощать, кто работает против нас. И была команда – душить, уничтожать! На это есть документальное подтверждение. Президент Крыма не раз звонил главе администрации города, и давал ему указание, чтобы тот думал, как и что делать с Лазебниковым, который постоянно приезжает к нему с разными расспросами и доказательствами его преступных действий. Президент Крыма интересовался: « Может на него есть суд?» На что глава администрации говорил: « Пусть Леонид Матецкий займется этим делом.» А вы знаете, что отчим Леонида Матецкого являлся главой криминального мира нашей области! Его пасынок пошел по стопам своего отчима подхватив, после его убийства знамя криминального мира.

Характеристика Президента такова: он расчетлив, циничен и никогда ничего не делает просто так.. Если он так настойчиво чего-то добивается, значит видит выгоду для себя лично. Значит, что-то ему нужно. А если ему что-то нужно – он умеет этого добиваться.

— Уточните, пожалуйста, цель осуществления записи этих разговоров?

— Целью было прекратить преступную деятельность этого режима, для того, чтобы народ смог очиститься от грязи и той откровенной лжи, которая доносится ежедневно».

Да, правильно сказал Андрей Грачев информация-бомба, и если ее использовать по назначению, то появится свет в нераскрытом преступлении. Сергей даже не ожидал такой откровенной информации, но самое главное, что он может ее использовать, никого при этом не подставляя! Теперь у него вдвойне, в тройне укрепилось решение ехать с визитом к Президенту Крыма, и предложение какое он задумал было бы очень заманчиво для самого президента. Но перед этим необходимо встретиться с севастопольской следственной группой и ознакомить их с интересной информацией, представленной Мельником Борисом Леонидовичем. На встречу необходимо взять Курпатова Максима, который непосредственно занимался расследованием убийства Лазебникова Андрея.

Глава 24

Наступило осеннее утро. Намечался не солнечный день, но настроение у Молчанова Сергея было солнечным. Всю ночь он не спал, ворочался, и под утро в голове выстроился интересный план поведение в севастопольский прокуратуре, а именно, чтобы оттуда был звонок в кабинет президента Крыма. Быстро одевшись, он почти что вприпрыжку помчался в прокуратуру, благо, что она была близко от гостиницы. По дороге он позвонил Курпатову: « Доброе утро, Максим! Говорит Молчанов Сергей по «делу Лазебникова». Есть интересные новости, необходимо встреча, уже направляюсь к вам, минут через 15 буду в вашей «резиденции». Ждите, до встречи!»

Доложив всю информацию, полученную от неизвестного источника, Молчанов молча обвел взглядом всех присутствующих в комнате. Да, их собралось не мало и немного, человек так уж пять! Все молчали, но по их выражению было видно, что они обескуражены, что так удивлены что нечего сказать! Молчанов с удовольствием наблюдал эту картину, и соображал ну кого же взять с собой на встречу к президенту, кто не забоится? Первый очнулся от информации Курпатов Максим, который осторожно, но со знанием дела спросил: « Так с такой информацией надо срочно ехать к президенту, и спросить у него? А может просто обменять эту информацию на информацию, которая нам нужна? Я тоже несколько раз пытался выйти на разговор с ним, но… не был допущен! Но нужно спросить разрешение у начальника, да встречу побыстрее назначить надо». Молчанов сразу подхватил этот разговор: « Замечательно, вот сегодня и позвоним и назначим встречу, и вместе съездим в область».

Добиться согласия на встречу оказалось совсем просто. Следователь Курпатов попросил передать, что у него есть новая информация о «деле Лазебникова» Она очень важна, затрагивает непосредственно господина Матецкого, который ходил в помощниках у президента Крыма. Поэтому очень желательна личная встреча. Молчанов и Курпатов считали, что после сообщения секретаря о звонке из севастопольской прокуратуры, президент насторожится. Формулировка «есть новая информация..очень важна… затрагивает непосредственно господина Матецкого» расплывчата, неконкретна, допускает разные толкования. Спустя минут сорок после звонка Курпатова, секретарь президента позвонил и поинтересовался, может быть помощник президента господин Матецкий может быть полезен. На что они ответили, что разговор может быть возможен только при личной встрече. Встречу назначили на 16.30, в офисе у президента.

