Не вынесла душа поэта
                                                                          Позора мелочных обид.
                                                                         Восстал он против мнений света,
                                                                          Один…, как прежде и….
 
                                                                                                  Михаил Лермонтов

В преддверии годовщины Русской весны, давно, скатившийся на задворки истории, так называемый «народный мэр», вновь решил напомнить о себе.

В интервью-воспоминаниях, Алексей Чалый поведал миру кому обязаны севастопольцы, крымчане и Россия в целом, возвращением Крыма в «Родную гавань». Как оказалось, с его слов, судьба Севастополя и Крыма вообще не интересовала Россию.

 «… я начал совершать определенные телодвижения, чтобы этого не произошло. Я понимал, что ситуация будет развиваться достаточно быстро, и попытался найти союзников, надеясь, что в Российской Федерации кто-то всерьез этим озабочен.

— Нашли?

Несмотря на то что круг собеседников был достаточно широкий, я таких людей не нашел… Весь октябрь (2013г.) этим занимался. Но не нашел тех, кто поддержал бы не на словах, а на деле. И в начале ноября вернулся именно с таким ощущением: надо что-то предпринимать самим», — делится своими злоключениями об инфантильности московской политической элиты Алексей Чалый.

Далее он подтверждает свои выводы о безразличии России реакцией своего знакомого военного (прим.: ред. — очевидно высокопоставленного военнослужащего ЧФ РФ):

«Я пошел к одному хорошо знакомому военному и спросил: «Неужели никто ни к чему не готовится, хотя в Киеве уже людей убивают?». Мне ответили: «Команд нет, сидим пьем чай». Я махнул рукой, раз никому ничего не нужно, и поехал в Австрию кататься на лыжах»

Вот так, со слов «Прометея революции», оказалось, что в истории «Русской весны» не было ни Путина (до которого он пытался достучаться, но так и не был услышан), ни Народной самообороны, ни Черноморского флота, ни Зеленых человечиков… Был лишь ОН — Алексей Чалый,  студенческий ребенок, который «прожил в Москве восемь месяцев» для того, чтобы отправиться в Севастополь и через несколько десятков лет вернуть город-герой его законному владельцу — России! Это ОН — Штирлиц «Русской весны», пробирающийся через заснеженные вершины Швейцарских Альп к сцене на площади Нахимова, решил судьбу города русских моряков — возглавил восстание русскоязычных рабов на Украине. «Добрые» языки поговариваю, что он так спешил, что лыжи и шапочку снял непосредственно перед восхождением на пьедестал власти (сцену).

Это ОН — Спартак «Русской весны» и 69 спартанцев освободили Севастополь и Крым от рабских оков Украины. Это ОН — Стенька Разин «Русской весны» и кормчий революции, привел восставшие галеры (у русских — ладьи) в Родную гавань.

«Я пришел к выводу», «Я понимал», «Я убеждал», «Я представлял», «Я придумал», «Я вернулся», «Я привык решать задачи»… — и еще более 50 «Я» в одном интервью-воспоминании.

Через все интервью явно прослеживается обида Алексея Михайловича на Москву, на Кремль, на севастопольцев за то, что его недооценили, недопрославляли, недонаградили, недопьедесталили…

Через все интервью прослеживается главная мысль, которую Алексей Чалый пытается донести до серой массы темных (политически безграмотных) пигмеев и зажравшихся московских политиков: «Да… Я такой — Я пуп земли, Я самый российский россиянин, Я самый патриотичный патриот из всех патриотов. Пока вы все там в Москве сопли жевали, Я думал о России, Я думал о Севастополе, Я все годы украинской оккупации думал о русских в Севастополе, Я Штирлиц — гордость русской разведки… Только Я знал, как вернуть Севастополь в Родную гавань. И не было никакой «Русской-Крымской весны», была «Весна Чалого», «Революция Чалого»».

Эта обида читается между строк каждого абзаца объемного рассказа экс-героя.

«… Казалось бы, весь горсовет был пророссийский в Севастополе. Ни одного нейтрального депутата, все принадлежали к какой-то так или иначе российско ориентированной партии. Эти партии и движения дискредитировали себя. Великие геополитические идеи и рассуждения… зачастую превращались в какие-то личные меркантильные интересы конкретных людей, которые использовали свое положение, бесконечные мантры о борьбе за русский мир, за интересы русскоязычного населения… Поэтому я придумал акцию: объединить всех узнаваемых, знаковых людей…», -продолжает Алексей Чалый.

Хотя, справедливости ради, нужно отметить, что под свой героический пьедестал Алексей Михайлович все же поставил пару человек — Бориса Колесникова и Дмитрия Белика. Их роль в истории Чалого конечно незначительная, как говорят в кино — роль второго плана, но то, что сам «народный мэр» упомянул их в своих «мэмуарах» — это дорого стоит.

А остальные? А остальные по мнению Чалого — это бедные, несчастные, сирые и убогие любители Украины и украинского языка.

«У меня всегда вызывали отвращение люди, пытавшиеся тут же подстроиться, — как местные чиновники, которые шли изучать украинский язык. Бедные-несчастные, сирые-убогие, выросли в Севастополе, не знают украинского языка, надо же вписываться в элиту, поэтому пойдем и выучим», — брезгливо констатировал Чалый.