Когда Молчанов собирался выходить из гостиничного номера, кто-то постучался, и он открыв дверь, увидел Марину Николаевну, да и не одну, а в сопровождении этакого молодца лет 30 с гаком. Одет он был в спортивный костюм «Адидас», на шее болталась цепура необъятных размеров, вид явно был представителя севастопольского криминального мира. Удивительно, подумал Молчанов, откуда у нее такие связи? Первой прервала молчание Марина: « Сергей, добрый день, можно я вас познакомлю с Алексеем, у него для нас есть интересная информация. Наверное, пусть он сам расскажет. Мы с ним знакомы через одного нашего общего московского знакомого, помните я вам рассказывала, вы его заочно знаете!» « Леша»! – без всяких приветствий, протянул руку так называемый представитель криминального мира. Конечно, его протянутая рука не осталась без внимания, Молчанов знал, что если приехал «браток», то надо ему оказать уважение, да кроме того Сергей был воспитанным человеком.

Гостеприимным движением своей руки, он предложил им пройти в комнату. Леша, сидя на диване, начал свой рассказ: « Базар так начинался. Тут на днях позвонили «братки» из Москвы, ну, Марина Николаевна, знает о ком речь, и давай нас прессовать: « Что за козлы у вас там дела делают? Приезжают, бахвалятся, как красны девицы на выданье, что мол, что вы здесь… вот мы там… дела проворачиваем. Заказными занимаемся в полную силу и ничего нам не делают, просто так хлеб с «икрой» не жуем, да отрабатываем, так, что до сих пор важняки ничего найти не могут, а вы… Напьются, а потом начинают языками чесать, что и бомбы умеем начинять и отправлять куда надо, и в подъездах умеем так зажигать, что потом трупы появляются…, да и «шефы» потом не жалуются! Вообще, ясно нам стало«ху из ху»! Что за недержание такое? Болтал, болтал, погоняло у него «Грек», а потом «слинял» братва прочирикала, что на новое боевое задание. Ну, послушали мы всем гуртом этот расклад, знаем мы Грека, вроде не болтливый был мужик да не наш он, а симферопольский, к команде Матецкого относился. А почему относился, потому что нашли его мертвым неделю тому назад в тамбуре поезда «Москва – Симферополь». Дал дуба от передозировки! Но вот, что я вам скажу: Грек героином не баловался. Анашу курил, пил, но никогда в жизни не ширялся, это ребятки толкуют. Не было такого… А ехал он в вагоне не один, а с кем никто не знает, ни москвичи, ни мы, потому что, как он попал в этот поезд, тоже не известно, и с кем он гулял тоже информации нет. Мы по своим «прошлись». Но все молчат. Либо опять забоялись чего-то, либо не знают, может быть симферопольцы в курсе дела, но мы с ними не в завязке! Ну вот и все! Просили найти Марину Николаевну, да и важняка из Москвы, чтобы сообщить эту информацию, так вот я и все сказал, уважаем мы московскую братву!»

« Да, информация нужная, но самое главное, что в нужный момент, сейчас идем на встречу, то сможем ей воспользоваться, конечно же от неизвестного источника?» — переспросил Сергей. И увидел утвердительный ответ, он не прозвучал, просто Леха махнул рукой, на том и расстались.

Молчанов, после ухода нежданных гостей, подумал, что ж все сходится. Да, мы так и думали! Линия: верхушка власти – криминальный мир – исполнители! Все просто и логично, но как доказать, а если докажем, то кого наказывать! Не может же правая рука наказывать левую, не может быть, что левая рука отдает приказы, а правая об этом не знает. Старая схема, но безнаказанная, и кто будет вершить суд?

Глава 25

В приемной президента Крыма паслись братаны. «Почти наверняка, — подумал Сергей, — у каждого из них в кармане лежит удостоверение помощника депутата. В столице, уже давно обзавелись такими ксивами все авторитетные пацаны.

Ровно в шестнадцать тридцать Молчанова и Курпатова пригласили в кабинет народного избранника. Сергей уже был наслышан о роскоши, с которой оборудован кабинет, но тем не менее был удивлен. Особенно впечатляли два огромных аквариума.

А хозяин кабинета уже внимательно изучал визитеров, сидя за огромным столом. Он был, кажется, слегка напряжен, но выглядел уверенно и внушительно. Молчанов представился сам, представил Курпатова, избранник народа буркнул нечто вроде: очень приятно. Взаимностью ему не ответили.

— Прошу присаживаться, — сказал он.

Молчанов и Курпатов опустились на стулья.

— Красивые у вас аквариумы, — сказал Курпатов.

— Аквариумы? Да, красивые… Для релаксации, знаете, полезно. Приходишь, замотанный делами, включаешь свет… — Хозяин нажал невидимую кнопку, и аквариумы, подсвеченные изнутри, погасли, вода в них стала темной. Внутри ощущалось какое-то движение, какая-то тайная жизнь, но понять, что там в темени, происходит, было нельзя. Колыхались массы водорослей и смутные мелькали тени… Хозяин снова нажал кнопку – вспыхнул свет. – Включишь свет и наслаждаешься…душой отдыхаешь.

— А что за рыбки-то у вас – спросил Курпатов.

— Рыбки-то? Рыбки называются пираньи.

В аквариуме серебрились пузырьки всплывающего воздуха, зеленели растения и ходили невзрачные на вид рыбешки… Хозяин кабинета снова щелкнул выключателем – аквариум погрузился во мрак.

— Пираньи, — повторил он, — пираньи… Хыщники.

Снова включил свет и спросил:

— Чай? Кофе? Минералочки?

— Спасибо…Матвей Иванович. Мы пришли к вам по делу.

— Слушаю вас внимательно, — сказал президент.

Внезапно открылась дверь, и без стука, размашистой походкой вошел сам Леонид Семенович Матецкий:

— Добрый день! Надеюсь не сильно опоздал.

Обращаясь к Хозяину кабинета быстро проговорил:

— Все сделано, Матвей Иванович, и в лучшем виде!

Повернувшись к Молчанову и Курпатову сказал:

— Извините меня за вторжение и опоздание. Но, Матвей Иванович, попросил меня поприсутствовать при этом разговоре. Надеюсь вы не возражаете?

Хозяин молчал, ждал реакции. Сначала Молчанов решил возмутиться, так как договаривались о встрече наедине, но секунда была на размышление, после чего он понял, что даже им это и на руку.

— Конечно, мы не против. Вы нам не помешаете, тем более я слышал, что вы являетесь помощником президента, так какие секреты могут быть от вас!

По расчетам Молчанова, Бугров после звонка, первым делом связался с Отцом, опять питерские! Что делать? Вероятно, Отец ответил: встретиться, выслушать, понять, что им стало известно… Возможно этого не было и все решения Хозяин принимает сам. Но навряд ли.

— Матвей Иванович, сказал Молчанов, — нас привело к вам «серьезнейшее дело». Мы получили информацию по «делу Лазебникова». Некоторым образом оно касается и вас… Поэтому возникла потребность задать несколько вопросов. Вы не будете возражать, если мы запишем нашу беседу на диктофон?

— Не буду, пишите.

Сергей достал диктофон, проверил.

— Итак, Матвей Иванович, в процессе расследования обстоятельств убийства Лазебникова сотрудники московской группы получили информацию, что к этому может быть причастен некто Грек.. Вам знаком человек с таким прозвищем?

Услышав про Грека, Бугров мельком взглянул а своего помощника, который с невозмутимым видом что-то чиркал в служебном блокноте. Затем он взял из деревянного стаканчика на столе карандаш, вложил его между указательным, средним и безымянным пальцем правой руки. Легко, движением пальцев сломал его. Половинки карандаша бросил на столешницу. Потом посмотрел на своего помощника, усмехнулся и ответил Молчанову:

— У меня много знакомых…

— 14 декабря 1993 года накануне убийства Лазебникова его видели около дома по улице Николая Музыки, где проживал убитый.

— Да, мы знакомы, но его больше знает Леонид Семенович Матецкий, может быть он вам прояснит всю картину. А от кого вы получили такую информацию? – спросил Хозяин и взял из стаканчика второй карандаш.

— Извините, Матвей Иванович, но я не вправе раскрывать своего информатора.

Карандаш хрустнул, половинки его разлетелись на стол.

— Тогда, господин Молчанов, я вас не понимаю… Вы приходите ко мне, намекаете, что мой заместитель помощника Леонида Семеновича Матецкого может быть причастен к убийству Лазебникова, но раскрыть источник информации не желаете. Что вы хотите?

— Хотим встретиться и поговорить с Греком, — ответил Сергей.

— Запретить я вам не могу. Но навряд ли это возможно.

— Почему?

— А на этот вопрос вам ответит его начальник Матецкий. Леонид Семенович, проясни им обстановку с Греком.