Тем не менее, несмотря на глубину отвращения к сирым-убогим флюгерам, именно в команде Чалого наблюдается большое скопление таких людей. Именно с ними Чалый ведет переговоры и заключает тайные союзы. Именно их Чалый кормит с ложечки. А знаете почему? Да потому, что они ручные, за тарелку супа готовы вылезать ноги и другие части тела своего кормильца.

Как любят выражаться на страницах главного идеологического рупора Чалого — Форпосте — Факты в студию!

ФАКТЫ:

Иван Комелов — соратник Алексея Чалого — скандально известный политический флюгер — глава штаба севастопольского представительства партии «Фронт перемен» кровавого украинского Премьера и боевика-бандеровца, убивавшего в Чечне русских солдат, Арсения Яценюка. Настоящий борец за Евроинтеграцию — европеизацию Севастополя. Далее — партии «Украинский выбор», «Удар», «Родина», активист Самообороны Севастополя, «личный кассир»  Владимира Жириновского и личный «пес» главного героя «Русской весны» по вопросам организации Майданов. Более подробно

Сергей Градировский — в 90-х главный редактор Крымского журнала, который находился под крышей Башмаков и выполнял информационные политические заказы бандитов по устранению неуправляемых политиков (формировал компромматы), пиарщик того же Арсения Яценюка и один из руководителей его избирательного штаба, пиарщик Алексея Чалого. Более подробно

Вячеслав Аксенов — руководитель банка «Морской». В начале 90-х банк «Морской» был организован для накопления и управления бандитским общаком. Первоначально офис банка находился в Доме Москвы. Друг самого коррумпированного мэра Севастополя — Сергея Куницына. Именно через банк Морской Сергей Куницын прокручивал финансовые аферы.

Перед тем, как занять должность руководителя банка «Морской» был одним из управляющих банка «Таврида» — который украл миллионы гривен у простых вкладчиков (севастопольцев) и объявил себя банкротом. Кстати, «Таврида» — «Таврида электрик» — совпадение или все же здесь есть какая-то связь?

Сергей Кажанов — информационны рупор Чалого. Бывший украинский милиционер, который вылетел со службы по подозрению в коррупции (подделка криминалистических экспертиз по уголовным делам) — делу не стали придавать огласку, просто тихо уволили. Позже перешел на службу Чалому и открыл сайт Форпост. В украинские времена Форпост жил за счет денег Чалого, но не чурался обслуживать и украинских чиновников (размещать пиар-статьи, организовывать группы троллей для формирования положительного имиджа чиновника и уничтожения его оппонентов). Если в отношениях с чиновником случались разногласия (Кажанов любил необоснованно повышать ставку за свои услуги), то он (Кажанов) в отместку сливал всю сеть троллей чиновника в СБУ. Так в свое время он слил украинским спецслужбам троллей, им же организованных и работавших Яцубу и Белика. За свою работу троллей на аппарат СГГА, Горсовета и отдельных олигархов также получал денежки — черным налом. Подробно здесь

Олег Николаев — соратник и кошелек Чалого. В украинский Севастополь сбежал от российского правосудия. Всем известна его громкая история о махинациях банка Советский, которой даже заинтересовались в ФБР — США. Подробнее здесь

И это только часть команды Чалого, его преданных соратников. Список же «сирых и убогих» соратников «революционера» на столько широк, что вместится в несколько объемных томов энциклопедии политических жуликов Севастополя. И это даже без учета соратников Чалого, проживающих, делающих бизнес в Украине и финансирующих убийство людей на Донбассе через налоги и благотворительную помощь на поддержку АТО.

Однако, в объемных мемуарах Чалого и его персонификации, как единственного героя «Русской весны» есть и небольшое отступление, на которое стоит обратить внимание. Со слов самого Чалого в период севастопольского народного восстания он активно сотрудничал с украино-бандеровской властью. И не известно чем бы закончилось это сотрудничество если бы не Владимир Путин и «зеленые человечики». Как сам проговорился «народный мэр» он и не думал о возвращении Севастополя и Крыма в Россию. Общаясь с украинскими чиновниками он заверял их, что Севастополь работает в украинском правовом поле, что не является сепаратистом и не собирается уводить город в другое государство… В прочем, как говорится — на закуску… и пусть каждый сам рассудит…

«Во многом в силу той позиции, которую я занял — рассказывает Алексей Чалый. — мы не говорим о сепаратизме, мы не говорим об уходе в другое государство, мы говорим о том, что признаем легальную Конституцию и считаем нелегитимными те изменения, которые произошли в Киеве. Нам продолжали идти платежи с Украины, финансовый обмен не прекращался до начала марта. Мы платили налоги, они нам платили то, что положено…

Со мной ведь переговорили все украинские политики, пришедшие тогда к власти, я никого не послал на фиг. Никому не дал повода думать, что я радикал, я дал повод думать, что я, может быть, какой-то сумасшедший пророссийский, с которым в принципе можно договориться…»

Всегда ваш Феликс Краев