— Не надо, — оборвал его на полуслове Молчанов. – Нечего играть в прятки, Грек был убит неделю тому назад в вагоне поезда «Москва – Симферополь». И вы не могли об этом не знать! Потому что он принимал непосредственное участие в подготовке убийства Лазебникова, а может быть сам и убил его, вот только мы не можем доказать по чьему приказу?

Бугров мгновенно стал красным. Взял в руки карандаш. Карандаш хрустнул.

Молчанов выключил магнитофон, помолчал немного. Потом произнес:

— Матвей Иванович, Грек и его окружающие — это ведь ваши люди… Ничего не хотите сказать?

— Что именно?

— Они явно причастны к убийству Лазебникова… все его дружки и он сам с уголовным прошлым. Очень странные контакты для президента? Ничего не хотите сказать?
Бугров посмотрел на часы и ответил:

— Я ничего не хочу сказать… А сейчас – извините, у меня есть дела.

Молчанов с Курпатовым вышли. Когда дверь за ними затворилась, но и при закрытой двери они услышали какой мат несся в сторону Матецкого: Подонок, бля…Ты что ж меня так подставляешь! Совсем нюх потерял! Скоро ко мне все суки поганые будут дверь ногами открывать…и все из-за тебя!!!

— Ты знаешь, господин Курпатов, — сказал Молчанов, — мне очень не понравились аквариумы.

— Да? А чем они тебе не понравились?

— Нет, сами по себе аквариумы, конечно, хороши. Пираньи? Ну, пираньи это дурной тон. Выпендреж…я, однако о другом. Эти аквариумы могут служить наглядной иллюстрацией нашей работы: темень… за стеклом, в толще воды, происходит нечто… Мы стараемся разглядеть, понять – нет! Ни черта не видно. Скользят тени, тени, тени… Мы ищем кнопку, чтобы включить свет, чтобы заглянуть в темень. Но как только мы находим эту кнопку и высвечиваем один какой-то уголок аквариума, кто-то мигом ее блокирует. В аквариуме снова темно, снова скользят пираньи. И даже сейчас, когда мы просмотрели последовательно все закутки, заросли и гроты в нашем аквариуме и, кажется составили себе общее представление о том, что происходит, кто-то все равно держит руку а кнопке… Как только мы включим мощный прожектор, чтобы осветить все пространство и показать всем, что творится внутри, этот «кто-то» тут же ее вырубит.

Молчанов Сергей произнес свой монолог, усмехнулся… Встал и прошелся по номеру, остановился у окна. За окном были сумерки, видна была красивая набережная Черного моря. Она горела тысячами огней, работающий телевизор рассказывал о митингах и демонстрациях, сотрясающих Крым и Украину. Молчанов повернулся в Купатову, сказал:

— Я не знаю, что делать… Найти поденщиков Грека, то есть его помощников, наверное, можно. Но ведь они ничего не скажут! Но и от этих холеных морд совсем с души воротит. Подлость бескрайняя! Этот Леня Матецкий бандит бандитом! Мурло у него бандитское, восприятие жизни бандитское…. А его Хозяин ломает хребты людям, как карандаши – вот его уровень. И если взяться за него всерьез, то почти наверняка можно будет на чем-то подловить, да он уже и так подловлен. А толку…! Можно доложить и нужно, но это не означает, что его отстранят от должности.

Глава 26

В Симферополе был вечер – тихий, теплый для этого времени года. Молчанов Сергей и его команда завершила свою работу добросовестно. Он выстраивал свой предварительный устный доклад. Это было нетрудно: вот уже месяц Сергей жил «делом Лазебникова». Он держал в голове десятки фамилий, адресов и телефонов и дат. Он как бы видел лица всех / или почти всех/ участников этой драмы, начиная от дочери Лазебникова заканчивая холеным лицом руководителя аппарата президента.

Картина происшедшего сложилась у него в голове ясно и полно. Он был готов пролить правду на свет!
Теперь совершенно очевидно, что все события связаны, что они были сплонированные, и кстати, очень толково. Он не имел права утверждать, что они раскрыли весь механизм, знают все имена, теперь можно толковать события. Но в их расследовании еще полно белых пятен. Они видели по большей части только марионеток, кукловоды остаются в тени. И тем не менее можно чуть-чуть раскрыть сценарий, по которому развивались события. Анализ добытых фактов показывает, что они не могут юридической базой для судебного преследования как организаторов, так и исполнителей…по разным причинам.
Можно сказать, что они не знали точной даты.. не знали имен тех людей, которые однажды собрались в своем узком кругу и решили создать свою СИСТЕМУ, под которой они понимали прежде всего самих. Не хочется изобличать, бичевать, разоблачать. Но тот путь, который группа этих людей избрала изначально подл и порочен. Они – не декабристы, готовые принести на алтарь свои жизни. Очевидно, что они просто хотели в это смутное, горбачевское время добиться режима наибольшего благоприятствования для себя. Требовалось найти способ, который позволит сделать будущего президента Крыма, более зависимым и управляемым, более покладистым. Это весьма непросто, если не сказать невозможно.
Но все же они нашли такой способ – он называется «волной гнева». Только мощной волной протеста со стороны СМИ и народа можно напугать президента угрозой не выборов или отставки. А для того, чтобы вызвать гнев, нужно показать стране, что президент – негодяй! Законченный, циничный негодяй! Соответственно, и преступления президента должны быть ужасны… Конечно, народ можно рассказать о реальном и мнимом воровстве. Народ ответит: ну и что!? Он – народ уже давно привык, что большие начальники воруют. Народ – и украинский, и русский – давно свято убеждены, что большие начальники либо воры, либо дураки. Так уж у нас со времен Салтыкова-Щедрина повелось, и надо сказать, что начальство народ не разочаровывает… Требовалось найти действительно мерзкое, возможно даже иррациональное преступление. Но президент хоть и с девками в бане парится, ну и что – все парятся, а на завтрак младенцев не ест при всех его недостатках. Нет на нем ничего такого военно-морского, что могло бы растревожить ум и сердце украинца и крымчанина и вывести его на улицы На митинги а еще лучше – на баррикады… Нет ничего хоть разбейся!

Но если дьявола нет – нужно его выдумать. Криминальный мир на выдумки горазд!

На роль жертвы выбрали Лазебникова. Почему его? А потому что имеет много информации и бывших деяниях бывших партийных работников, которые стали связываться с криминальным миром не только в Симферополе, но и в Севастополе. Постоянно выступает против отделения Крыма от России и его поддержки весь Черноморский Флот в лице командующего. Знает в лицо так называемых « новых хозяев Крыма», имеет информацию об их связи с криминальным миром, не идет ни на какие уговоры. Вообще: «революционер своего времени»!

Итак, в конце 1993 года жертва была выбрана. Конечно, они никогда не узнают схемы, по которым должны были «реализовывать» свои планы. Но почти наверняка они были – серьезные люди, знающие свою работу.

Возможно Лазебников и знал о наличии записей Мельника, и встречался с ним, н об этом мы уже никогда не узнаем. Но то, что Лазебников был уверен в своей правоте, это было однозначно, он был уверен, значит что-то знал, а может быть даже читал или слышал эти записи. Они сейчас не смогут сказать, как Лазебников вышел на «героя-патриота» Мельника. Но складывалось впечатление, что кто-то выжидал, когда накопится «критическая масса» президентского гнева… Но известно, что после последнего разговора Лазебникова и президента, последний был в гневе! И когда ему сообщали, кто давал информацию, и как этот «журналюга» будет ее использовать, то злости президента не было предела!

Все! Самое главное в «деле Лазебникова» было сделано. Президент вслух потребовал расправы над военным журналистом. Не важно, что он сказал эти слова в запале. Важно то, что он потребовал физической расправы над журналистом. Изначально его не планировали убивать, а так просто припугнуть. Но обстоятельства приняли другой оборот, и что произошло в подъезде, и как это произошло никто не знает, и вряд ли узнает, но виноватые есть. Самое главное, что это почти что невозможно доказать! Весь собранный материал, основывается на кассетах Мельника, который отдал их и благополучно уехал непонятно куда, а искать его никто не собирается, и в «красной папке» Андрея, в которых тоже таится интересная информация, но нет ни одного человека, который бы конкретно дал показания в зале суда, если он состоится?! В юридическом смысле очень слабенькие доказательства. Даже и не доказательства совсем. Поэтому на основе собранной информации невозможно привлечь президента к уголовной ответственности.

Все дело закончено и можно отчаливать в родные пенаты. Вот и все. Точка. Последняя точка в «деле Лазебникова». Прощание с городом и с теми людьми, которые помогали ему.
Но точка была не последней – «дело Лазебникова» напомнило о себе год спустя…

Выходя осенним вечером из своего московского офиса, вдруг у Сергея зазвонил телефон. Он услышал незнакомый голос, но понял, что говорил военнослужащий, который обратился к нему: «Здравие желаю, Сергей Александрович! Вам звонят из приемной Кесатонова Владимира Владимировича, который просил вас приехать к нему завтра в 19.00 по адресу. На этой встрече будет присутствовать Лазебникова Марина Николаевна, разговор будет о «деле Лазебникова». Надеюсь, что вы прибудете в условленное время?» «Конечно, обязательно прибуду.» — ответил Сергей. По дороге домой он вспоминал все, что скопилось у него в голове, вспоминал свои разговоры и расследования, и ему конечно было интересно, как пойдет беседа.

Они встретились. Жена, которая прожила с мужем 16 лет, его начальник, с которым Лазебников последовал на Черноморский Флот, и следователь, который расследовал тоубийство. Им было о чем поговорить!

Начал разговор Владимир Владимирович: « Андрей родился в Крыму, его дом был в Севастополе, и он всегда стремился служить на Черноморском Флоте. Поэтому с удовольствием согласился на перевод в Севастополь на новую должность начальника пресс-центра Черноморского Флота. Должность новая, непонятная, только введена Москвой. Интересная должность для того времени, и оказалась опасная, потому что после убийства Андрея, Грачев продержался считанные месяцы, а потом перевелся в Москву, а после него были назначены совсем непонятные лица. Конечно, можно было бы уйти ему в бизнес, жить спокойно, деньги зарабатывать, ему многие бизнесмены предлагали и, кстати пользу приносить. Но, если он знал, что может дать больше… Если есть силы, здоровье, опыт…стыдно не дать больше! Это сейчас вы скажете, зачем такая патетика, но нас так учили, так воспитывали. Да, и характер у Андрея был такой ….патриотический! Ему было противно смотреть как к Крыму кровососы прилепливались – Хозяины да Отцы. Прилепились, и сосут из Крыма кровь, строят особняки. И хотелось ему свой край от паразитов очистить, а как бороться против целой системы, которая только начинала развиваться в Крыму. Ведь Крым – это целая страна с огромным потенциалом. И хотелось всем этим шакалам перевести это потенциал на свои банковские счета. А тут им мешает какой-то Лазебников, еще и угрожает каким-то компроматом. Сам не ворует и другим не дает, а так не бывает… Несколько шакалов, которым он сильно мешал воровать, сумели объединиться и разработать этот план убийства. А дальше мы уже все знаем. Заказчика и исполнителя мы знаем, а толку от этого никакого! Нет толк есть, а вот наказания нет! Обвиняли и меня в том, что я пригласил вас – варягов. Кое-кто представил все дело так, что я мол, действовал втихаря, за спиной, ни с кем не согласовав вопрос. Так оно и есть на самом деле – я ни с кем ничего не согласовывал, потому что знал, что запретят. А как же? В Крыму своих полно – МВД, СБУ, прокуратура. Все изображают активность, но результатов-то нет… А я нашел професионалов, пригласил Вас провести расследование на свой риск и страх. Я был убежден, что вы сумеете найти и раскрыть это убийство. Так это и случилось!

Вот выдержка из работы севастопольской, следственной группы: « …убийство Лазебникова Андрея Леонидовича — это дел рук случайных уголовников. Это сделано, чтобы создать в глазах общественности видимость раскрытия дела. Значит кому-то было на руку не до расследовать «дело Лазебникова». Но мы-то знаем кому! Но сейчас эти люди занимают большие посты, и имеют огромные связи в государственном аппарате. Они также связаны с криминальным миром Крыма и Москвы, так, что от них ничего хорошего не жди! Хотя наш московский коллега, специализирующийся на расследованиях заявил, что на «деле Лазебникова» рано «ставить крест», но….

В случае, если политическое руководство решится активизировать расследование этого дела, а правоохранительные органы со своей стороны квалифицированно проведут должный комплекс оперативно-следственных мероприятий, вероятность успешного раскрытия составляет не менее 60 процентов.

ПОСЛЕСЛОВИЕ

1988 год. Город Сочи. Концертный зал Сочинской филармонии. Марина и Андрей слушают «Юнону и Авось»

Ты меня на рассвете разбудишь
Проводить необутая выйдешь
Я тебя никогда не забуду,
Ты меня никогда не увидишь!!!